Клавиша с затёртой буквой (2)

Начало здесь https://golos.blog/ru--mysli/@nkl/klavisha-s-zatyortoi-bukvoi
9157.jpeg

ЙОКОГАМА

Надежда – классическая женщина для брака: простая, надёжная, эффективная, как автомат Калашникова. В старину б сказали - хозяйственная лошадь: на такой и пахать, и сеять, и на ярмарку, и на войну. Но многие ли из вас сегодня живьём видели лошадь? Если не в цирке и по телеканалу «Дискавери». Да и ровнять женщину с домашней скотиной не в духе феминизма, пусть оно так и есть. То-ли дело «калаш» - тут спец каждый первый: пару обойм отстрелял в Max Payne или Counter-Strike , или любимице школьников GTA (где он почему то зовётся «Assault Rifle» («Штурмовая винтовка»)) , не говоря уж о хрестоматийных GoldenEye 007 и Call Of Duty (можете подержать в руках даже золотой, как у Саддама Хусейна) – вот и спец. «Калашников», это нынче обыденно, нейтрально, по свойски. И танком если давить – не сломается, и в грязь уронить – из грязи выстрелит. Не закапризничает, не даст осечку в критический момент.
Одно слово – Надежда. Ладная, сделанная с умом машина.
Надежда ладна и с умом.

Закончила Хабаровский Институт Народного Хозяйства с красным дипломом по специальности «экономист». Разумеется ни дня экономистом не работала. Преподавал в музыкальной школе фортепиано и на полставки подрабатывала манекенщицей в Доме Моделей. В СССР эта профессия называлось «рабочий-демонстратор одежды». Ну не крестьянин же. И не инженер. А четвертых вариантов в тогдашнем табеле о рангах не существовало: либо ты рабочий, либо крестьянин, либо «прослойка интеллигенции». Либо тунеядец. Быть тунеядцем Надежда вовсе не желала. Даже при том что с её внешностью – почему б и нет. С её внешностью – либо на подиум, либо в тунеядцы. Ну а правильней: начать с первого, что б уверено попасть во вторые.
Шучу, конечно. Праздность экс-моделей – дешёвая сказка. Никакой там праздности в помине нет. Тем более в СССР, где даже у «советской Софи Лорен» Регины Збарской была зарплата 76 рублей в месяц. Едва хватило что бы дотянуть до финальной точки и покончить жизнь самоубийством.
А ещё Надежде нравилось учить языки. Справедливости ради, в те времена иностранная литература продавалась вполне свободно в обычных магазинах. А в необычных, вроде сети «Глобус» - так и вообще на любой вкус-язык. Идеологически выверенная конечно, процеженная чайным ситечком цензуры, но если классика – то вполне доступно. А Надежда без ума от Байорона ещё в школе. Ну и какие-то следы японской письменности на Сахалине оставались, наверное тоже будоражили её любопытство. Ёдзаэмон Мацуо декламировала на студенческих вечерах.
Кто её понимал? Непонятно.

«Вишни у водопада...
Тому, кто доброе любит вино,
Снесу я в подарок ветку.»

Вот так, между Байроном и Басё прошла юность, а затем увлечение постепенно стало превращаться в профессию. В первую свою зарубежную поездку она отправилась уж не учительницей музыки и даже не манекенщицей, а гидом-переводчиком с группой ответственных (и не очень) товарищей из местного горкома КПСС. Надежду заметили. Оценили все её достоинства внимательным партийным взглядом. Сопоставили с анкетой (папа - секретарь парторганизации крупного на Сахалине рыбопромыслового предприятий, мама - майор юстиции). И вскоре «доверили».
Тоже вот специальный глагол тех времён: о-о-х как много в нём было смыслов. И не надо спрашивать – что ей доверили и насколько. Кто не в курсе –уточняю: доверие не имеет предмета и срока. Это самодостаточная сущность, обособленная сама в себе. Если партия человеку в какой то момент доверила – будьте спокойны: любое дело решено - построена новая птицефабрика или детсад, открыта новая научная теория или месторождение нефти или неизведанные земли нанесены на карту… Все это вполне может делать один и тот же человек, получивший «доверие товарищей»
Надежда его получила.
…Только партию это уже не спасло – в дверь постучали 90-е.

