Министрши, депутатши и канцлерши: дивный мир европейской политики

28 декабря 2017 года президент Итальянской Республики подписал указ о роспуске Парламента. Технически Италия остается без Палаты депутатов и без Сената до выборов в марте (сакральный месяц какой-то), а это значит, у меня развязаны руки, и я могу рассказать достопочтенному читателю забавный случай с Председателем итальянской Палаты депутатов Лаурой Больдрини.  

(via)

На одном ночном заседании по вопросам экономической стабильности Председатель дала слово депутату С., представлявшему партию ультраправых, конкурирующую с партией Больдрини, и тут же с ним поругалась. Их диалог был примерно таким: 

- Передаю слово депутату С. 

- Благодарю Вас, Председатель 

- Госпожа! 

- Председатель! 

- Нет, я не мужчина, поэтому я "председательша"… 

- Мне без разницы, кто вы, вы занимаете пост председателя, поэтому я обращаюсь к вам "Председатель"… 

- Тогда к вам я буду обращаться не "депутат", а "депутатка"! (via)

Перепалка длилась 5 минут и по итальянской традиции не закончилась ничем. Но разговор этот оставил нас, протокольщиков, в замешательстве: допустим ли в протоколе гендерный вопрос или нам следует защищать нормы национального языка от агрессивного нео-феминизма?  

Эта нездоровая тенденция незаметно проникает и укореняется в современных языках с категорией рода. В итальянской прессе сегодня можно встретить кокофоническое "министрша", "депутатша", "мэрша". У французов, несмотря на жесткую и весьма успешную оборону Академии французского языка, нет-нет да и встречался женский артикль возле слова "кандидат" во время президентской гонки прошлого года. Немцы вообще используют die Bundeskanzlerin (Канцлерша) в отношении Ангелы Меркель, а не нейтральное das Bundeskanzler. Можно сколько угодно говорить о нейтральности и толерантности в ежедневной речи (из последнего шокирующего и абсурдного: МИД Великобритании попросил ООН заменить в документах организации термин "беременные женщины" нейтральным понятием "беременные люди" из уважения к транссексуалам), бороться за лингвистическое равенство полов (американские феминистки предлагали отказаться от унижающего слова "женщина" и заменить его на "vaginal American"/"вагинальный американец"), запрещать устоявшиеся формулировки (объявление-стеб в кабине синхронистов ООН: в связи с легализацией однополых браков в США просим не использовать двусмысленную формулировку "наши уважаемые партнеры"), но верно ли это с точки зрения протокола в отношении званий и должностей?  

Пока Академия делла Круска (регулятор итальянского языка) лояльно закрывает глаза на феминную лингвистику и вакханалию с категорией рода, итальянский протокол отстаивает грамматику и не допускает абсурдных неологизмов в формальном языке. Другими словами, председатель итальянской Палаты депутатов Лаура Больдрини, на наш консервативный взгляд, была совершенно не права, наехав на депутата С. Обращения "министр", "председатель", "депутат", "президент", "канцлер" остаются в мужском роде, даже если перед нами женщина, потому что в формальном мире званий нет места гендерному вопросу. Это официальные статусы, которые представляют страну, а не личность. Для дипломатичности в официальных письмах и приглашениях мы добавляем "госпожа" перед званием, если знаем, что получательницей официальной бумаги является жесткая феминистка, которая будет громко визжать от провокаций. Звание сохраняет за собой мужской род, как это закреплено языковой нормой.  

В России с гендерным вопросом проблем пока нет, хоть какая-то стабильность, и местный протокол не сталкивается с этой абсурдностью, а к Валентине Ивановне Матвиенко обращаются формой "Председатель Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации" без неологизмов от лукавого. (via)

Однако читатель может спросить, а как же мы будем обращаться к супругу президента в случае гипотетической победы кандидата-женщины на предстоящих выборах? 

(via)

В СМИ, как известно, примелькалось американское сочетание "первая леди" в отношении супруги президента, хотя формально правящую пару уместнее называть "президент [страна]+ФИО и его супруга+ФИО". Что же будет с "названием" мужа президента, если не склонять формальное сочетание, а принять во внимание устоявшийся тренд? 

Увы, русскому языку придется вновь заимствовать  подобное обращение из английского – "первый джентльмен". Здесь, кстати, стоит уточнить, что ни "леди и джентльмены", ни "дамы и господа" не являются корректной формой обращения с точки зрения формального русского языка. Это чистые  кальки с английского и французского. Русское "Господа!" обладает внеродовой парадигмой и включает как мужчин, так и женщин. По этой же аналогии во времена Советов мы использовали собирательное "Товарищи!" (удивляюсь, как современный мир не дал Советам премию за гендерную нейтральность?). 

(via)

В классической русской литературе "Дамы и Господа!" встречается только у Толстого и у Куприна, которые имитировали  язык аристократии, любящей кальку, вероятно, от них это сочетание несочетаемого и пошло. Сегодня протокол рекомендует использовать "Дамы и Господа!" в присутствии аудитории с иностранными представителями для корректности синхронного перевода и на случай чувствительности иностранных дам, понимающих по-русски. А вот к группам соотечественников и соотечественниц правильнее будет обращаться грамматически верным собирательным "Господа!". Наш президент, кстати, ловко выкручивается универсальным "Дорогие друзья!".  

Посмотрим, как будут развиваться языковые нормы в будущем, но русскому протоколу, да и обществу в целом я желаю не сталкиваться с абсурдом гендерной корректности.(via)

обществополитикапротоколжизньpsk
25%
1
45
31.398 GOLOS
0
В избранное
protocollatore
о протоколе, церемониале, дипломатии и хлебе насущном
45
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (10)
Сортировать по:
Сначала старые