Фетишизм: Акакий Акакиевич, Эллочка-людоедка и мы с вами

Мы живем в мире вещей, иногда придавая им слишком большое значение. 

Мы думаем, что далеко ушли от первобытных племен, создав гаджеты, посудомоечные машины и компьютеры, но это не так. Многие делают из предметов фетиш - страсть, часто называют «шопоголизмом» или «потребительством», когда желание обладать вещью настолько сильно, что потеря аппетита и сна – меньшее из зол, причиняемые этой напастью.

Некоторые люди сегодня, «когда космические корабли бороздят просторы вселенной», как и наши далекие предки, верят в силу амулетов и оберегов, наделяя их чудодейственной силой. Ну про первобытных людей все понятно – они познавали мир эмпирически, а у нас страсть к подобным фетишам – атавизм.

Фетишизм – откуда ноги растут

Слово fetisch, занесенное гвинейскими мореходами и вошедшее в употребление в Европе со времени 17 - 18 века в форме fetiso и fetisso происходит от португальского слова feitico (чудо), от латинского facticius ( чудодейственный). Этим словом португальцы обозначали идолов у негров Сенегала, сравнивая их весьма удачно с амулетами. 

Позже это слово стало использоваться для обозначения всех обожествляемых в религиях предметов. Ученые считают фетиши самой грубой (простой) фирмой анимизма и культа высших сил.

Люди этой ступени развития представляли себе все предметы материального мира, органические и неорганические, как бы исполненными жизни, аналогичной их собственной. Замечая, что какой-нибудь предмет им особенно полезен или вреден, они верили, что в нем действует великий и могущественный дух или что он вселился туда по их приглашению, и потому воздавали ему должное уважение.

Если же замечали, что фетиш не соответствует возложенным на него надеждам, его заменяли другим, более сильным. Поэтому существует огромное множество примеров, когда некоторые жилища дикарей содержали огромное количество фетишей, собранными ими и их предками, потому что каждый из них выполняет какую-нибудь роль, за что благодарные обладатели воздавали им всякие почести.

Основа фетишизма – наивная вера в чудо и волшебство (дорелигиозное время). Часто фетишами являются не какие-нибудь выдающиеся или уникальные предметы, а самые незначительные вещи: обмотанный пряжей гвоздь, красные перья попугая, горшок с землей с зарытым в него петушиным пером. Такой предмет стоит на видном месте, ему поклоняются и приносят жертвы табаком или молоком (самое ценное!), с ним говорят, как с другом, его ставят, как сторожа на поля, к нему громко взывают в минуты опасности.

Родственным фетишизму является почитание животных и растений, действия которых древний человек приписывал обитающим в них духам. 

Например, у северо-американских индейцев каждый человек получает во сне указание свыше, какой объект должен служить ему всю жизнь фетишем или тотемом, который отныне он не должен ни убивать, ни есть. Позже фетишизм как остаток или возврат к прошлому проник и в христианскую религию.

Оставим на время древних людей с их страхами и предрассудками и перенесемся в более близкое нам время.

Фетишизм в литературе

Классическая русская литература полна сострадания к «униженным и оскорбленным», «бедным людям» и «маленькому человеку», для которого фетишем могла стать просто теплая одежда, как у мелкого забитого чиновника, героя повести Гоголя «Шинель» Акакия Акакиевича Башмачкина. Несчастный пожилой клерк, презираемый окружающими, не имевший никакой радости в жизни, заимел мечту – сшить новую шинель, потому что старая совсем износилась.

Ради этой мечты он голодал, откладывая каждую свободную копейку на вожделенную покупку, как пишет автор: «он не ужинал, а питался духовно, нося в мыслях своих вечную идею будущей шинели. С тех пор как будто существование его сделалось полнее, как будто бы он женился, и в его жизни появился другой человек – подруга жизни, готовая разделить с ним жизненную дорогу, - и подруга эта была…шинель на толстой вате и крепкой подкладке».

И действительно, наличие новой шинели изменило на короткое время жизнь героя, пока ее не украли, и он с горя не умер.

Бальзаковский Гобсек, помешанный на накоплении золотых монет, бережно хранящий их в сундуках, беседующий с ними, как с живыми людьми – тоже пример фетишизма, только другого рода. Не случайно существует поговорка «у богатых жемчуг мелкий, а у бедных – щи пустые», поскольку переживания, испытываемые Гобсеком или Акакием Акакиевичем вполне можно сравнить по силе и страсти.

Не очень богатая, но и не совсем уж бедненькая «людоедка Эллочка», желающая переплюнуть «вандербильдиху» своими нарядами и прикидом, накинувшая на плечи «манто» из «шанхайского барса» или «мексиканского тушкана» тоже заслуженная фетишистка, имя которой, увековеченное Ильфом и Петровым, стало нарицательным.

Полно фетишей можно найти в романтической поэзии – это и увядший цветок, бережно сохраненный в память об ушедшей любви, и платок, потерянный возлюбленной, и старое пожелтевшее письмо.

