Танк

image.jpg

Вы знаете как пахнет горящее железо? А когда оно еще перемешано со свежим человеческим мясом? Нет? Значит вам крупно повезло, поверьте мне. Значит вы никогда не попадали в засаду.

Колонна была сформирована буквально за день. В основном это были «наливники» и тентованные большегрузы. Сколько единиц техники не помню, но примерно под пятьдесят вместе с охраной в виде двух «бэтэров» и одного танка. Как я понимаю, задумывалось это все примерно так: дорога узкая, петляющая над пропастью, крутые повороты, быстрых участков практически нет. Асфальт встречается клочками метров по тридцать, и то весь изрыт траками и минометными воронками, поэтому танк не станет обузой и вполне сможет плестись позади, далеко не отставая. Разведка доложила, что в округе боевиков нет, поэтому хватит и двух БТРов с их вооружением. А танк пригодится в экстренных случаях, если вдруг на дороге возникнет завал или какая-нибудь сгоревшая ранее машина будет мешать движению. Но никто не догадывался, что у танка была и своя «секретная» миссия, он вез важные документы, которые двумя днями ранее не рискнули отправить этим же путем на УАЗике. И правильно сделали. Почему правильно я догадался потом, когда уже все завершилось. Но это понимание придет ко мне позже. А пока я сидел на броне БТРа, который замыкал колонну, и от нечего делать разглядывал все, что попадалось мне на глаза. Вон коршун кружит над чем-то темным, напоминающем небольшой угольный мешок. Наверное присмотрел там себе какую-нибудь мелкую живность, которая нашла пристанище под этим брошенным предметом. А вон там по горе идут архары. Я всех горных баранов называю архарами, даже если они и не горные, и вообще не бараны. Просто в моих краях таких нет, поэтому они и архары. Название то интересное. Вот пусть и будут все бараны и козлы архарами, а то им наверное обидно быть козлами и баранами.

День был просто великолепный! Синее синее небо изредка показывало нам облака, ветра практически не было, лето только только начиналось. Хорошо! Если забыть, что война. И я практически забыл о ней в этой идиллии, но как всегда «почти» скоро закончилось. Неожиданно.

Колонна поднялась достаточно высоко и выстроилась так, чтобы было обеспечено безопасное расстояние между машинами. И вот только все настроились на длинный монотонный путь, как вдруг... На войне всегда «вдруг», но в этот раз он получился особенным. Впереди идущий БТР превратился в черно-желтый цветок, вскинувший свои стремительные лепестки ввысь. А потом до меня докатился звук взрыва и тут же в нескольких сантиметрах от меня по броне зачиркали пули.
На «подумать» времени не осталось. Я прижал к себе свой автомат и нелепо шмякнулся вниз на землю. Мордой в пыль. И резво так рванул на пузе к огромному валуну, который остановился у самой дороги. Те, кто не успел так же свалится вниз получили свои последние награды, нарисовавшие на местах влета кровавые отметины.

Так и начинается бой. Все бои. Они бывают разные, но всегда неожиданные. Даже если все знают, что сейчас начнется, все равно первая пуля появляется из ниоткуда. Ну а потом как обычно — кто кого. Это не компьютерная игра, здесь нет возможности возродиться. Жизнь и смерть, вот и весь спор. Хочешь выжить, забудь о морали, делай то, что говорит подсознание, только так появляется шанс. Понимаешь? Не гарантия, а всего лишь шанс. А лупят непонятно откуда, и высунуться из-за спасительного камня практически невозможно.

