Случай из практики. Часть 6

Благодарю читателей за теплый отклик. В основу рассказа положены реальные события и факты из жизни. Подробнее - какие и о чем - я написала во вступлении к первой части.

Часть 1, Часть 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5.




Алиса отхлебнула воды, судорожно сжала белый пластиковый стаканчик и шарила глазами по комнате в поисках корзинки для мусора. Доктор взял стаканчик из ее рук:
— Продолжайте, Алиса, мы никуда не спешим, я вас внимательно слушаю.

— Мне было 19 лет. Наконец, случилось то, чего я ждала и что искала все юношеские годы. Я встретила мужчину. В ночном клубе. Он был намного старше, примерно 30-35 лет, точно я не знаю. И да, он был женат, не скрывал этот момент, и дети у него, двое. Но тогда я вообще об этом не думала. Его семья — это что-то из разряда ненаучной фантастики, так мне казалось. Где она, семья? На Марсе? А он вот, рядом со мной. Самое главное — это был мой первый сексуальный опыт, который принес настоящее удовольствие.

— Вполне понятно и предсказуемо, Алиса, рано или поздно это должно было случиться. Тем более, что мужчина в этом возрасте достаточно грамотен и должен хорошо владеть сексуальными техниками. Вы впервые встретили такого партнера? — врач говорил очень мягко, стараясь не нарушить еще не прочное, лишь зачаточное, но состояние доверия между ним и пациенткой.

— Да, впервые, доктор. Он был хорош в постели. Но главное — он хотел меня всегда. Я прибегала к нему в любое свободное время, он работал неподалеку от курсов, куда я поступила учиться на маникюршу, это после школы.
— Вы встречались у него на работе?
— Да, в кабинете, у него был небольшой свой кабинет. Или если не получалось в кабинете, то мы выходили на лестничную клетку, поднимались на самый верх, там технический этаж есть, в этом доме. И там… На лестнице…
— И вы ни разу не имели близости в нормальных условиях, на постели, в комнате?
— Ну почему же. Когда его жена с детьми уезжала к маме, я приходила…
— Была ли разница между этим… ммм… спонтанным сексом и спокойным, комфортным, если можно так сказать? — уточнил доктор.
— Да нет. Мне всегда было с ним очень хорошо. Он учил меня хитрым штучкам, показывал, как можно получать удовольствие, по разному… Он… называл себя «моим сексуальным художником».

«Скорее, скульптором… Да, он действительно слепил из Алисы нечто, трудно поддающееся классификации, — подумал доктор. — Ну что же, разберемся.»

Алиса прервалась. Она запнулась, словно выпала из кокона своих воспоминаний и не знала, что делать дальше, в какую сторону двигаться и как продолжать разговор. И продолжать ли вообще. Она повернулась и посмотрела на доктора. Он выглядел усталым.

— Вы меня осуждаете, доктор? — как-то испуганно спросила девушка.
— Даже не думал, Алиса. Все люди разные, кому-то секс нужен один раз в год, кому-то несколько раз в день. На уровне особенностей физиологических процессов.
— А я вот все думала. Меня ведь мама как воспитывала. Делай, как все, и будет все нормально. А у меня не получается «как все». Никогда не получалось.
— Воспитание, Алиса, здесь только указывает ситуацию, в которой вы можете реализовать влечение. Но воспитание практически не может повлиять на его возникновение, степень выраженности и длительность существования, — пояснил врач.

«Степень выраженности. Хорошая фраза, — подумал доктор про себя. — Но как объяснить это Алисе и нужно ли? Надо попробовать.»

— Структура влечения, Алиса, не зависит от объекта, его удовлетворяющего, продолжил он, глядя на девушку. — Хочу сразу оговориться, понятие «влечение» мы рассматриваем сейчас упрощенно, в контексте нашего разговора. Не будем усложнять. Так вот. Структура влечения одинакова и редко зависит от того, влечет ли нас к женщине или мужчине, к бутылке или наркотику. Меняются лишь объект удовлетворения и методы достижения этого объекта. Вы слушаете меня, Алиса? — доктор обратился к девушке, заметив, что она как-то «ушла в себя».

