Как стать мультитриллионером. Гиперинфляция в Веймарской Германии

                                                                 Триллион марок 

В 1923 году денежной единицей в Германии, которая тогда называлась Веймарской республикой, была бумажная марка (papiermark нем.). В начале 1922-го года один доллар США стоил приблизительно 200 марок. К ноябрю 1923-го его стоимость возросла до 4,2 триллиона марок. Другими словами, если у кого-то в 1923-м в Германии был всего один доллар США, то он являлся мультитриллионером.

Такое явление прежде не имело прецедента в экономической истории народов. Как возник такой абсурдный обменный курс? О том, что привело в движение колеса гиперинфляции и девальвации в послевоенной Германии эксперты ведут дебаты до сих пор, но несомненно процесс начался почти десятилетием ранее - перед началом Первой мировой войны.

В 1914 году немецкое правительство решило отменить золотой стандарт марки- конвертируемость бумажных денег в золото. К тому же правительство не хотело принимать высокие ставки налогов для населения и для своих непомерных военных затрат заимствовало деньги в огромных количествах. Это был большой риск, который мог закончиться успехом только в единственном случае: Германия должна была выиграть войну.

Правительство Германии предполагало, что победа в войне решит все. Аннексия других европейских стран и их экономических систем и активов должна была компенсировать все экономические риски такой опасной стратегии. Но, к несчастью для Германии, план имел неприятные последствия. Она проиграла войну, и уже к 1918 немецкая марка почти наполовину сократилась в стоимости, а Германия накопила колоссальные международные долги.

   

     Гиперинфляция в Германии: буханка хлеба стоимостью 1 триллион марок 

Оказавшись проигравшей стороной, Германия по Версальскому мирному договору 1919 года вместо контрибуции, которую она надеялась получить в случае победы, должна была выплатить огромную репарацию странам Антанты. Репарация, которая была наложена на Германию после Первой мировой войны, предусматривала выплату денежных средств, эквивалентных 100 тысячам тонн золота. Страна была разрушена, охвачена экономическим кризисом, естественно у Германии не было никаких возможностей возместить ущерб в полной мере. 

Правительство приобретало иностранную валюту по любой цене лишь бы выполнить финансовые обязательства, а также приняло решение выпускать как можно больше банкнот, которые фактически ничем не были подкреплены. Марка постепенно обесценивалась. Всё это привело к инфляции. Инфляция скоро переросла в гиперинфляцию, достигая трех миллионов процентов в месяц. 

В начале 1923 года Германия не внесла средства в счет погашения суммы репараций за год. В ответ на невыполнение сроков выплаты Франция и Бельгия взяли под свой контроль промышленный центр страны-Рурскую долину. Это еще больше ухудшило бедственную ситуацию. Немецкое правительство призвало рабочих Рура к забастовке, обещая, что в этой ситуации они продолжат получать заработную плату от государства. Протесты и кампания пассивного сопротивления привели к остановке промышленности в Руре, подрывая немецкую экономику еще больше, а оккупация Рура зажгла новый международный кризис.

                                     Воздушный змей, сделанный из банкнот

Некоторые союзники считали оккупацию Рура чересчур жестким шагом. В результате накалились отношения между французами, у которых были собственные послевоенные экономические проблемы, и англичанами, которые сочувствовали положению Германии и рассматривали французскую оккупацию как новую империалистическую угрозу. В конце концов, под растущим давлением Соединенных Штатов, была создана международная комиссия, которая выработала репарационный план для Германии. Возглавил комиссию будущий вице-президент США Чарльз Гейтс Дауес. План предусматривал понижение платежей компенсации в два раза. Оккупация Рура была прекращена, что, хоть и на короткий срок, запустило немецкую экономику. За преодоление кризисной ситуации Дауес получил Нобелевскую премию мира 1925 года (вторым победителем был сэр Остин Чемберлен), но в долгосрочной перспективе план Дауеса потерпел неудачу.

Государственные расходы на выплату "заработной платы" забастовщикам в Руре и возмещение убытков от неработающих предприятий привели к тому, что дефицит государственного бюджета вырос почти вдвое. Чтобы заткнуть эту финансовую дыру, приходилось печатать все больше и больше марок, которые продолжали обесцениваться. Существуют данные, что на Рейхсбанк тогда работали 133 типографии и более 30 бумажных фабрик. 

Денег выпускалось огромное количество. В мае 1923 было напечатано 8.6 миллиардов, к ноябрю- 400 квинтиллионов. В конечном счете немецкая марка рухнула окончательно. Поскольку числа на немецких банкнотах взлетели до 50 триллионов, повседневная жизнь для немцев становилась все более невыносимой.

                                                        Когда деньги -мусор

Бумажные деньги стали совершенно бесполезными. Работающие забирали свою заработную плату в сумках и чемоданах, более ценных, чем деньги в них. Банкноты использовались в качестве обоев, ими топили печи. Дети играли со связками наличных на улице, вырезали из банкнот конфетти, делали бумажные цепи и даже бумажных змеев. Владельцы магазинов избегали оплаты национальной валютой и переключались на натуральный обмен, чтобы сохранить ценность своих товаров и услуг. До какой степени выросли розничные цены можно понять на следующем примере: за стоимость одного куриного яйца в 1923 году пятью годами ранее можно было купить 500 миллиардов яиц. 

Официанты в кафе и ресторанах объявляли об изменениях цен в меню каждые 30 минут. Существует одна известная история о посетителе кофейни в Гамбурге, который выпил две чашки кофе, одна из которых стоила 5 тысяч марок, а вторая 9 тысяч. Когда джентльмен выразил сомнения по поводу счета, принесенного официантом, то получил ответ, что он должен был заказать два напитка сразу, потому что пока он пил одну чашку, за это время цена на вторую почти удвоилась.

Выход из кризиса был, наконец, найден зимой 1923 года, когда немецкое правительство ввело новую валюту, рентную марку, поддержанную залоговой стоимостью сельскохозяйственных земель. Новую марку можно было свободно обменять на старую инфляционную марку в соотношении 1 рентная марка к 1 триллиону инфляционных марок. Инфляция была мгновенно остановлена. Денежная реформа возвратила марку к тому же самому обменному курсу, который был перед войной. "Чудо рентной марки”, как это было названо впоследствии, закончило один из самых экстраординарных периодов гиперинфляции в истории.

образованиеисторияpskэкономикаинфляция
25%
0
173
783.073 GOLOS
7
В избранное
Рита Ярцева
На Golos с 2017 M06
173
7

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (6)
Сортировать по:
Сначала старые