90-е… Да.. Начало. Что бы там ни говорили, осень советской эпохи была полна своего увядающего очарования. А иные плоды – очень спелы и сытны, для тех кто знал в них толк. Одним из таких спелых плодов стала доступность заграницы, возможность поехать в любую страну, и посмотреть мир полный жизни и благ, … поменяв рубли на валюту ещё по курсу 63 копейки за 1 доллар.
Не всем, конечно. А только тем, кому «доверили».
На Дальнем востоке эти поездки назывались круизы: красивый белый пароход отправлялся из Владивостока в порты Японии или Кореи. Всего 2-3 дня. Но это уже другой мир.
Вот в одном из таких круизов, где Надежды была гидом тур -группы, она и познакомилась с Андреем. И как легко представить в таких случаях – море, круизный лайнер, три беспечных дня в полной нескончаемых праздников стране – два молодых, не познавших нелепостей жизни сердца… Ну, вы уже догадались или мне даже это вам объяснять?

Ладно. Тогда вот ещё вам подсказка.
Андрей, как я уже говорил, был везунчик.
Ну, да. Ещё конечно спортсмен - КМС по биатлону (он и Надежду потом к лыжной стрельбе приобщил). Крепкий, высокий с фигурой гимнаста. Всегда в безупречном костюме, наглаженном, хоть стрелками хлеб разрезай.
Но мало вокруг что ли спортсменов?
И уж тем более - франтоватых хлыщей.
Надежда, скорее всего, как я думаю, по началу его сторонилась. Ну разве что краешком глаза…
И вот, в первый день по приходу в Йокогаму, в первый же день (!), когда с момента швартовки не прошло трёх часов, когда основная масса руссо-туристо ошалело, словно контуженные, привыкали к яркости красок и многообразию жратвы, а Надежда разрывалась меж тур-агентством, консулом и карантинными службами порта, в самый пик беготни её вызывает на мостик грузовой помощник их круизного лайнера и просит подсобить с переводом по русски-японски дюжину бланков. Сам он тем временим следит за погрузкой на палубу бело-серебристого Nissan Bluebird , хозяин которого на берегу с энергичными рукопожатиями и братскими объятиями расстаётся с каким-то японцем.
Хозяин – это и был Андрей.
А японец – предыдущий владелец машины. Он жмёт руку Андрею, энергично трясёт, отходит, машет, возвращается, снова жмёт руку, снова отходит и машет. Наконец «суровое мужское прощание» завершилось. Японец садится в точно такой же Ниссан и уезжает с причала. Андрей взбегает по трапу на борт, затем на мостик, что бы взять свои бумажки на эту машину.
Надежда протягивает ему бланки и любопытство пересиливает её осторожность (воспитанную мамой - майором юстиции):
-Удачное приобретение? Поздравляю. Интересно – за сколько купили?
-Я её выменял.
-Да? На что же, интересно?
-На кроличью шапку. Вы, кстати, не знаете, где тут по дешёвке приобрести спортивную шапочку. Холодно, блин…Мне в этот раз выдали совсем мало йен, а ещё друзьям сувениров обещал. Мой бюджет сейчас весьма ограничен.
-Да-а-а..? - Надежда не сдержала усмешку., - Я за всю жизнь столько не заработаю, сколько стоит ваша машина, а вам на вязаную шапочку денег не достаёт ? Хи-хи..
-Вы? - Андрей впервые за весь разговор перевёл взгляд с бумаги на девушку… и взгляд этот задержался чуть дольше обычного. – Вы и не должны зарабатывать, - а затем подхватив насмешливый тон собеседницы, - Вы должны тратить. Тратить, тратить и тратить... Такие красивые женщины...
-.. Девушки…
-… Простите …, такие красивые девушки должны тратить деньги в больших количествах. Это ваш гражданский долг.
Андрей побежал обратно вниз по трапу, а Надежда всё ещё слушала его баритон. Не слова, а сам голос.
Потом она встрепенулась и крикнула след:
-Аоба!!
-Что?
-Аоба! Я знаю магазинчик спортивных товаров в Аоба. Могу вас провести, подберете шапочку.
-О! Спасибо! Я ваш должник!

