Одиннадцатая глава к фанфику "Обсидиановое зеркало"

Утро следующего дня выдалось туманным. Я с трудом вылезла из постели и подошла к окну. Туман клубился вокруг деревьев и кустарников, оседая бусинками влаги на золотисто-красном кружеве листвы.

— Надеюсь, туман вскоре развеется, — послышался голос дедушки за моей спиной.

Я обернулась. Старичок стоял в проёме двери и держал в руках какой-то маленький тряпичный мешочек с длинными завязками в виде тонких полосок кожи.

— Как ты сегодня спала? — поинтересовался дедушка.
— Да не особо… — честно призналась я.
Дедушка нахмурился и задумчиво на меня посмотрел.
— Вот, я принёс тебе вот это… — наконец проговорил он, протягивая мне мешочек. — Ты должна носить его, не снимая.
— Что это такое? — спросила я, рассматривая пахнущий мятой мешочек, сделанный из холщовой ткани.
— Это твой оберег от злых духов. Внутри находится мята и листок с молитвой.
— Дедушка, я не думаю, что мне это необходимо… — скептически заметила я, с сомнением рассматривая мешочек.
— Зато это необходимо МНЕ. Надень его и больше не спорь со мной.

Сказано это было твёрдым и беспрекословным тоном и мне ничего не оставалось, как подчиниться. Дедушка дождался, пока я завяжу мешочек на шее и, удовлетворённо кивнув, вышел из моей комнаты. В последнее время озабоченность так и не сходила с его лица. Наш дом по-прежнему был обклеен листками с молитвами, и каждый день старичок окуривал помещение разными благовониями. Я посмотрела на мешочек ещё раз. Сможет ли он защитить меня от видений? Вчерашняя моя галлюцинация была настолько правдоподобной, что на минуту я уже решила, что видела приведение. Но приведений не бывает, а люди, которые их видят, становятся жертвами своего воображения. Возможно, я настолько хочу отыскать Нехелению Роуз, что просто увидела её в окне своей комнаты, а блики Луны на стекле сыграли со мной злую шутку.

Спустя два часа туман действительно рассеялся, но день оставался серым и хмурым, продолжая давить сверху тяжёлым пуховым одеялом. Воздух был пропитан солёной влагой моря и где-то далеко уныло кричали чайки. Эх, в такую погоду никуда бы не выходить, а просто завернуться в плед и засесть с книжкой…
Я рассеяно наблюдала за прохожими в окно такси, которое мне пришлось вызвать, потому что автобус так и не появился в назначенный час, и чувствовала, как на глаза накатывает сонливость. Однако я тут же очнулась от полудрёмы и попросила таксиста притормозить у обочины, когда заметила ссутулившуюся фигуру Ами Мицуно, медленно бредущую по тротуару.

— Ами, привет! — крикнула я, приветливо помахав ей рукой.
От неожиданности девушка вздрогнула, но заметив меня, выдавила из себя улыбку.
— Привет, Рей…
— Ты в колледж? Могу подбросить, — предложила я, кивая в сторону такси.
— Вообще-то я иду навестить Минако. Ей намного лучше, а у меня с утра перерыв…
— Ой, а можно мне с тобой? — неожиданно предложила я. — Я даже могу убрать волосы в хвост, чтобы лишний раз её не расстраивать и не напоминать… ну сама знаешь…

Ами с сомнением посмотрела на меня, но я улыбнулась такой лучезарной и искренней улыбкой, что у неё не было никаких шансов сказать «нет». Мне не терпелось увидеть четвёртого члена Сейлор клуба. К тому же, кто знает, может она окажется поразговорчивее относительно Нехелении Роуз.

— Хорошо, — кивнула Ами. — Думаю, что Минако не будет против… Только давай прогуляемся до её дома пешком. Я и так редко выхожу из дома в последнее время… из-за… загруженности по учёбе. Здесь недалеко…

Я отпустила такси, и мы зашагали по узкой улочке спального района, по которой уже вовсю спешили не проснувшиеся прохожие, направляясь на работу или учёбу. Я вновь взглянула на Ами — выглядела она по-прежнему неважно: прозрачно-бледная, с потухшими глазами удивительной синевы. В целом девушка была симпатичной, если бы не скорбное выражение лица и сутулая спина, которая как будто бы навечно застыла под тяжестью невидимого рюкзака, набитого толстыми и тяжёлыми фолиантами. Медленно бредя по тротуару, Ами молчала, задумавшись о чём-то своем, и я даже не знала о чём с ней можно начать разговор.

