Знаменитые преступники. Как расследовали убийства маньяка-душителя Михасевича.

В прошлом посте я рассказал о витебском маньяке-душителе Михасевиче, которого ловили 14 лет. Однако хотелось бы подробнее остановиться на том, как получилось, что до его поимки за его убийства осудили 14 человек, одного из которых даже расстреляли.
Ни для кого не секрет, что огромный вред законности приносит карьеризм и палочная система раскрытия преступлений. Так получилось и в этих случаях, ценой которых стали 14 человеческих судеб невиновных людей. Но являлись ли эти расследования ошибочными? Нет, таковыми они не являлись, так же как и приговоры. Они являлись циничными фальсификациями различных следователей. Особенно преуспел в этом деле следователь по особо важным делам при прокуроре БССР Жавнерович, но об этом чуть ниже.
Итак, жертвы следственных фальсификаций:
Виктор Мацкевич получил 10 лет. Отбыл срок от звонка до звонка.

Кадр из д/ф "Витебское дело. Белорусской Мегрэ", вырезал и обрабатывал сам.
Николай Орел получил 15 лет строгача (строгого режима), отсидел 7 лет и 8 месяцев, пока не поймали Михасевича.

Кадр из д/ф "Витебское дело. Белорусской Мегрэ", вырезал и обрабатывал сам. 

Олег Адамов приговорен к 15 годам лишения свободы. Не найдя доказательств в уголовном деле, заменили фотографию его сестры, найденную при обыске, на фотографию жертвы. Олегу очень повезло, через 2 года Михасевича словили, а его освободили.

Фото из интернета, обрабатывал сам.
Владимир Горелов из Витебска приговорен к 15 годам за убийство, которое совершил Михасевич. Через 6 лет отсидки ослеп и был выпущен из тюрьмы как не представляющий опасности. После посадки его бросила жена. В КПЗ Владимира били, требовали сознаться, угрожали пистолетом, под пытками он признал вину. Из интервью Горелова после освобождения: «На вопрос зачем признался, если не совершал, ответил - «А зачем? Так я жить хотел, тут побьют, побьют, так хоть признаюсь, отсижу да и вернусь здоровым. А здесь нет, все отбили».
Кадр из д/ф "Витебское дело. Белорусской Мегрэ", вырезал и обрабатывал сам. 

Работал по этому делу старший следователь прокуратуры витебской области Спириденок, а помогал ему следователь по особо важным делам при прокуроре БССР Жавнерович. Следователь Спириденок при допросе угрожал пистолетом даже сестре обвиняемого. Требовал, чтобы она оговорила брата, иначе угрожал ее посадить за соучастие в убийстве. На суде Владимир Горелов свою вину не признал и отказался от показаний, данных под пытками, но к сожалению, суд не принял во внимание пытки и на приговор это не повлияло.
При изучении дел, я наткнулся на этого интересного персонажа с фамилией Жавнерович. Фамилия этого следователя в деле по поимке маньяка мелькала довольно часто, но как показала практика, появление его в деле означало беду для подозреваемых.
Жавнерович Михал Кузьмич, на момент расследований являлся следователем по особо важным делам при прокуроре БССР. 

Кадр из д/ф "Витебское дело. Белорусской Мегрэ", вырезал и обрабатывал сам. 

Считался самым лучшим следователем со 100% раскрываемостью преступлений. Однако анализируя его раскрываемость резонансных дел можно сказать, что он был талантливым в своем роде человеком. Имел на вооружении один прием: выбирал самого слабовольного из группы, психологически давил и обещал ему 1 или 2 года, если даст показания на остальных. Он словно волк нюхом чуял рабскую душу советского человека и бил наверняка – если ты сюда попал, никто и ничто тебя уже не спасет. А под психологическим давлением, иногда и пытками, сидя не один месяц в камере люди ломались, шли на сделку оговаривая и себя, и остальных. Это срабатывало, за что его и любило начальство. «Был бы человек, а статью найдем», - не скрывая говорил он своим обвиняемым.
Именно с Жавнеровичем в 1980 году пришлось столкнуться Николаю Терене. В деле было 2 обвиняемых: Тереня и его подруга Кадушкина, которые дали признательные показания. Однако на суде Тереня отказался от своих показания, а вот Кадушкина стояла на своем, заявляя, что именно они совершили убийство. Можно лишь только догадываться, как ее запугали на допросах. 

Фото из интернета, вырезал и обрабатывал сам. 

Суд вынес приговор: Тереня – расстрел, Кадушкина 10 лет колонии (отсидела 6, после поимки Михасевича была реабилитирована).

Глушаков написал признание в убийстве. Был убежден Жавнеровичем, что не сможет доказать свою невиновность. Получил 10 лет лишения свободы.

Кадр из д/ф "Витебское дело маньяка Михасевича. Как сажали невиновных", вырезал и обрабатывал сам.
А как тут можно противостоять связке следователь/прокурор/адвокат, когда ежедневно тебя убеждают в том, что ты обречен, ты уже попал на нары и нет пути назад? Когда сам следователь вместо расследования уголовного дела заявляет: "Ты отсюда уже не выйдешь. Мне приказано любой ценой раскрыть преступление, чтобы успокоить общественное мнение. Город должен спать спокойно".

С таким же лозунгом Жавнерович приступил и к расследованию еще одного убийства Михасевича. Были арестованы Валерий Ковалев (фото 1), Владимир Пашкевич (фото 2) и Николай Янченко (фото 3). 

Кадры из д/ф "Витебское дело маньяка Михасевича. Как сажали невиновных", вырезал и обрабатывал сам. 

Под давлением Жавнеровича Янченко как самый младший и слабый первым признал вину и оговорил остальных.
Из интервью Янченко после освобождения: «Он сказал сразу, вы отсюда уже не вылезете». На обработку Янченко у Жавнеровича ушло 2,5 месяца. Стараясь избежать наказание за убийство, которое не совершал, Янченко дает вымышленные показания, что Пашкевич и Ковалев не только убили, но и изнасиловали жертву.
Жавнерович стравливал между собой обвиняемых. Вторым признался Ковалев, уже через 2 недели. Ковалева избивали следователи прокуратуры в присутствии Жавнеровича. После признательных показаний Янченко Ковалев не выдержал и тоже сломался. Адвокат Кунина Мария Рафаэловна всему способствовала, уговаривая на сделку. Один Пашкевич вину не признал и держался до конца.
В суде все трое отказались от показания и настаивали, что никого не убивали, но через 2 дня Пашкевичу пригрозил адвокат, что его могут расстрелять, и посоветовал признаться, и он, видимо сказалось нервное состояние, усилившееся месяцами допросов, отсидки и отсутствием положительной информации, сломался и признал вину.
В итоге Ковалев получил 15 лет (отсидел 12 лет), Пашкевич - 12 (отсидел от звонка до звонка и вышел через неделю после ареста Михасевича), Янченко - 3 года (отсидел все).
Из интервью Пашкевича уже после отсидки: «Он с самого начала мне говорил: я знаю, что ты не преступник, но мне нужно правильно сфабриковать дело, ты еще не знаешь, что такое прокуратура», и еще «Нам главное успокоить общественное мнение. Мне не важно, кто там будет сидеть, мне главное раскрыть преступление».
Самый, если можно так назвать «счастливый» случай «работы» Жавнеровича: Евгений Блинов, задержанный также по делу об убийстве женщины (дело Михасевича), инженер Полоцкой сельхостехники. Ему пообещали, что после допросов будут выносить (то есть, будут избивать), и он вынужден был написать явку с повинной. Жавнерович хотел повесить на Блинова еще несколько нераскрытых убийств женщин Витебской области. По его логике, если признал одно убийство, признает и еще несколько, ему без разницы, а прокуратуре слава. Поэтому Блинов просидел в СИЗО около года. Эта задумка «успешного следователя» спасла ему жизнь, следствие затянулось, а вскоре и Жавнерович стал обвиняемым.

Кадр из д/ф "Витебское дело. Белорусской Мегрэ", вырезал и обрабатывал сам. 

Когда на Жавнеровича после поимки Михасевича в связи с массовыми фальсификациями завели уголовное дело, он стал возмущаться и говорить: «Ведь они признавались, сами виноваты, при чем тут я?»
Из уголовного дела по обвинению Жавнеровича: «По делу собраны доказательства, полностью подтверждающие совершение Жавнеровичем преступления. Вместе с тем, он является инвалидом 2 группы, участником войны, награжден орденами и медалями СССР, на него распространяется действие указа президиума Верховного совета СССР об амнистии в связи с 70-летием Великой октябрьской социалистической революции». В связи с актом амнистии уголовное дело прекратили.
Нужно отметить, что много шухера наделали эти фальсификации в делах по убийствам Михасевича, но реально срок 4 года получил только один человек - прокурор Белорусской транспортной прокуратуры Сороко. К сожалению система не готова признавать своих ошибок. 

С Уважением, Сергей Устинов. 

правобеларусьисториячеловекжизнь
26
0.079 GOLOS
0
В избранное
Сергей Устинов
Автор воровского романа. Правозащитник. Пишу стихи и прозу. Люблю жизнь.
26
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые