ТАСС уполномочен заявить...

Советская партийная диктатура коренным образом отличалась от политического опыта демократий западного мира. Руководящая в СССР коммунистическая партия не была политической партией в каноническом смысле, скорее это была политическая армия, превратившаяся в главный орган исполнительной власти в стране. 

Великая Октябрьская революция, или октябрьский переворот, (это как кому ближе), вызвала к жизни неведомую прежде форму государственного управления. В конце 1920-х гг. в СССР началось формирование тоталитарной политической системы, позже получившей название сталинизм. Отличало эту систему господство авторитаризма, усиление карательных функций государства, сращивание государственных и партийных органов, идеологический контроль за всеми сторонами общественной жизни.

Партийный устав был куда весомее, чем советская Конституция и законы. Чётко выстроенная исполнительная вертикаль власти сама определяла и утверждала кандидатуры на каждую должность, подразумевавшую мало-мальски значимые управленческие или организационные решения. Большинство мест занимала партийная номенклатура и её выдвиженцы. Партийный контроль стоял выше юридических законов и экономической целесообразности, а статья "о руководящей и направляющей роли компартии" была важнейшей статьей Конституции СССР и, по большому счёту, лишь она одна и имела значение, всё остальное — вторично. 

Декларируемые права советских граждан, как и государственное право, решения судей и юридический процесс, точно так же подчинялись принципу партийного контроля, как и все остальные сферы общественно-хозяйственной деятельности страны. Всё, что не нравилось партийному руководству и не укладывалось в рамки, можно было запретить, закрыть и пресечь в зародыше, без права на обжалование. Почти все человеческие потребности граждан обеспечивали государственные структуры и государственные монополии, поэтому любой человек посмевший прекословить "линии партии", моментально лишался возможности на что-то повлиять и чем-то распоряжаться, получая "волчий билет". Партия, она же исполнительная власть, контролировали право советских граждан на жильё и труд, назначение на должности, выдачу документов и распределение льгот, а значит были хозяевами положения и могли в любой момент вмешаться в развитие ситуации.

Партийная политическая и хозяйственная диктатура опирались на выстроенную ими же организационную структуру и свою систему кадров, а самая многочисленная в мире тайная полиция с огромным количеством секретных сотрудников (сексотов) и "стукачей", обеспечивала порядок и бесперебойное функционирование этого сложного механизма с дублированием функций. Осведомители были в каждом коллективе на разных уровнях. Для неблагонадёжных и слишком инициативных товарищей существовала всеохватывающая предварительная цензура, действовавшая по разрешительному принципу, а в особо сложных случаях — репрессивный аппарат.

Масштаб и организация деятельности советских сил безопасности были беспрецедентными и не имели аналога. Если сравнивать с американскими спецслужбами, то КГБ той поры был эквивалентом ЦРУ, ФБР и береговой охраны, к тому же выполнял много дополнительных функций: руководил службой внешней разведки, ГУЛАГом (пенитенциарной системой), Главным политическим управлением, курировал милицию и систему цензуры. Главной задачей ведомства был сбор информации, досье и компромата на всех и каждого, а главным результатом — искоренение из общества "ненадёжных элементов". Разъяснительные и просветительские методы работы этого ведомства, наследника НКВД, были печально известны в народе. На службе информаторов и тайных агентов, которые маскировались среди населения, были внутренние войска, численностью до 1 млн человек, выполнявшие полицейские функции в вооружённых силах, охрану лагерей и государственных границ, призванные подавлять социальные возмущения и охранять партийную элиту.

В СССР не было такой сферы, которая бы не руководствовалась приказами, поступающими из соответствующего "комитета" партии, будь-то министерство или ведомство, завод или колхоз, драмкружок или студенческая самодеятельность. Партия-государство повсюду строила работу через систему параллельных функций: политруки в армии действовали в связке с командирами, партийные комитеты на заводах, в коллективах и общественных организациях были в курсе происходящего и активно мониторили ситуацию. В составе всех зарубежных делегаций и туристических групп ("руссо туристо" практически никогда не путешествовали поодиночке) всегда был незапоминающийся субъект в штатском, но с военной выправкой.

Доктрина тотального партийного контроля не оставляла места для частной инициативы, индивидуального мнения или спонтанных социальных действий. Первичные партийные ячейки, состоявшие из членов КПСС в составе предприятий и организаций, обеспечивали на местах доведение "линии партии" и зорко следили за её неукоснительным соблюдением. "Мнение" доводилось сверху и имело силу приказа или закона, не обсуждалось и не критиковалось, а члены партии были приучены к дисциплине, покорности и неразглашению. Собрания партийного актива начинались зачитыванием резолюций, — сакраментальное "есть мнение", — а дискуссия разворачивалась лишь относительно методов, с помощью которых данное поручение или задание партии можно выполнить.

Коммунистическая партия Советского Союза не была политической партией как таковой, это была политическая армия, превращённая в исполнительную власть на местах. Пополнение партии кандидатами и членами обеспечивалось открывающимися для её участников возможностями и перспективами карьерного роста и влияния, поэтому с этим никогда не было проблем. 

Номинальное советское правительство (оно называлось Совет министров) было подчинено и партийному Политбюро, и партийному Секретариату (ЦК КПСС), поэтому на самом деле никаким правительством не являлось. На вершине правительственной власти стоял Генеральный Секретарь партии, который мог назначить себя или кого-то другого, практически, кем-угодно. Верховный Совет, формально государственное законодательное собрание, мог лишь регистрировать законы, заранее подготовленные в недрах партийного аппарата и получившие одобрение ЦК. Государственные выборы таковыми не являлись, поскольку гражданам предлагалось лишь одобрить список партийных выдвиженцев.

Грубо говоря, Советский Союз как государственное образование никогда и не существовал. Это была витрина и симулякр для цивильного оформления партийной власти. Поэтому, когда КПСС рассыпалась во время сильнейшего идеологического и социального кризиса, СССР не смог без неё существовать и "почил в бозе".

Фото: 1, 2,

политикаисторияобразованиеpskмысли
25%
1
175
377.630 GOLOS
0
В избранное
Статьи по экономике, истории, о спорте, путешествиях, искусстве, психологии и кино. Эссе о фразеологизмах и идиомах.
175
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (6)
Сортировать по:
Сначала старые