— Надеюсь, Минако действительно стало лучше… — бросила я пробный камень.
— Да. Она звонила мне вчера, и я очень захотела её увидеть… — растерянно проговорила Ами, не глядя на меня.

Девушка нервно дёрнула рукой, и рукав её куртки слегка приподнялся, открывая взору ужасный зарубцевавшийся шрам, который тянулся от запястья вдоль предплечья. Ого. Так вот почему она всё время носит кофточки с длинными рукавами, даже когда погода бывает по-летнему жаркой. Почувствовав мой пристальный взгляд, она резко одёрнула рукав своей куртки, скрывая безобразные рубцы.

— Это… — начала я.
— Это ошибки прошлого… — поспешно ответила Ами, ещё больше ссутулившись, напоминая сдувшийся воздушный шарик, из которого неожиданно выпустили весь воздух. — Знаю, что их вид может вызвать отвращение…
— Не придумывай, — возразила я. — В шрамах, конечно, нет ничего красивого, но порой бывают и такие, которые намного опаснее и не видны невооруженным глазом, потому что находятся внутри…
— Эти шрамы и внутри, и снаружи… — тихо ответила Ами. — Ведь я сама это с собой сделала…
— Что?!
— Ну да… — нервно улыбнулась девушка. — Когда-то я не хотела жить, решив, что несчастнее меня на свете нет… а теперь вот, не хочу умирать… забавная штука жизнь…
— А почему ты не хотела жить? — спросила я и тут же упрекнула себя, что влезла в чужое личное пространство. — Извини… если не хочешь об этом говорить, не нужно…
— Ничего… Сейлор-клуб знает, а раз ты одна из нас теперь, то… Это было ещё в школе… я была круглой отличницей, и все учителя прочили мне блестящее будущее… но мои одноклассники считали, что таких как я нужно давить… "Насекомое" — так они меня называли… однажды я не выдержала и порезала запястья. Меня еле спасли тогда… пришлось даже поменять школу…
— А твои подруги? Они знали, что над тобой издеваются?
— Да, — кивнула Ами. — В конце концов, это были МОИ проблемы…
— По-моему поддерживать друг друга в беде и есть проявление настоящей дружбы…
— Они и поддерживали… — покачала головой Ами. — Но, в конце концов, это было не в их власти заставить тридцать человек вести себя по-другому… Я решила это сама… к тому же мои одноклассники были, наверное, в чём-то правы…
— Вот уж глупости! — воскликнула я. — Как можно оправдывать издевательства?!
— Всё, что с нами случается — не случайно… — возразила Ами, уставившись на меня немигающим взглядом, от которого у меня поползли неприятные мурашки. — Тебя бьют, если ты позволяешь другим это делать… тебя считают ничтожеством, если ты на самом деле такая… Отвратительное, скучное, трусливое насекомое… Я оставила эти шрамы на руках, отказавшись от пластической хирургии, для того, чтобы всегда помнить об этом… и никогда не забывать…
— Ами, но это же ненормально… так относиться к себе…
— А что в нашем мире нормально? Я привыкла к такой жизни и ничего от неё уже давно не жду… все эти планы… учёба в Германии… в конце концов, это ничего не изменит… Декорации меняются, а сущность остаётся прежней и с тобой обязательно случится то, чего ты больше всего боишься, и в конечном итоге уничтожит… Вот и сейчас я даже трусливее, чем была тогда, раз… не могу принять неизбежное. Но что делать, даже отвратительные насекомые цепляются за жизнь до последнего… — она умолкла, чтобы перевести дух и успокоиться.

— Я, кстати, так и не поблагодарила тебя за то, что спасла меня в клубе… Хотя, если подумать, не стоило бы тебе этого делать… — вновь заговорила моя подруга, пытаясь улыбнуться.
— Ами…
— Не нужно, — перебила меня она. — Все слова бессмысленны… Говорю, что привыкла и, наверное, давай закончим на этом… к тому же мы уже пришли к дому Минако.

Я подняла голову и увидела, что мы стоим возле двухэтажного домика с небольшим аккуратным палисадником, в котором, несмотря на осень, все ещё цвели розы. Ами прошла в калитку и позвонила в звонок. Дверь открыла низенькая, полноватая женщина с узким разрезом глаз и смуглой кожей, в которой я признала уроженку Филиппин.