Что бы вам легче было понять существо диалога, попробую разъяснить на пальцах с картинками.
Итак детки, внимание на экран.
Имеем уравнение, где с одной стороны, относительно новая (по тому времени не старше трёх лет) и весьма дорогая машина: Nissan Bluebird 1988 года в базовой комплектации стоил US$14 000, что в переводе на советские рубли по официальному курсу было сопоставимо с ценой новой «Волги». Такие деньги учительница музыки, даже подрабатывающая фотомоделью, с зарплатой в общей сложности 100 рублей в месяц сможет скопить не раньше чем через 11 лет. А на самом деле не сможет, потому что «скопить» - означает не есть и не пить, всё только «складывать». Одиннадцать лет человек без еды не проживёт.
С другой – мы имеем мужскую кроличью шапку-ушанку средних размеров из меха, которым ценным нигде не считается, да и недолговечен от слова совсем. Я уже и не помню точно - сколько те шапки стоили, но 10-15 рублей им была красная цена. Просто рублей. Не тысяч! И уж точно не «Волга».
В общем, по здравому разумению не должно быть тут равенства.
А оно – есть. Андрей его сделал, легко и непринуждённо.
В истории случаются разные сделки.
Говорят, что землю под город Чикаго колонисты выкупили у индейцев за бочку «огненной воды».
А Аляску продала американцам Россия за сумму, которую стоил один фешенебельный особняк в центре Нью-Йорка.
Если рассматривать лишь безупречно законные сделки, то ни иначе как редким везением, харизматичной удачей их не объяснить.
Вот и Андрей был везунчик. А удача – сильнейший афродизиак.

«Ну, всё Надька! Пропала деваха!», - философски заключила про себя Надежда. «Усы, брови, чёрные волосы… пиджак с карманАми… Втюрилась..»

Три дня в Йокогаме пролетели как три мгновения, или три вечности, или три вдоха, когда набираешь разом полную грудь, а вместо того чтобы сделать выдох, вдыхаешь ещё и ещё…
Перед отходом во Владивосток на палубу лайнера погрузили второй «Блюбёрд», с перламутровой бирюзово-голубой расцветкой (эти машины –двухцветные).
Его Андрей выменял у того же японца на вязаную шапочку, что они с Надеждой купли накануне в магазинчике, за углом. Написал фломастером поверх белой шерсти «Грбачов / Перестройка».
Японец и фломастер забрал.

Через несколько лет я встретился с одним автодилером, хорошо знавшем того японца. Он рассказал, что после отплытия русских, тот устроил Закрытую СпецРаспродажу только для избранных по подписке – загнал на ней обе шапки и фломастер по умопомрачительным ценам якобы на цели благотворительности - Хиросима, «жертвы атомной бомбардировки» и всё такое. Отбил бабки за обе машины и сверху ещё что-то собрал.
Тоже «везунчик», наверное. Они ж как магнитом друг к другу, везунчики...
А может, он был членом местного криминала, и сливал заграницу машины, в багажниках которых якудзу трупы возили. Почему бы и нет… как вариант.

e8ce.jpg
ЛОНДОН

Андрей и Надежда были красивой парой. По другому и быть не могло. Изысканный стиль во всём - в одежде, в манерах. На них всегда оборачивались. Им завидовали. В любом круге они желанные гости. И не только за изящную внешность. При них и вправду всё становилось светлее, теплее. Живее в любом разговоре, вкусней за любым столом. Они дополняли друг друга, играя и даже молча. Просто сев рядом. Такое Целое и Красивое Счастье. Не каждому дано.
Даже в зале суда, где слушался их бракоразводный процесс, они были куда цельнее всех прочих, образец этикета и такта, две прекрасные половины одного прекрасного целого… разрываемого навсегда.