Джинсы, книги, рок-н-ролл

Помню в школе, когда мы проходили по истории «теорию классового общества» Маркса, термин «кризис перепроизводства» никак не поддавался пониманию. Там, «у них», выливают молоко, вместо того, чтобы отдать голодающим, и выбрасывают другие вполне годные продукты и вещи, потому что, оказывается, произвели больше, чем могут купить люди. Зачем? Было непонятно. 

Что такое перепроизводство до нас, выросших в дефиците и скромности, не доходило. Это их, капиталистические игры, думали мы. Да и какое дело нам до этого. Выучили – сдали – забыли.

Какое «перепроизводство», когда у нас самого обычного не хватало?

Фетиши моего поколения – джинсы, книги, диски рок-музыки 

Все это шло чаще всего вместе, букетом. Джинсы, о культе которых написано много страниц, у нас были практически недоступны. В СССР их не шили, из-за границы почти не возили. Продавались они свободно только в «Березке» за валюту или спекулянтов за бешеные деньги, которые приходилось копить довольно долго, откладывая часть стипендии или тратить заработанное летом в стройотрядах.

Джинсы были символом свободы и рок-музыки, на которой мы были тогда помешаны. Пластинки с записями «Дип Перпл» или «Пинк Флойд» было не достать, а по телевизору в передаче «Музыкальный киоск» про них не рассказывали и музыку не передавали. Купленный за пол зарплаты диск или «пласт» (как их тогда называли меломаны) бережно хранился, ставился на видное место, был предметом гордости и зависти окружающих. 

Новая покупка обычно сопровождалась «сейшеном», сходкой друзей и подруг, где можно было послушать любимую группу не в дерьмовой десятой затертой записи, а в качественном исполнении, с хорошим звуком.

И третий, а может, и первый фетиш, была у нас книга, просто хорошая достойная книга, которую можно было бы читать и перечитывать, поставить на книжную полку у себя дома, поглядывая на нее со счастливой улыбкой. Хорошую книгу нелегко было найти даже где-нибудь в провинции в маленьком сельском магазине – почти как выиграть в лотерею. 

Так я, например, реально выиграла в «Подписных изданиях» собрание сочинений любимого мной Диккенса, и будучи в декрете, наконец-то, прочитала все его известные романы.

Для меня и моих друзей эти три фетиша были главными – ни румынские стенки с чешскими бокалами, ни ковры с телевизорами, не возбуждали так желание и не вызывали такой страсти как эти. За обладание им мы готовы были платить любые деньги, много работать, многим пожертвовать.

Это был фетишизм, связанный, конечно, с дефицитом, который ушел с насыщением рынка. Сегодня можно купить любую книгу без проблем, да и джинсы с музыкой стали вполне доступны, но у современных людей – свои пристрастия и вожделенные вещи.

Шопоголики сегодня

Мир вещей, который за сто лет увеличился многократно, поглощает нас ежедневно и ежеминутно. Хитрая реклама, скидки, акции, маркетинговые находки - ловушки для неустойчивой психики современного человека. 

Ну сколько человеку надо вещей?

А вот, новая модель, которая почти ничем не отличается от предыдущей, но выпущенная в этом году, становится желанной и востребованной.

Это относится к новым гаджетам, за которыми всегда выстраивается очередь из фанатов бренда, к новым коллекциям известных дизайнеров, к новым моделям автомобилей и многому другому. И уже не ситечко для чая жаждет получить современная «эллочка», а дорогую шубку, бриллианты (лучшие друзья девушек) или машину. И также, как когда-то Акакий Акакиевич, она будет мечтать об обновке, представляя, как будет выглядеть в ней, как будут завидовать подруги, и повысится ее статус.

А какой-нибудь миллиардер будет с не меньшей страстью следить за продажами на аукционе «Сотбис», чтобы купить за миллионы долларов картину любимого (или модного) художника, без которой жить не может. Будет представлять ее рядом со своими уже имеющимися приобретениями, видеть во сне, и мечтать.

Мы по-прежнему, как и тысячи лет назад, продолжаем наделять материальные предметы несуществующими чертами, вкладывая в них свои страсть и чувства.

Амулеты сегодня – почему?

А что с амулетами и обрегами, которые и сейчас носят некоторые вполне современные люди? Почему сегодня, когда наука шагнула далеко вперед и многое объяснила, люди до сих пор верят в волшебную силу некоторых предметов, наделяя их, как и их далекие предки, магической силой?

Ничего удивительного в этом нет: понимая и зная многое об окружающем мире, мы не знаем главного – своей судьбы и уготованного нам будущего.

Перекладывая на какой-нибудь браслетик или кулончик «функцию защиты» от невзгод, мы смело идем по жизни, как в свое время и наши далекие предки.

В каждом времени у людей свои фетиши.

Фото автора

До встречи на Голосе! С любовью, ваша @sofya

обществоисторияcaos-legionмыслиpsk
117
138.988 GOLOS
0
В избранное
sofya
Автор-книголюб, по иронии судьбы жизнелюб и путешественник - по странам, литературе, истории, делится наблюдениями без занудства и с юмором
117
0
Комментарии (33)
Сортировать по:
Популярности
Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий
Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.