— Здравствуй, Би-Сан. Мы пришли навестить Минако, — вежливо поздоровалась Ами с женщиной, которая с недоумением осматривала нас с ног до головы.

— Кто там ещё?! — послышался недовольный капризный голос из глубины дома, отчего в глазах филиппинки отразился страх. Она так и застыла в проёме двери с открытым ртом, жадно хватая воздух.
Я услышала быстрые шаги и через несколько секунд на пороге возникла прекрасная фея с ангельскими чертами лица и длинными золотыми волосами.

— Ами! — просияла блондинка, бросившись на шею к подруге. — А это кто такая? — недоверчиво спросила девушка, поглядывая на меня с явной неприязнью.
— Это Рей. Она теперь состоит в Сейлор Клубе. Мы пришли навестить тебя, — пояснила Ами, обнимая Минако.
Взгляд холодных васильковых глаз за секунду просканировал меня всю от волос до туфель и задержался на моей сумочке.
— Скажите-ка пожалуйста, откуда это у тебя Chanel из курортной серии? — бросила мне блондинка, пожирая глазами мою кожаную стёганную сумочку на цепочке.
— Э-э-э… Купила в Париже, — ответила я, чувствуя неловкость от столь странного приветствия.
— Все так говорят. Фейк поди! — желчно хмыкнула блондинка, не отрывая взгляда от сумочки.
— Все так говорят, кто ни разу не держал в руках оригинал, — парировала я, чувствуя, как во мне начинает подниматься волна неприязни.

Однако мой невозмутимый вид и тон голоса произвёл на девушку впечатление. Она растянула губы в фальшивой улыбке, обнажая мелкие острые зубки, отчего у меня тут же возникла ассоциация с пираньей.

— Ну, что ж, друзья моих друзей — мои друзья! — хлопнула в ладоши блондинка.

Минако ловко высвободилась из объятий Ами и, цепко схватив меня за руку, как будто мы были друзьями, не разлей вода, потащила в дом.

Гостиная произвела на меня впечатление и своим видом напомнила дворцовую залу в миниатюре. Кругом зеркала в золочёных рамах, псевдоантикварная мебель, бесчисленное количество безделушек. Всё это было броским и слишком кричащим, чтобы можно было назвать проявлением хорошего вкуса. Однако Минако в своём чёрном платье вполне гармонично смотрелась на фоне этой нелепой пышности.

— Я подражаю Одри Хепберн из "Завтрака у Тиффани", — с гордостью произнесла блондинка. — Я слышала, что в Нью-Йорке это сейчас очень модно. Старая забытая классика возвращается! Ты, кстати, была в Нью-Йорке? — обратилась она вновь ко мне.
— Всего пару дней, год назад…
— О, круто! И как? Наверное, побывала во всех бутиках? У меня, например, есть две сумки от Donna Karan и ещё маечка от Dolche & Gabanna… — тараторила блондинка и её глаза сверкали, словно два звёздчатых сапфира. — Но вообще Chanel — мой любимый наркотик…

Мы с Ами уселись на небольшой диванчик в викторианском стиле, рассматривая улыбающееся лицо Минако, которое тут же изменилось, едва ли её взгляд скользнул по Би-Сан.

— Чего, блять, застыла?! — рявкнула блондинка. — Неси чай!

Перепуганная филиппинка вздрогнула и поспешила на кухню.

— Вот, дура тупорылая! Вечно всё по два раза повторять приходится! Была бы моя воля — уволила бы её нафиг! Но нет, мамочке, видите ли, жалко её! — продолжила ворчать Минако, нервно дёргая ногой, одетой в бархатную туфельку. — Ну, а теперь я хочу услышать все последние новости, Ами! Всё по-старому? Усаги всё ещё худеет, а Мако снимает стресс известным нам способом?

Голос блондинки прозвучал ехидно и довольная своей остротой, она рассмеялась.