— Да слушаю я, слушаю, — резко ответила Алиса, вдруг обнаружила эту резкость и добавила, — извините… Но я как-то плохо понимаю фразу «степень выраженности влечения».
— Хорошо. Давайте разберем более простой, часто встречающийся пример. Вот, например, девушка хочет похудеть. Вы когда-нибудь сидели на диете, Алиса?
— Ну да, я пробовала, после того, как бросила кормить грудью. Но не получилось у меня, — ответила Алиса.
— Попробуем понять, почему. Смотрите. Обычно к борьбе за стройность приступают после еды. Переполненные решимостью и гордостью за принятое решение, мы продолжаем жить в том же мире, который был вокруг до принятия этого решения. Образно говоря, погружаемся в пучину повседневности. Первое время все идет как всегда, мы работаем или отдыхаем, смотрим телевизор или читаем. Но вот прошло несколько часов. Количество питательных веществ, находящихся в нашей крови, начало уменьшаться.
— И что, — встряла Алиса. — Надо пойти поесть.
— Я об этом и говорю, — улыбнулся доктор. — Что же происходит дальше? Упрощая, можно сказать так: расположенные в сосудах «датчики» уловили первые позывы и стали «попискивать», подавая сигнал выше, в другие структуры мозга. Информация от сосудов, пройдя все положенные инстанции, «материализовалась» в сознании как ощущение нехватки чего-то.

Алиса кивала головой. «Интересно, — думал врач, — она четко понимает или просто делает вид? Она ведь не глупа.» Он продолжил:
— Вы понимаете – чего-то хочется, но чего именно, не понятно. Это состояние кратковременное, периодически возникающее. Ваше настроение, планы не меняются. Лишь на короткое время переключается внимание, происходит поиск причины возникновения этого состояния. В сознании калейдоскопом проносятся обрывки мыслей, тусклые образы. Чего же не хватает — еды, секса, отдыха на море? Нет, все не то, и ощущение растворяется, высвобождая сознание.

— Подождите, доктор, мы же о еде говорим. Причем тут отдых на море?
— Я медленно подвожу к этому, Алиса. Хочу, чтобы вы поняли, как это работает. Это первый этап.
— А, хорошо.
— На следующем этапе происходят изменения описанного влечения. Становится ясно, что хочется чего-то «вкусненького». И наступает момент, когда приходит осознание, что, к примеру, «хочется гуся, запеченного в яблоках, лежащего в холодильнике». Но пока еще желание покушать мимолетно… Вы умеете водить машину, Алиса? — вопрос был неожиданным, и девушка вздрогнула.

— Я? Нет. Вот муж мой умеет. Он в армии водителем был, да и позже подрабатывал в таксопарке.
— Вы когда-нибудь ездили с ним на машине? Путешествовали?
— Нет, у нас-то и машины нет. А вот с другом я ездила за город, с ночевкой.
— Наш организм — как машина. Когда мы едем по городу и вокруг полным-полно заправочных станций, нас не слишком беспокоит тот факт, что загорелась контрольная лампочка. Топливо можно долить в любой момент. А вот представьте, если вы на трассе и не знаете, где заправка? Тут возникает некоторая напряженность и обеспокоенность. А успею ли я заправиться, не застряну ли в пути? Вот точно так и наш организм.

Алиса медленно кивала головой. Она расслабилась — казалось, разговор с отвлеченными примерами придает ей сил и желания понять себя. Она вдруг превратилось из жалкой страдающей Алисы в человека, которому интересно что-то в окружающем мире, она забыла о своей проблеме! Давно у нее не было такого ощущения! Доктор решил, что он на правильном пути. Философско-физиологическое направление разговора позволяет ей чувствовать себя нормальной, здоровой женщиной, и это нормализует ее реакции. «Ну что же, продолжим в том же ритме,» — констатировал врач про себя и задал очередной вопрос:

— Вы представляли себе, Алиса, перед тем, как садиться на диету, как вы похудевшая, помолодевшая, вся грациозная, идете по городу и всем телом ощущаете завистливые взгляды женщин и влюблено-тоскливые взгляды мужчин?
— Да, я так и мечтала, и решила, что есть ради чего пострадать!
— А вот дальше происходит самое интересное. Вечером вы идете в театр на пьесу Чехова.
— Что? Я никуда не иду! — удивилась Алиса.

