Просьба

Просьба
Благодарю вас, что читая,
Хоть без того и много дел,
Нашли ведь время, отдавая
Его письму, как я посмел!
У вас и точно – книги, книги
На ужин, завтрак и обед…
Но маловато в них интриги,
Быть может кофе, да омлет?
Всего ведь сразу не успеешь,
А если так, то мало спишь,
А если мало спишь – худеешь,
А значит, чуточку троишь…
Письмо моё, вернее – просьба,
Из глубины моей души,
У вас уже, осталось только
Начать её…
(пчеле)
И не жужжи…


Когда великий наш Онегин
В балы шикарные нырял,
Тогда и Пушкин – белый гений
Нас рифмой строгой вдохновлял;
Но вот прошла пора златая…
Погиб Онегин молодой,
За ним и Пушкин, угасая
Ушёл на царственный покой…
Оставив сильные позывы
К любви России золотой,
Дав веру нам, пока мы живы,
Сильнее нет страны иной!
Онегин, Ленский и Людмила
И днесь встречаются вкруг нас,
Вот отжила слегка, ожила
Река сюжета без прикрас…
Но, чтобы просьбы суть осталась,
К Онегину я поспешу!
Роман в стихах, – какая сладость,
Величием сим дорожу!
Какая рифмы чудной милость!
Какая строгость естества!
Сюжета правильного живость
И звуки, звуки волшебства!
Как Пушкин мучился и бился,
Когда спокойствие храня,
Он ямбом только обходился,
Своё творение любя!
Так я, спокойствие хранящий,
Задавшись целью и мечтой,
Как поезд, но, увы, пыхтящий,
К развязке гнал, под той звездой!
И мне знакомо муз движенье
И грациозность тишины,
И быстротечное стремленье
Закончить всё до темноты…
Часа четыре в день и хватит, -
Так начинал я свой роман…
И жил мечтою, что «прокатит»
В издательстве, под барабан;
Но, к сожаленью, тщетно билось
Сердце поэта вдалеке…
Скажите, мне друзья, на милость,
Правдиво как бы, налегке:
Куда роман в стихах отправить?
Комедию, семь тысяч строк?
Его не смею боле править,
Итак, над ним я трижды взмок;
То есть мой роман в стихах проверен,
В нём рифма строгая плывёт,
Сюжет комедии отмерен.
Я знал герой куда идёт.
Он создан так, что каждый третий,
А может даже и второй,
Поймёт его, ведь он без дебрей,
Что плохо им и нам с тобой.
В комедии и шум и пляски,
Убийства тоненькая нить,
Фантастики и правды связки;
Герои же спешат смешить!
Идея длинного романа –
Своих, хотя бы, возлюбить,
То есть, без корысти, без обмана
В глаза им правду говорить!
Но, чу, роман уже отправлен
И вам и тем, да и туда…
Лишь не пойму: он, чем отравлен,
Что нет ответа никогда?
Если нечаянно проспали,
Что в суете всегда легко,
Вы бы тогда мне написали.
Я вам отправил бы его.
Роман в стихах – большая сила!
Неизгладим роман в стихах!
Не заменит его текила
И выяснение впотьмах…
Когда в романе сердце бьётся,
Как бьётся рифма на конце!
Читатель плачет и смеётся,
Ведь он в игре, при бубенце!
До Пушкина, Шекспир – великий,
Неизгладимою строкой,
Во здравии, а то безликий,
Но окунал нас в мир иной;
А где, друзья, сегодня пьесы?
Или, скажите мне, роман?
Голос справа
У нас другие интересы!
Мы книге предпочли стакан!
В том смысле, что стакан милее
Убойных чёрных строк листа.
На тот стакан нам бы скорее
И пива, можно и фиста!*


Так в «Укрощение строптивой», -
Комедии Шекспира, да,
Когда пьянчуге дали пиво,
Всё лучшее да со двора!
Заставили беднягу верить,
Что он не пьянь, а точно – принц.
Не уставал пьянчуга бредить,
Когда его спешат заверить:
Ты спал-де прошлую всю жизнь…


Но вы читали эту пьесу,
Как и другие, и, вотще,
Приятно мне, что вы на свете,
Живёте, хоть в худом плаще;
За книги мало, верно, платят,
Угас, покамест, интерес,
Ещё в крови Европы платье,
Россию же храни Зевес!
На западе всегда страдали
Заслуженно, да наперёд;
Интриги их мы разгадали,
Теперь бояться - их черёд!
И, кстати, как бы между строчек,
Хотел бы я у вас спросить:
Где смелости стихов кусочек
От тех, кто хочет в Мире жить?
То есть современные поэты,
Когда кругом война и кровь,
Куда-то сгинули в каретах,
Повесив нос, а также бровь,
А им, друзья, судите сами,
Повсюду, где свобода есть,
О мире, о добре, устами,
Всех призывать вчера и днесь!
Но нет, и, верно, им не надо,
Кроме железа и бумаг,
Кроме забвения прохлады
И порции двойной бигмаг.
Один лишь выступил с отвагой,
Призвав остановить войну,
Потея быстро над бумагой,
Бесплатно, мудро, по добру.
Он родом из деревни будет,
Но вырос в городе он Ч,
Тоску зелёную не любит,
Но весь романтик при свече.
Антон, зовут его девчата,
Есенин, так зовут друзья,
В селе садится его хата,
Не знает: что же есть семья?
Фамилия же – Тихомиров,
Спокойный парень, до поры…
И свой «Наказ» сей стих, без срывов,
Он на Ю-тубе дал горы!
Оставим парня молодого,
А то письмо моё итак,
Как путь туриста, да хромого
Уж длится долго, как никак…
И потому, в развязке текста,
Достаточно семи страниц,
Не строя Питерского кекса,
Я буду, прост, как чернь зениц,
И Вас, благодаря, при чае,
Ещё раз чисто попрошу:
Куда ещё пьесу отправить?
Ответом Вашим дорожу.

новоесвоётворчестводлявас
25%
0
3
0 GOLOS
0
В избранное
anto
На Golos с 2017 M06
3
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (0)
Сортировать по:
Сначала старые