Колонна встала. БТР на котором я ехал, дал задний ход и завертел стволом пулемета. Слишком круто нужно было поднять ствол, чтобы дотянуться до видимой из машины цели, поэтому и рванула она назад, чтобы уменьшить угол. Рядом со мной поднялись пыльные фонтанчики, зажужжали срикошетившие пули. Вслед за отъезжающим БТРом вздыбилась пылью дорога. И тут я заметил, что в колонне не хватает танка. Странно, я же точно помню, что он шел рядом с нами, а теперь его нет. Я попытался вспомнить когда же он исчез из поля моего зрения, но так и не вспомнил. Старенький танк то, скорее всего прикрыл колонну на особо опасном участке, да так и отстал.
Бронемашина дала короткую очередь, затем чуть скорректировала наклон стволов и запела свою протяжную громогласную и смертельную песню. Мне в принципе понравилась ее ария, правда я не услышал криков «браво!». Бэтэр еще раз крутнул башней и вновь пропел свою песню. В ответ по его броне завизжали трассеры и я понял, что больше песен не будет. Медленно медленно башня оторвалась от корпуса и несколько раз перевернувшись в воздухе вспыхнула белым огнем. А там где только что она была вырос еще один огромный черно-желтый цветок, порвавший броню и превративший ее в оскаленную пасть с железными раскаленными клыками. Что было дальше я не помню. Последнее что я сделал это вжался лицом в горячую горькую пыль и закрыл голову руками.

Когда я очнулся, то вся колонна горела. Изредка раздавались автоматные очереди и слышались крики раненных. Я так и лежал у спасительного камня, который принял на себя не одну мою смерть. Автомат я не выпустил, и моя ладонь привычно заняла свое место, а указательный палец лег на спусковой крючок. Нападавшие спустились вниз и добивали раненых. Кто-то еще огрызался им в ответ, но соотношение сил явно было не в нашу пользу. Я выругался и прижавшись боком к камню направил ствол в сторону врагов. Я понимал, что шансов мне одному победить их всех практически нет, но я же русский солдат, и как-то не правильно будет поднять руки вверх и сдаться в плен. У меня дед фашистов бил, а я значит каких-то бандитов испугаюсь? Нет уж, с таким позором я жить не смогу. Хотя умирать не хочется. Поэтому буду биться до конца. Если, что чеку в зубы и парочку дебилов с собой точно заберу. Но умирать не хочется.
Бензовозы пылали факелами. Черный дым то взмывал вверх, то стелился по дороге, закрывая от неба все, что осталось от колонны. Двое боевиков заметили меня и не спеша направились в мою сторону. Наверное подумали, что я убитый, ведь буквально в двадцати метрах от меня догорал изувеченный до неузнаваемости бывший БТР.

«Да хрен с вами!» - про себя произнес я и нажал на спусковой крючок. Автомат пролаял несколько раз и замолк. Идущие ко мне рухнули мешками. Я как мог быстро поднялся и переместился к другому камню, который был больше похож на укрытие, чем прежний. Дым мешал рассмотреть, что происходило впереди, но похоже наступил последний акт нашей трагедии, потому что выстрелы практически прекратились, только боезапас в горящих машинах изредка салютовал погибшим. Или победителям? Нет, они еще не победители, пока я живой. У меня еще есть патроны, а если они закончатся, то я и зубами порву пару вражеских глоток.

И вдруг... Да да, снова «вдруг». Как всегда вдруг. Неожиданно и удивительно вдруг. Наверное на небе разглядели сквозь дым ту несправедливость которая здесь случилась и решили поправить неправильное. Боевики шли по дороге кучей. Адреналин добавлял им смелости. Они перекрикивались, шутили и смеялись и победно палили из нескольких стволов вверх. Я краем глаза заметил, что почти сгоревший БТР зашевелился. Сдвинулся с места и пополз в сторону боевиков. Они этого не заметили, им было некогда, они ликовали. А потом убитый бэтэр взял и жахнул, да так, что на месте где только что были боевики образовалась неглубокая, но широкая воронка, разбросавшая в разные стороны куски земли и порванных тел. Я подумал, что сошел с ума. И не опасаясь уже ничего встал в полный рост и увидел, что за сгоревшим БТРом прячется танк. Танк! Тот самый, который старенький. Который отстал и потерялся где-то в пути.