Но это потом. А в тот год, как-только они поженились, от завода Андрею сразу же дали квартиру, в старом, ещё дореволюционной постройки доходном доме, отремонтированном под ведомственное жилье. Дом этот на заводском жаргоне звался «Лондон», за странности архитектуры мансарды и печных труб, напоминавший дома викторианской Англии.
Квартира была уютная и тёплая – одна комнаты-спальня, прихожая, ванная и просторная кухня.
Кто из нас о такой не мечтал? И до работы два шага – дом через дорогу от Заводоуправления. На обед домой вдвое ближе чем до столовой.

Андрей в нашем КБ сидел на группе ТНП.
Упс-с-с.. Прочитал фразу и самому смешно стало. Время-время, как оно смысл слов выворачивает.
Нет, ТНП – это не травка и не таблетки.
А «группа» - это не «анонимные алкоголики», так же как КБ – не «больница»..
Уф-ф-ф-ф…
Ну что, каждое слово теперь разъяснять?
Ладно… начну заново.
В Конструкторском Бюро нашего завода Андрей сидел на группе Товаров Народного Потребления.
Опять нифига не понятно? И за что он «сидел»?
Инопланетный язык , да?
Нет. Русский , в советской транскрипции. В СССР «сидеть» не всегда означало отбывать срок за преступление в местах лишения свободы.
Был и в торой смысл : «руководить».
«Товарищ Славский сидел на среднем машиностроении» – это значит Ефим Павлович Славский с 1957 по 1986 (т.е. почти 30 лет) занимал пост министра среднего машиностроения СССР.
Ну сре-е-е-еднего такого… Кому любопытно – Википедия вам в помощь.
А товарищ Проценко сидел на Пензенском Приборо-Строительном заводе. Прибирал и строил. Строил и прибирал. И так все 34 года, пока занимал должность директора.
Это называлось «сидеть».
И вот на каждом таком предприятии, помимо выпуска основной продукции, назначение коей мало кому сейчас интересно, по доброй традиции тех времён полагалась производить и что-то ещё, что могло быть полезно хозяйке в нехитром советском быту. Ложки-кастрюльки из алюминия, если завод выпускал самолёты, садовые тачки – если с конвейера танки сходили, швейные машинки – если на основном складе ждали заказчика артиллерийские орудия и миномёты… Все эти кастрюльки и тачки и ложки объединяло три буквы - но не те, что вы сразу подумали, а ТНП – «товар народного потребления». Танки и самолёты – тоже предназначались народу. Но другому, что по ту сторону Железного Занавеса. Им предстояло оценить их функциональность и дизайн,… прежде чем умереть от восторга в тротиловом эквиваленте. А народу который по эту – тоже есть надо было с чего-то. Не с рук же. Вот вам кастрюли, вот ложки… всё как у хороших хозяев, всё для людей.
Наш ТНП – игрушки и головоломки – такие штуки, которые надо было складывать, как в кино Штирлиц из спичек, но в более продвинутой версии. На сообразительность. Это примерно соответствовало профилю нашей основной продукции, той что для других народов, на другой стороне…
Ну и для ассортимента прочие полезные в обиходе вещи: кухонная утварь, крючки для полотенец. Собственно вот эти крючки и покрыли Андрея неувядающей славой героя, открыв новую страницу его земного бытия. Поскольку как я уже выше сказал, Андрей руководил группой инженеров-конструкторов, разрабатывавших вот эти самые «крючки».

А случилось это так.

Каждый новый вид изделий нам утверждала коллегия министерства. И неважно что- то была за фигня: безобидная мирная или не очень. Только министр отмашку давал. Вот в такой, блядь, стране мы родились: на каждую пуговицу личная подпись министра.
Само собой, прежде чем попасть министру на стол, «объект» проходил многочисленные согласования, проверки, экспертизы. И на коллегии всё это тоже докладывалось. Сидевшие в зале задавали вопросы. Могли и «зарубить».
Выступал обычно разработчик «объекта».
Тот еще квест. И вспотеешь сто раз и поседеешь в итоге.
И вот настала очередь этих крючков для полотенец. Их было два – комплект: один подлине, другой покороче. Тот что длинный – крокодил Гена, ему полотенце должны были вешать на нос. Большие. А маленькие – на другой крючок, с Чебурашкой. Но у Чебурашки отродясь носик маленький. Ручки-ножки тоже. На уши вешать бельё неудобно. Так что пришлось сделать этому любимому всеми детьми киногерою вполне себе такой функциональный штырь снизу брюшка, между ног.
И вот на столе министра пузами к верху, лежат пластмассовые крокодил Гена и Чебурашка с «штырьком». Заслушивается 14-й вопрос повестки Коллегии «Об утверждении и постановке в производственный план изделия из группы товаров народного потребления «Крючок бельевой – комплект, 2 штуки, «Любимые герои мультфильмов»».
Андрей начинает, регламент 3 минуты, доклад – две страницы, которые положено заучивать наизусть и читать бодро глядя в глаза председательствующему.
-Это что- хуй что ли? Гы-гы.., - смешливый толстяк, директор главка, стучит карандашом по «штырьку», и весело озираясь толкает соседа плечом.
Андрей, без всякой паузы, сообщает, что «штырёк», есть ни что иное, как «агрегат номер 4, изготовленный из стали народно-хозяйственных марок, с хромовым покрытием, в соответствии с требование ГОСТ-а (номер, дата).» и продолжает дальше доклад.
-Да это - хуй!, - толстячок снова карандашом по штырьку.
Министр хмурится:
-Товарищи! Товарищи!.. Соблюдайте регламент, у всех будет время высказаться! А вы, товарищ инженер, действительно э-э-э поясните товарищам, почему у Чебурашки э-э-э..это.
-Товарищ министр. «Это» у Чебурашки, не просто крючок. Мы, получаем существенную экономию материальных ресурсов, проводя воспитательную работу среди подрастающее поколения, нацеленную на соблюдение личной гигиены и здорового морального облика.
-Насколько здорового? , - не унимается толстяк, прикладывая карандаш к штырьку, что бы примерить.
Но Андрей непрошибаем:
-Действующий государственный стандарт СССР регламентирует размеры бельевого крючка по длине 75 миллиметров, с допуском плюс / минус 3 миллиметрам и по толщине 5 миллиметров с допуском плюс 1,5 миллиметра. В данном изделии все размеры выдержаны.
-У меня толще,- расцветает ехидством толстячок, сыто хлопая себя по животу.
-А ты его сам давно последний раз видел? - неожиданно вступает в диалог министр, - свой «крючок»? У тебя ж зеркальная болезнь… Так товарищи. Голосуем- за …, против…, вопрос принят, Что там у нас дальше по повестке.

После коллегии министр поманил пальцем нашего директора:
-Георгич…Я про мальца твоего, этого... ну, «Чебурашка крючком», который. Инженер из него конечно, как из говна пуля, но сила воли есть. Ты его выдвигай давай. Доверь ему самостоятельный участок работы...Пусть поруководит, понюхает пороху, и к нам... Сейчас время видишь какое. Молодёжь надо растить, Георгич. Молодёжь. Опаздываем мы, отстаём…

О своём повышении Андрей узнал сразу, как только вернулся из Москвы. Прибавка к зарплате была очень вовремя – Надежда ходила уже на пятом месяце.


Продолжение следует
https://golos.blog/ru--mysli/@nkl/klavisha-s-zatyortoi-bukvoi-3


Использованы иллюстрации:
https://pngtree.com/free-backgrounds-photos/piano

мыслимысли
35
45.396 GOLOS
0
В избранное
nkl
На Golos с 2017 M10
35
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (23)
Сортировать по:
Сначала старые