Доктор рассмеялся:
— Я иносказательно. Итак, вы сидите на диете. Днем кушали очень мало и невкусно. Но вечером пошли в театр. С нетерпением ждете начала спектакля. Вас восхищает игра актеров, их умение интонацией, движениями по-новому расставить акценты в тексте, да так, что меняется смысл. Благодаря таланту актеров, произведение Чехова наполняется современными проблемами, становится близким вам, вы сопереживаете… Однако маятник наших желаний, однажды приведенный в движение, продолжает колебания, увеличивая амплитуду. Это как рок – ничего изменить нельзя. Мысли о еде превращаются в назойливую муху – прилетит, улетит, отвлекая внимание, мешая сосредоточиться. Даже если не жужжит – все равно вы знаете, что она рядом. В ваши планы тихой скромной поступью закрадываются изменения, дополнения.

— Доктор, но если я проголодалась, я пойду и поем, в чем проблема, — удивилась Алиса.
— Проблема в том, что вы на диете, и после шести вечера вам кушать нельзя! А спектакль-то начался в семь! Но в театре есть буфет… И вот тут вы замечаете, что по-прежнему стремитесь к духовной пище, но тоненькая худенькая отбивная становится как-то ближе к сердцу. Вы размышляете — может, все-таки в антракте сходить в буфет? Новый скачек амплитуды. В максимальных, меняющихся почти непрерывно точках отклонения — помните о колебаниях маятника? — вы испытываете лишь два желания: поесть или похудеть.

Алиса сидела в задумчивости. Казалось, она только-только начинала понимать, почему доктор так подробно объясняет ей все эти физиологические штучки. Тем временем он продолжал:

— Существование двух взаимоисключающих желаний очень тяжело переносится психикой. Но включаются внутренние механизмы. В таких случаях организм сам выбирает желание, более важное и полезное для него.
— Точно! — встрепенулась Алиса. — Иногда я вспоминала, что сижу на диете, только после того, как поем…
— А ваш умный организм продолжает работу. Представления и мысли, связанные с похудением, блекнут. Уже вообще не хочется думать об этом, или вы думаете совсем по-другому: зачем нужны завистливые взгляды случайных встречных, знакомых и не знакомых женщин? Зависть ни к чему хорошему не приведет... Да и мужчина есть рядом, пусть без тоски в глазах, и с любовью во взгляде тоже проблема, но ведь все же смотрит! А Чехов? Каждый год слушаю Чехова, и все время «в новом прочтении». Сколько можно! Так и до хоррора его произведения довести можно... Сделать из него Стивена Кинга, а из «Чайки» триллер… Может, лучше отдохнуть по-человечески, нормально покушать? Обычно мучения на этом заканчиваются.

— То есть, организм принимает решение за нас, доктор? Наша сила воли, воспитание, принятое решение не важны, получается? — недоумевала Алиса.
— Конечно важны. Но сейчас мы рассматривали, как это происходит у людей, для которых сама цель — похудеть — не представляет особенной ценности. Она не является внутренней потребностью организма, а, скорее, навязанной, внешней, и поэтому организм принимает более полезное, с его точки зрения, решение.
— Вы клоните к тому, что мой сексуальный аппетит — это то, что нужно организму, а ограничения, которые я вынуждена использовать — это внешнее и навязанное, что-то типа диеты?
— Вы правильно поняли меня, Алиса.
— То есть, я нормальная?
— У вас есть причины сомневаться в этом? — улыбнулся доктор.

Продолжение следует...


Жду ваших комментариев, уважаемые, и благодарю вас за время, потраченное на чтение поста )
С вами @ladyzarulem

прозаprozaжизньледизарулемladyzarulem
738
396.768 GOLOS
0
В избранное
ladyzarulem
Учусь летать! Ращу крылья.
738
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (27)
Сортировать по:
Сначала старые