Взревел двигатель и тяжелая машина легко столкнула с дороги полностью выгоревший БТР. На танковой башне сидел командир экипажа и внимательно рассматривал то, что осталось от колонны. Я поднял автомат вверх, командир заметил меня и махнул рукой, мол давай быстрее залазь! И вот я уже внутри. Никогда раньше не приходилось ездить внутри танка. Жарко, душно, громко. Короче не люкс. Зато броня есть и есть чем ответить ворогу. Я это уже оценил только что. Впечатлило. Командовал танком старший лейтенант, имя забыл. Всего экипаж состоял из трех человек — командир, наводчик и водитель-механик. Хорошие ребята. Спокойные как удавы. Перед ними куча боевиков, а они даже не пытаются попятиться. Мне рассказали, что пока мы тут запекались, танкисты летели к нам на помощь на пределе возможностей. Это только в кино бывает, что помощь всегда приходит вовремя, а в жизни чаще всего вот так — почти успели. Но это «почти» стоило многих жизней наших солдат. В каждой машине была связь, но с танкистами в данное время поддерживали ее всего несколько выживших. Наверное человек пять, не больше. И я. Пацаны полегли, а я жив. Даже не зацепило. Какой вывод? Буду мстить за всех и за каждого в отдельности. Пока счет не сравняю - не остановлюсь.

Залязгали гусеницы и мы медленно покатились вперед. Шлемофон командира что-то бубнил непонятное мне, но я не сильно то и прислушивался, меня трясло. Адреналин. Вот он главный наркотик войны. Ради него многие не могут мирно жить. Механик нажал на педаль газа и танк рванулся вперед. Я уперся руками, чтобы не завалится и не расшибить себе голову. Каска? Каска лежала рядом, в танке она не нужна.

Что там происходило за бортом я не видел. По броне постоянно стучали пули и осколки, но мы продолжали нестись вперед, не обращая никакого внимания ни на что. Неожиданно мы остановились, попятились назад и я потерял сознание.

Очнулся только в госпитале. Сказали что чудом выжил. Оказалось, что я не заметил, что ранен. Адреналин. Говорят, что моя каска была почти полная крови. Моя ли кровь это была? Ничего не помню. Рассказали, что из всей колонны выжили только девять человек. Если бы не танкисты, то никто бы не выжил вообще. А что случилось с танком я так до конца и не знаю. Врачи сказали, что вытаскивать меня из бронированной черепахи помогал механик-водитель, и что остальных членов экипажа с ним не было. Ну как так то? Почему я ничего не помню? Говорят...

И лишь когда я выписался из госпиталя и вернулся в свою часть, то мне замполит рассказал все, чего я не знал. Оказывается когда я потерял сознание танк вступил в бой. Никто не может понять до сих пор как танкисты смогли в одиночку снести практически всех, кто нападал на колонну. Когда туда прилетел вертолет со спецназом, то все камни вокруг были черного цвета. Несколько сот метров обожженной скальной породы. Наверное так выглядит ад. Но самое удивительное то, что израненный Т-72 смог самостоятельно довезти меня до ближайшего пункта приема раненных. Я не помню. Ничего не помню. Замполит сказал, что командир танка погиб. А затем погиб и наводчик. Да и механику досталось. Но он выполнил свой долг до конца. Как их звали? Я не помню. К какой части был приписан танк я тоже не знаю. Ребята! Если вы меня слышите, спасибо Вам за то, что я остался жив. Если бы не вы...

А потом я узнал, что у танка был разворочен мотор, масло из него просто лилось, и чихающий черным дымом умирающий бронированный монстр нагло прополз через деревню, которую контролировали боевики. Никто не осмелился в него выстрелить. На корпусе не было живого места, несколько попаданий из РПГ, несметное количество более мелких ран, и все это покрыто толстым слоем гари. Так мне рассказали. Адреналин. Война. Танк.

image.jpg

прозарассказголосжизньвойна
9
0 GOLOS
0
В избранное
Андрей Данильсон
Время собирать камни...
9
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (0)
Сортировать по:
Сначала старые