Городские сказки: Чувство моря


– Талантливая и самая популярная радиоведущая, поверь, – шептал, словно молитву, Котофей. – Телеведущая. Продюсер. Модель. И наверняка – актриса… А может быть, ещё и поэтесса…
Всё это он трепетно рассказывал Вальцу, заворожённо глядя в окно.
– Который вечер Уна приходит туда, а я робею подойти. Глупец! Трусливый кот с горящим сердцем. Смотри: дрожит. Ей бы согреться... Но что, скажи, что может маленький, хоть и пушистый кот сделать, когда мы так далеко друг от друга? Но…
Пока Котофей сокрушался о своей мученической доле, Вальц медленно надел пальто и, выйдя из Кофейни, так же медленно направился к лавке, на которой сидела девушка.
– Господи… – прошептал Котофей. – Всё пропало! Он собирается отбить мою Уну…

– Вы позволите предложить вам плед? – Вальц протянул к ней левую руку, через которую был перекинут повод подойти. – И напиток? – Настала очередь правой руки с маленьким подносом и двумя стаканами.
– Какая удивительная случайность, что вы оказались здесь с пледом и горячим напитком. Не правда ли?
– Не правда. Это не случайно, мадам.
– Такая честность похвальна, – девушка улыбнулась и подобрала ноги. Она сидела, прислонившись спиной к одному из бетонных бортиков, между которых были проложены рейки скамейки. Они напоминали струны какого-то выдуманного музыкального инструмента. – Присаживайтесь, если хотите. Вы ведь прихватили два бокала тоже не случайно, правда?
– Правда, мадам, – довольно проурчал Вальц. – Но сперва, если вы не против, я вас укрою.

– Спасибо. Что у вас за напитки?
– Это, – Вальц приподнял чайный стакан, – крепкий сладкий чай. А это, – Вальц кивнул на бокал, – грог, мадам.
– А можно мне сделать глоток грогу, а затем приняться за чай?
– Конечно, мадам.
– Необычный стакан, – сказала девушка, сделав глоток грогу и затем приняв чай.
– Это чайный стакан. Он называется «армуда». Из таких стаканов пьют чай в Средней Азии.
– Вы родом оттуда?
– Нет, мадам, я родом отсюда, но люблю многое и со всего света.
– Меня зовут Уна, – протянула руку она.
– Вальц. – Хозяин Кофейни укрыл маленькую кисть девушки второй рукой, будто хотел согреть птичку. – В моей Кофейне тоскует ваш горячий и преданный поклонник, который сейчас, скорее всего, подглядывает за нами в окно. Он рассказал о вас.

Девушка обернулась:
– Я вижу только кота.
– Это он и есть. Его зовут Котофей, мадам.
– Наверное, трудно заслужить преданность кота как поклонника. Тем приятнее это слышать.
– Он будет рад узнать, что вам приятно, Уна. Котофей удивляется, почему вы проводите здесь который вечер в одиночестве и не заходите в Кофейню, лишая его радости познакомиться.
– Почему же он не подойдёт сам?
– Когда речь заходит о настоящих чувствах, Котофей робеет, словно котёнок.
– Передайте ему, чтобы не робел. Я не против его общества, если он готов вести себя ненавязчиво.
– Передам, мадам. Хотя с последним у него могут быть сложности – он любит болтать без умолку.
– Такое бывает, мне это знакомо.

Какое-то время они сидели молча. В кронах высоких деревьев, которые росли вдоль реки недалеко у Кофейни, шумел ветер, вызывая овации яркой листвы. Вальц допил свой грог и спросил:
– Как вам лучше – мне остаться или уйти?
– Можно я расскажу вам кое-что?
– Рассказывайте, Уна.
– Каждый раз, когда я сюда прихожу, мне хочется заглянуть в вашу Кофейню. Она ведь ваша, верно? Там написано «Кофейня Вальца». Но я не захожу не потому, что брезгую или что-то в этом роде. Я хочу, чтобы вы это знали.
– Спасибо, мадам.
– Я прихожу сюда, чтобы побыть у моря. Только не смейтесь, я знаю, что впереди всего лишь река. Но когда ветер так шумит в кронах деревьев, я закрываю глаза, и мне кажется, что это – звуки моря. Слышите? Вот, закройте глаза.
– Да.

– Я люблю море. Не в том смысле, что люблю в нём купаться и загорать. Мне нравится просто быть рядом с ним и… молчать. Рядом с морем мне становится спокойно, вся суета куда-то улетучивается. Моя душа как будто бы вдыхает что-то важное, вдыхает полной грудью. Я люблю свою суету, но иногда мне нужно побыть у моря.
– Кажется, я вас понимаю.
– У меня очень много получается. Иногда из-за этого я слишком сильно горжусь. А иногда и ужасно боюсь, если хочется сделать ещё больше, настолько, что даже не представляешь, как. И во всех этих случаях мне помогает море.

Девушка глубоко вдохнула воздух, в котором смешались запахи поздней осени, реки и вечера, а затем медленно выдохнула.
– Знаете, Вальц, когда я бываю у моря и смотрю на него, я понимаю, насколько я мала и временна. А море было задолго до меня и будет спустя ещё неизвестно сколько. И от этого мне становится… спокойно. На фоне моря я понимаю, что страхи мои на самом деле – пустышка и внимания не стоят. А моя гордость за собственные достижения – тем более, потому что и достижения-то, получается, тоже – ерунда. Поэтому я прихожу сюда, но не заглядываю в Кофейню, хотя и слышала много хорошего о вашем заведении. Мне хочется на море, но пока что я не могу уехать. Зато могу найти море в шуме листьев, в этих ветвях.

– Я понимаю вас, мадам, не думайте, что я в обиде, – улыбаясь, проурчал Вальц. – У меня тоже так было. И я искал то же самое в море и шуме листьев.
– А сейчас не ищете?
– Нет, мадам.
– Почему?
– Мне кажется, сейчас я чувствую море где-то внутри, – ответил Вальц и приложил большую ладонь к своей широкой груди. – Я думаю, в своё время и вы почувствуете что-то такое. Полное силы и покоя.
– Скорее бы.
– Не торопитесь. Море, наверное, не любит спешки. Всё придёт само. Если вы не против, я хотел бы вернуться к другим гостям Кофейни.
– Хорошо, Вальц.
– Вы не откажетесь, если я пришлю за пледом Котофея? Конечно, если вы не захотите принести его сама.
– Присылайте, – ответила, смеясь, Уна. – Это будет хороший повод побороть его робость.

Спустя несколько минут после заката Вальц очень вежливо попросил Котофея об услуге, и тот, со всем достоинством, из-под которого искрила радость, согласился сделать такое одолжение. Он вернулся в Кофейню спустя полчаса, волоча плед по полу.
– Забудьте вечер, – гордо заговорил кот, выплюнув ношу, – когда Котофей тащил что-то вот так, словно дворняжка. Но запомните вечер, когда Котофей признался самой Уне в любви. И она… – кот сделал торжественную паузу, – ...она ответила Котофею… взаимностью.
Весь оставшийся вечер Кофейный жулик-сердцеед обнюхивал трофейный плед и демонстративно тёрся об него своей довольной рыжей физиономией.

Все сказки автора: #КофейняВальца-cityhaze
Иллюстрация Наталии Борисенко
#сказка #городскаясказка #cityhaze

прозасказкаcityhazeгородскаясказкатворчествоgolostodaygolosbotbod
21
0.775 GOLOS
0
В избранное
Городские сказки
Бесконечная книга чудес
21
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (5)
Сортировать по:
Сначала старые