Все мы немножко (сказка)

image.png
Алиса решила, что Кабачок – неплохое имя для лошади. Особенно – когда эта лошадь испанских кровей*. В конце концов, каких ещё кровей могут быть благородные тонконогие лошади, которым нет равных на арене? Так думала Алиса, отрезая от свежей, ещё тёплой ржаной буханки большой кусок и заворачивая его в бумагу.
Город питался солнцем всю долгую, ленивую неделю. Там, где положено быть газонам и лужайкам, выросли поля одуванчиков. Алиса смотрела на это великолепие и обещала себе, что в этом году уже точно соберётся и сделает вино. Не проваляется в траве с книгой, не проспит, не поедет на север. А возьмёт и нарвет одуванчиков. Огромную корзину. И сделает хотя бы одну бутылочку, но это всё потом, потом... А сейчас...
– Я принесла хлеба. Будешь есть, Кабачок?

Когда-то они лежали на том же самом холме и мечтали. Игорь – о карьере лётчика, а Алиса – о лошади. Игорь смеялся, отбирал у Алисы широкополую белую шляпу и закрывал ею своё лицо: "Теперь твоя очередь загорать". Неизвестно, откуда взялся этот холм. Игорь считает, что под ним кто-то похоронен. Алису этим не проймёшь, она нисколько не боится... Местность холмистая. Нет там никого.

– Ты так лётчиком и не стал. Чего ты вообще забыл в своём инженерном? – спрашивает Алиса.
– А ты что же, лошадь купила? Вспомни. Ты хотела лошадь. Дурацкая абсолютно мечта, если подумать. Ну где бы ты её держала, на балконе? У вас и так там места нет. Даже для велосипеда. А ты – лошадь, лошадь... До ближайшего ипподрома ездить замучаешься.

Алиса не мучилась. Алиса улыбалась.
– Ладно, идём, покажу. Как раз время.
Игорь успел только рот открыть, чтобы переспросить, но Алиса уже сорвалась с места, схватила шляпу и побежала. Обречённый Игорь – за ней. Бежали они недолго: спустились с холма, пересекли улицу, благо не было машин, и остановились у кирпичного дома, на который падали лучи солнца. Алиса подошла ближе, снова отошла, пятясь, на несколько шагов, и гордо сказала:
– Это Кабачок. Смотри, – она развернулась кругом и указала рукой, – когда солнце чуть касается башни, всегда появляется Кабачок. И незадолго до заката уходит.
Игорь посмотрел на солнце, потом на кирпичную кладку. И сказал:
– И правда – лошадь.
– А я что говорила!
– Но, Алиса, это же только тени! Не будь там этих домов и дерева...
– Ничего ты не понимаешь, – сказала Алиса, смеясь. – Это Кабачок. Я кормлю его хлебом.
– А сеном не пробовала?
– Ещё нет. Я его балую.
– Алиса! Тебе же не пять лет!

Алиса подумала, что можно и сеном. А то вдруг дома заметят, что слишком быстро куда-то девается хлеб. Она будет сушить его на подоконнике – окно угловой комнаты почти круглый день греется, как печка. Будет собирать его в корзины. Можно и трав разных ароматных насушить, а то что всё одно сено.
Она достала из кармана припасённый кусочек хлеба. Кабачок наклонил голову и благодарно сжевал подарок, чавкая, как истинная лошадь. Алиса потрепала его за вороную гриву и отпустила. Солнце садилось. Игорь смотрел на закат. Он так ничего и не увидел.

– А тебя не настораживает, что он появляется всегда в одно и то же время?
– Не в одно и то же. Солнце по-разному садится.
– И что зависит от солнца? Правильно, тени на домах!
Сыпались вопросы. Сыпались насмешки. Алиса не сдавалась.

– И всё-таки. Почему он не может быть с тобой, когда ты захочешь?
– Кабачок работает в цирке. У него напряжённый график. Но он находит время, чтобы увидеться со мной.
– Допустим. Куда ты можешь на нём уехать?
– Да куда угодно!
– Но ведь он стоит на месте!
– Кабачок работает в цирке. Он устаёт.

Ночь стояла душная, но как-то ненавязчиво, даже приятно. Воздух, пахнущий цветами и пылью, обнимал женщин за острые локти. Алиса неслышно выбралась из дома и направилась в сторону холма.
Оказавшись напротив кирпичной стены, она потопталась под окнами, убедилась, что из них никто не выглядывает, и всмотрелась в поглотившую дом темноту. Интересно, куда Кабачок уходит спать? И кто его моет? Сквозь тень выступила другая, более насыщенная, густая, и ударила копытом. Алиса отпрянула, но тут же повисла на лошадиной шее.
Лошадь пахла как человек. Как человек, впитавший кожей камыш, чернозём и болотную тину, а потом как следует выкупавшийся в лесной реке и впитавший её тоже. Когда Алиса освободила Кабачка от кольца рук, он наконец отделился от дома. Он запрокинул голову, тряхнул шёлковой гривой, лизнул Алису в плечо.
– Кабачок! Может, всё-таки прокатимся? Пока никто не видит? А?..

  • Caballo (исп.) – конь, лошадь.

Все сказки автора: #ЕкатеринаМаяковская-cityhaze
#сказка #городскаясказка #cityhaze

прозаgolostodayтворчествоcityhazeсказкагородскаясказка
14
0.151 GOLOS
0
В избранное
Городские сказки
Бесконечная книга чудес
14
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (4)
Сортировать по:
Сначала старые