— Не знаю… — пожала плечами Ами. — Сейчас не очень спокойное время… ты же в курсе, что я чуть было не…
— Зато Я знаю! — перебила её Минако. — Вчера вечером Би-Сан ходила в кондитерскую и там она встретила Усаги, покупающую чуть ли не килограмм пирожных! Уверена, что у неё снова булимия!
— Булимия? — удивилась я.
— О, так ты не знаешь?! — воскликнула блондинка, довольная, произведённым на меня эффектом. — Раньше Усаги весила под девяносто килограмм! Я слышала, что ей даже форму на заказ шили. Та ещё туша была! Но ради Мамору, она начала худеть — обезжиренный творог, яблоки, отварная куриная грудка… в общем, у неё пунктик был насчёт еды. Но оно и понятно, если ты ешь как свинья всю жизнь, а потом резко ограничиваешь себя, вот тут крыша и начнёт протекать, что собственно и случилось с нашей "мисс популярность". Её, конечно, лечили, и папочка уйму денег вложил, чтобы она перестала набивать желудок всем подряд, а потом блевать, как заведённая игрушка… Но девочки, это строго между нами… — блондинка наклонилась и зашептала с заговорщическим видом. — Мне кажется, что Усаги втайне от родителей покупает сладости и наедается ими ночью, пока никто не видит, а днём делает вид, что ничего не было. Помяните моё слово, что дело вновь пахнет психиатрической клиникой и…

Однако Минако не удалось закончить свою мысль, потому что в комнату вошла Би-Сан, неся в руках поднос с чашками, чайником и сладостями.

— Не прошло и полгода… — гневно скривилась блондинка, скосившись в сторону домработницы.
— Ну, а как ты себя чувствуешь сейчас, Мина, и когда планируешь вернуться в колледж? — спросила Ами, чтобы отвлечь подругу.
— О, превосходно! Доктор Мидори утверждает, что мне следует больше погрузиться в проблемы детства, причинившие столько боли. Я полностью с ним согласна и считаю, что тот случай, когда мама отказалась мне купить кукольный домик на Рождество, всё-таки имел свои последствия, вызвав у меня галлюцинации.
— Так ты теперь считаешь, что тот случай в ванной… был просто видением? — удивилась Ами.
— Естественно! — хмыкнула блондинка. — Стресс по учёбе и мои «детские проблемы» сделали своё дело. Доктор Мидори считает, что я должна уметь выражать свои желания и стать чуточку эгоистичной, чтобы избавиться от ложного чувства вины, которое я заработала, став жертвой внутренних противоречий.

Глядя на Минако, говорившую красивые фразы из лексикона психолога, я увидела, как она нервно дёргает ногой под столом, а её красота при ближайшем рассмотрении больше не производила ошеломляющего впечатления. Я вдруг заметила, что в худом бледном лице Минако чувствуется нечто алчное. Как будто маленький зубастый хищник смотрел на меня через стол, выбирая место на моем теле, куда бы воткнуть свои острые зубки. Но вместе с этим чувствовался в девушке какой-то затаённый страх, который она не хотела показывать, несмотря на всю свою браваду. Это было видно по тому, как она вздрагивала от любых шорохов и звуков, доносившихся с улицы, панически озираясь по сторонам.
Мы просидели в гостиной Минако ещё около получаса, прежде чем отправиться в колледж. Попрощались мы приветливо, если не считать её манеру разговора с Би-Сан, которую она, не стесняясь, третировала по любому поводу.

— Не обращай внимания… на самом деле Минако очень хорошая… просто раздражительная, — заверила меня Ами, когда мы направились назад в колледж.
— Да уж… — задумчиво пробормотала я, ощущая, что неприязнь к блондинке только усилилась.

Я не знала, было ли её поведение обусловлено пережитым стрессом из-за подкинутых Джедаем волос, но представить Минако другой мне было сложно.

Мы простились с Ами на первом этаже. Она направилась в библиотеку, а мне следовало отыскать аудиторию, в которой проходила моя лекция по Экономике. Блуждая по коридорам, я видимо пропустила поворот и оказалась в безлюдном крыле здания, перегороженном цепочкой. Я собиралась, уже было развернуться, как неожиданно до меня донёсся странный звук, похожий на всхлип. А потом ещё. Конечно, я опаздывала на лекцию, но любопытство пересилило студенческий долг. Недолго думая, я перешагнула цепочку и направилась на звук всхлипов и стонов. Интересно, кто мог плакать здесь с утра пораньше?
Звук привёл меня к полуоткрытой двери. Заглянув в щель, я покраснела до корней волос. В тусклом свете, едва просачивающегося сквозь опущенные пыльные шторы, белели два обнажённых тела, крепко сжимавших друг друга в объятиях. Молодая девушка лежала на столе, широко раздвинув ноги, меж которых трудился широкоплечий мужчина, двигающийся медленно и ритмично, чувственно сжимая роскошные полушария груди девушки. Спина мужчины блестела от пота, и было видно, как сильно напрягаются его великолепные мускулы в этом сладострастном ритме. Девушка глубоко, почти жалобно стонала, поощряя, мощные выпады своего любовника, а её руки яростно сжимали край стола. Я не видела их лиц, но была сильно потрясена и в тоже время околдована, открывшейся мне картиной. Краска прилипла к лицу, а внизу живота все скрутилось в одну пульсирующую точку. Внезапно, я поймала себя на мысли, что сама была бы не прочь оказаться на месте той девушки, тело которой выгибалось в дугу от сладостных ощущений. Плотская любовь до сих пор оставалась для меня тайной, но глядя на эту пару, так самозабвенно занимающуюся любовью, мне показалось, что я бы хотела это испытать прямо сейчас.
Я закусила губу и прижала руку к бьющемуся сердцу, пытаясь успокоиться, но вместо этого по телу прошла чувственная волна, усиливая пульсацию внизу живота.
Внезапно чья-то рука легла мне на плечо, отчего я чуть не взвизгнула от неожиданности, но в эту же самую секунду оказалась прижатой к стене, а напугавшая меня рука перекочевала на лицо, зажимая рот.

— Т-с-с… — прошептал Джедайт, прикладывая палец к губам. — Ты же не хочешь, чтобы нас обнаружили здесь?

Я послушно кивнула. Молодой человек убрал ладонь, но продолжал прижимать меня к стене своими бёдрами. Я жадно глотала ртом воздух, и моё сбившееся дыхание смешивалось с чувственным стоном, доносившегося из-за двери.

— А я смотрю, ты любительница подглядывать, — усмехнулся Джедайт, наслаждаясь моим потрясённым видом.
— О чём это ты? — удивилась я. — Я просто забрела не туда и услышала плач…
— Ну, глядя, как твоя подруга раздвигает ноги, это с натяжкой можно назвать плачем…
— Что?! Какая подруга? Ты вообще о чём? — зашипела я на Джедайта.

Молодой человек хмыкнул, отодвинулся от меня и вновь подвёл к дверной щели.

— Смотри. Внимательней… — прошептал он мне в ухо, прижимаясь к моей спине всем телом, отчего вдоль позвоночника у меня поползли мурашки.

Я вновь взглянула на страстных любовников, сощурилась и обомлела. Девушкой с роскошной грудью оказалась Мако, а мужчиной преподаватель по английскому языку господин Ичиру!

Возглас удивления чуть было не сорвался с моих губ, но спохватившись, я подавила его, закусив губу. Нифига себе!

— Вижу, ты удивлена? — приторно прошептал мне Джедайт на ухо.
— Это личное дело Мако, — твёрдо ответила я, отворачиваясь от чувственной сцены.
— Естественно, — усмехнулся молодой человек. — А также ещё как минимум нескольких преподавателей, любителей доступных молоденьких студенток.
— Что ты имеешь в виду? — нахмурилась я.
— Только то, что твоя подружка трахается за хорошие экзаменационные оценки, чтобы получать гранты на обучение.
— И что? — фыркнула я. — Повторюсь — это её личное дело, и меня это нисколько не волнует.
— Неужели? — голубые глаза Джедайта сузились, а на лице отобразилась ехидная улыбка. — А, по-моему, ты лукавишь. Я видел твоё лицо, когда ты подглядывала за Кино. Тебе явно понравилось то, что ты увидела, и готов побиться об заклад, даже представила себя на её месте.
— Не говори ерунды, — холодно ответила я, отворачиваясь от насмешливых голубых глаз, которые начали смущать меня сверх всякой меры.
— Может, проверим? — ехидно усмехнулся Джедайт.

Молодой человек провёл рукой по моей щеке и нижней губе, не сводя с моего лица пристального взгляда. Кровь застучала в висках, во рту пересохло, а мозг тут же перестал соображать. Краска прилипла к моим щекам и от этого улыбка Джедайта Сайто стала только шире. Он прекрасно знал, что я чувствую неловкость от его близости и явно наслаждался моим смущением.
Молодой человек пододвинулся ко мне ближе, поднял пальцем мой подбородок и его губы слились с моими в страстном поцелуе. О-о-о! Вот это да! Стоило ему коснуться меня, и внутри тут же полыхнуло пламя, разнося по крови бушующие гормоны.
Одной рукой он прижал меня к себе, а другая спустилась на талию, бёдра, а затем проскользнула под юбку в трусики между ног. Боже! Я резко открыла глаза и попыталась оттолкнуть Джедайта, но он крепко держал меня, медленно круговыми движениями проникая внутрь. Он яростно впился в меня губами, не давая возможности прервать поцелуй, покусывая нижнюю губу, а его палец двигался во мне всё сильнее и сильнее, разнося в щепки моё сопротивление. Что же это такое? Почему я так реагирую? Ещё ни один мужчина не касался меня ТАК! Мне очень хотелось его оттолкнуть и влепить пощёчину, но в тоже время я думала, что умру, если он остановится. Меня бросало то в жар, то в холод. Я испустила стон в его рот, чувствуя, как от сумасшедшей пульсации внутри начала зарождаться волна.

— Ну, а теперь мы сыграем с тобой в одну игру, — прошептал Джедайт, убирая руку из моих трусиков.

Что?! Нет! Почему он остановился?!

— Ты не ответила мне в прошлый раз, куда ты ездила с Джиба в воскресенье, и кто такой Кайдоу. Поэтому, если хочешь кончить, ты должна ответить мне, — прошептал Джедайт, не сводя с моего лица потемневших глаз.
— Пошёл ты! — прорычала я, пытаясь оттолкнуть молодого человека, но он тут же впечатал меня в стену своими бёдрами и вновь впился в мои губы, продолжая свою беспощадную пытку. И вновь, когда я оказалась на грани, Джедайт убрал свою руку и повторил свой вопрос.

— З-з-зачем ты это делаешь? — простонала я, сходя с ума от адской незавершённости. — Ты ведь дал мне тогда понять в гараже, что тебе ничего ЭТОГО не нужно…
— Заткнись. Здесь вопросы задаю я, — ледяным тоном ответил молодой человек, вновь впиваясь в мои губы.

Моё тело извивалось и выгибалось в дугу, поощряя его умелые пальцы, а сердце стучало так, что, наверное, Джедайт слышал его удары. В голове крутилась только одна мысль: "Только бы он не останавливался… только бы не…"

— Кто такой Кайдоу и куда Джиба подвозил тебя в воскресенье? — прошептал Джедайт, покусывая мочку моего уха.
Я чувствовала его пальцы в себе. Он был не подвижен, он ждал.

— Мамору подвозил меня до дома Нехелении Роуз, а Кайдоу бывший партнёр моего отца, — выпалила я.
— Вот как… — усмехнулся Джедайт, продолжая вращательные движения. На этот раз очень медленно.
— И в каких отношениях ты с Кайдоу? — спросил он, буравя меня немигающим взглядом.
— Ни в каких!
— Не ври мне. Я видел твоё лицо, когда ты говорила по телефону, — угрожающе зашипел молодой человек.
— Это правда… я была влюблена в него, когда училась в школе, а потом он женился и уехал заграницу. Больше мы с ним не виделись…

Джедайт недоверчиво посмотрел мне в глаза, пытаясь найти подвох.

— Пожалуйста, — умоляла я, чувствуя, что если он не продолжит, я просто умру прямо сейчас. — Я сказала тебе правду…

Улыбка озарила красивые черты лица молодого человека, отчего он ещё больше стал похож на херувима.

— Хорошая девочка. Ты заслуживаешь награды, — довольно произнёс Джедайт, ускоряя темп своих пальцев. — Давай, кончай…

Этого оказалось достаточно. Я взлетела на вершину и камнем упала в пропасть, распадаясь на тысячу осколков. Тело пронзило судорожным спазмом и выгнулось дугой. Джедайт тут же впился в меня поцелуем, вбирая в себя мой крик восторга.
Вот это да! Так вот почему вокруг этого так много шума! Моё тело перестало мне принадлежать и стало напоминать желе. Джедайт прервал поцелуй, и ловко подхватив меня на руки, понёс прочь от двери, за которой стало подозрительно тихо. Я крепко обняла молодого человека руками и спрятала своё пылающее лицо в складках его белой рубашки, вдыхая такой знакомый свежий аромат с лёгкой горчинкой, который неожиданно стал для меня по-настоящему родным.

Джедайт принёс меня в пустую аудиторию и осторожно опустил на место, где я обычно сидела с Усаги.

— Здесь у тебя будет следующая лекция. Можешь пока отдохнуть, — сказал Джедайт.

Лицо его по обыкновению было непроницаемым. Он расстегнул свой рюкзак и достал из него пластиковую бутылку воды.

— Вот… это если захочешь пить…

Молодой человек поставил бутылку на стол и, развернувшись, пошёл на выход.

Что? И это всё?!

— Джед! — мой окрик заставил его остановиться у двери и обернуться. — Почему?! Ты не ответил мне ПОЧЕМУ?!
Тонкие губы молодого человека тронула ехидная улыбка.
— Я же тебе сказал, что мы сыграем с тобой в одну игру. А в этой игре вопросы могу задавать только Я.

Он развернулся, поспешно вышел из аудитории, оставив меня одну, и я наконец-то смогла выдохнуть. Чёрт! Чёрт! Мне жутко хотелось броситься за ним следом и высказать всё, что я думаю об этих играх, но я была не в силах даже встать. Никогда не испытывала ничего подобного. Тело пульсировало, жило новой жизнью, и я до сих пор ощущала вкус его поцелуев. Что же это со мной? Почему я так легко позволила ЕМУ? Допустила так близко и умоляла ещё… Это и есть пресловутое вожделение?
Тяжело вздохнув, я опустила голову на стол. Джедайт Сайто… это имя заставило моё сердце биться сильнее. Откровенно признаться, мне не всё в нём нравилось, а некоторые черты просто выводили из себя, особенно эти странные противоречия. То он говорит мне «нет», отталкивая и давая понять, что кроме Нехелении Роуз ему никто не нужен, то вдруг эти поцелуи и ласки. Чего он добивается? Или просто видит во мне доступную девушку, чтобы потешить своё самолюбие? А я? В тот момент, когда он делал со мной ЭТО, мне было откровенно плевать на всё. Только он имел тогда значение и моя дикая жажда.

Лекции в колледже пролетели, словно в тумане. Усаги сегодня не пришла на занятия, а в столовую мне идти не хотелось, потому что боялась встретиться там с Джедайтом. Поэтому домой я пришла жутко голодная и выбившаяся из сил. Основательно подкрепившись курицей терияки и подготовившись к завтрашнему семинару, я решила проверить свою электронную почту. В ящике с входящими письмами значилось одно. Сердце ёкнуло. Черт! А Кайдоу действительно работает молниеносно! Неужели он так быстро смог отыскать следы Нехелении?!
Я открыла письмо и начала читать.

"Дорогая Рей, вот вся информация, которую смогли найти мои люди об интересующем тебя субъекте. Расследование ещё не окончено, но, если появится новая информация, я непременно дам тебе знать. Искренне твой Син Кайдоу".

Так… так… что тут у нас… Нехеления Роуз… Воспитанница приюта для девочек имени Святой Розы… Зачислена в колледж… стипендия… научный совет… Великолепные способности в точных науках… студенческая выставка художественных работ… участие в студенческом клубе с эзотерической направленностью "Череп и Кости"… Подала заявку на участие в программе по обмену студентами… вернулась через полгода, а потом исчезла в неизвестном направлении, сняв со счета все средства…

Чёрт! Всё-таки Нехеления исчезла! Куда же она могла направиться, бросив учёбу, и где скрывается сейчас?
Я просмотрела файл с информацией ещё раз, и мой взгляд упёрся в примечания, не замеченные мной ранее.

"…Удалось выяснить, что перед поездкой по программе обмена студентами мисс Роуз…"

Что?! КУДА-КУДА?!
Я пробежала глазами примечания ещё раз и в моей голове моментально сложились кусочки паззла. Вот значит, как… так она… И тут же в моей памяти проскользнула чёрная папка с рисунками. Я бросила телефон и метнулась к комоду. Достав оттуда папку и отыскав нужный рисунок, я пялилась на него с минуту открыв рот.

Твою мать! Вот я идиотка! Как же я раньше этого не заметила и не поняла!

обсидиановоезеркалофанфиксейлормунодиннадцатаяглаварейджедайт
4
0 GOLOS
0
В избранное
lera.kou
Жизнь требует изменений, поэтому я тут)))
4
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые