Панамский эксперимент. Часть 2. Глава 6

Наконец-то мы подбираемся к сути. Но тут ли она?

Глава 6.  Введение в психоисторию

Когда я вышел из парадной, Странник уже сидел на скамейке напротив. Он был доволен и расслаблен, ничему не удивился и не задал ни единого вопроса, в том числе про Элен, которая осталась в квартире приводить себя в должный порядок и красоту. Он ни о чём не спросил, просто окинул меня взглядом, поднялся и приглашающе махнул рукой.

— У нас в тёмной части есть несколько линий метро, но регулярное движение требуется только на двух. Потому распространён личный транспорт - маленькие дрезины, лёгкие четырёхместные тележки с электромотором для езды по рельсам. Мы на такой прокатимся — сейчас мы в жилом квартале, а попасть нужно в центральный, рабочий, где я смогу вам показать кое-какие архивные материалы, которые, думаю, вас заинтересует.

Мы прошли пару кварталов, если это так можно назвать и вошли в самое типичное, не выделяющееся здание.

Думаю, вы понимаете, что это я для простоты и понимания говорю "кварталы", "здание" — эта часть Университета представляет собой одно огромное здание, но оно разделено на сектора, фрагменты, которые напоминают означенные понятия, и так как выполняют схожие функции, то ничего страшного в таком назывании нет.

Мы поднялись на второй этаж и перед моими глазами неожиданно возникла станция метро: совсем небольшая, как обычная уличная трамвайная остановка, но имеющая несколько тупиковых линий, отворачиваюших от двух основных. На одной из таких парковочных линий стояла дрезина: открытая четырёхколесная конструкция с двумя рядами кресел. Мы заняли первый ряд, Странник понажимал какие-то кнопки, и дрезина совершенно бесшумно тронулась. Странник как-то управлял движением, но я не разобрался как.

— Что такое психоистория? — Начал он, повернувшись ко мне и лишь изредка поглядывая на дорогу. — Попытка свести историю к математике, хотя из названия следовало бы думать, что к психологии. Определение можно попытаться натянуть на конструкцию: история через психологию в математику. Идея в том, чтобы формализовать историю, сделать из неё систему уравнений,  по которым можно будет предсказывать будущее. Но для начала нужно разобраться с историей. Когда я начинал, когда создавал Университет, истории как науки ещё не было. Нужно было собрать и систематизировать исторические сведения с как можно большего количества стран. Тут мне помогли торговые связи и то, что Панама собирала представителей множества стран: у нас нашли приют и индейцы, изгнанные с родных земель, и негры, освобождённые из рабства, и белые беглые каторжники из Европы. Причём среди всех них было немало образованных, умных, талантливых и знающих историю родной страны людей. Они существенно помогли мне в создании общемировой истории человечества, которая мне и была нужна. Конечно, она была не полна, практически не было ничего известно об истории Востока, большинства стран Африки и многих стран Азии. На этом материале нельзя было строить психоисторию, но можно было начинать развивать анализ этой истории, для чего нужна была психология и математика, которые, в свою очередь, не были развиты в нужной степени. Представьте — психология в 17м веке, смешно же. Так что работы было много, но и блестящих умов тоже было достаточно, нужно было лишь дать им возможность работать и чуть подтолкнуть в правильном направлении. Если посмотреть на современную психологию Европы и Северной Америки, то и сейчас она недостаточно развита для психоистории. И хорошо, замечу.

Математика была в лучшем состоянии, но тоже не годилась для психоистории — нужный аппарат не разработан, необходимых понятий нет. Однако, талантливые умы, коли работа их направлена не во все стороны, а строго по заданному лучу, когда есть ясная цель, быстро сделали необходимое. Тем более, что вся математика не нужна была для начала. Это как с картой: пока карта мира — она весьма приблизительная, но в первом приближении годится. Чем подробнее карта, тем больше нужно знать, но тем и точнее по ней можно ориентироваться в реальном мире. По настенной карте мира, ты не сможешь найти путь, как выбраться из джунглей, но сможешь найти дорогу из Старого в Новый Свет, при этом думая, что плывёшь в Индию, правда.

Под эгидой Университета я собирал учёных со всего света. Довольно много было опальных, которые бежали от своего режима, власти, и были благодарны за приют и крышу над головой. Они понимали, что им лучше не высовываться, и именно они создали первичное ядро психоистории. Отмечу, что там были люди, интересующиеся далеко не только математикой и историей: физики, медики пригодились ни чуть не меньше. Хотя в то время ещё не было такого чёткого разделения, впервые оно именно у меня появилось. У вас в работе правильно указаны имена учёных, которых я у себя прятал. Правда список сильно не полон — некоторые хвосты мне удалось зачистить полностью.

Тем временем дрезина затормозила около очередной безымянной станции. Как позднее объяснил Странник, всё свои знали станции в лицо, а чужим — зачем подсказывать? Припарковав этот чудной и чудесный транспорт он Странник повёл меня вверх на третий этаж, потом мы спустились на первый, а затем снова поднялись на второй. На входе стоял вооруженный охранник, который ничего не спрашивая открыл перед нами дверь.

Мы оказались в чём-то напоминающем библиотеку.

прозатворчествопанамэкспериментmerk
25%
0
29
7.534 GOLOS
0
В избранное
Константин
Неформатное творчество
29
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые