Кенийские откровения, часть 2

Вот и вечернее сафари. Грузимся в машины, они открытые, сверху брезентовый тент от солнца и дождя. Джипы красивого зеленого цвета, на боках надписи и логотипы лоджа.

Но мы оказываемся не одни, снами садятся три каких-то бородача мусульманина. Они приветствуют нас фальшивыми улыбками, один садится впереди с водителем, двое других на сиденье сзади нас. Не выдерживаю и говорю Инге: «Прямо Аль-каида какая-то». Получаю удар в бок и шипение: «Ты что, это же международное слово, все понимают». Будто в подтверждение, старший косится на меня с переднего сиденья. Ничего не остается, как преувеличенно громко поинтересоваться у Сэмюэля скоро ли трогаемся. Он бодро отвечает, что готов, и мы выезжаем.

Не успеваем спуститься с нашего холма, как навстречу нам идет птица- секретарь, важно переступая своими длинными ногами и выискивая в траве змей и ящериц, которыми она и питается с удовольствием. Между прочим, занесена в Красную книгу, как исчезающий вид.

Останавливаемся, снимаю на камеру, как вдруг слышу голос старшего бородача: «Go, go». С удивлением смотрю на него и оказываюсь не один – Сэм тоже оглядывает его с нескрываемым изумлением. А этот приверженец ислама небрежно показывает рукой, мол поехали, чего тут смотреть. Я уже подбирал в голове наиболее приличные из известных мне английских слов (а в уме как назло крутится то fool, то fack you), как Сэм опережает меня, говоря, что если кто куда-то и торопится, то может следовать своей дорогой с той скоростью, которой ему подсказывает его разумение, а мы приехали сюда смотреть животных. Я утвердительно крякаю и вызывающе смотрю на попутчиков. Два боевика сзади молча ждут указаний своего старшего, тот досадливо морщится, бормочет что-то про себя, но на открытую конфронтацию не идет. Победно переглядываемся с Сэмюэлем, и с это минуты он нарочито обращается только к нам и Ингой, спрашивая, пора ли продолжать путь или мы еще не насладились созерцанием той или иной сценки из жизни природы, и напрочь игнорируя попытки бородача подгонять нас.

На самом деле, мне до сих пор непонятно кой черт занес их на эти галеры, в смысле в Масаи Мара, животные интересовали их как свинина в пост. Я и по сей день думаю, что это были какие-то эмиссары или разведчики, а возможно они просто скрывались от кого-то. и косили под туристов. Но получалось у них плохо, задние все время засыпали и клевали носом, пока старший не будил их гортанными криками, тогда один вскакивал, делал своей мыльницей снимки чего попало, и дальше валился спать. Все таки, надо было проявить бдительность и сдать их в местное ФСБ, или как там у них называется (до сих пор совесть мучает иногда).

В общем наша любовь к животным снова подверглась суровым испытаниям, но я хочу сразу успокоить своих читателей и заявить, что мы с достоинством и терпением вышли из этой сложной ситуации, и стали еще более закоренелыми живото и природолюбами! В чем, надеюсь, вы и убедитесь из дальнейшего повествования, вот!

По дороге то и дело попадаются стада антилоп импала, то гаремы самок со своим доминантным вожаком, то стада молодых самцов-холостяков, еще не добывших себе самок в честном бою. Хотя трава и достаточно высокая, она не дает укрытия крупным животным, поэтому слонов, буйволов, зебр и антилоп гну видно издали, хотя двух последних очень мало, они все сейчас в Серенгети на территории Танзании. Масаи Мара похожа на ровную бесконечную степь, пронизанную извивающимися ниточками дорог, сходящимися, расходящимися, перекрещивающимися, разветвляющимися, живущими как будто своей жизнью. Гид постоянно разговаривает по рации, получая наводки от своих коллег. Вот он положил рацию, сказал, что недалеко замечена семья гепардов, поймавшая добычу, и мы доблестно бросаемся вперед (несмотря на бородатый балласт сзади). Прибываем вовремя, импала уже частично обглодана; ведь гепарды вынуждены есть очень быстро, ибо лев, леопард и гиена отнимут их добычу в один момент. Но, сейчас никого нет и гепарды не спеша вкушают трапезу, не забывая однако, бдительно посматривать по сторонам.

Пересекаем реку Мара, она сейчас местами очень неглубокая, даже не верится, что в период дождей здесь утонет несколько десятков или сотен обессиленных зебр и гну, и крокодилы, пресытившись, будут лениво отрывать куски мяса от их разбухших туш. Но сейчас все спокойно, и ничто не предвещает этой ежегодной трагедии. Закон дикой природы неумолим: смерть одних - всегда жизнь для других.
Периодически из высокой травы выскакивают семейства бородавочников, и смешно задирая свои тоненькие хвостики, пропадают в траве.

Два водяных козла, устав от выпаса прилегли отдохнуть на травку.

Надо сказать, что хищники нападают на водяных козлов крайне редко, только в период голода. Объяснение здесь простое – их мясо очень вонючее и маслянистое, поэтому пока будет возможность, в первую очередь охота будет идти на импал, зебр, гну и буйволов (мне кажется козлы на них не в обиде).

Впереди на фоне бескрайней саванны отчетливо выделяется одинокое дерево.

Но, подъехав, понимаем, что оно не одиноко, африканские сипы свили гнездо на верхушке и обозревают свысока окрестности.

Стало прохладнее, солнце клонится к закату, наш путь лежит обратно в наш гостеприимный лодж, тем более что моджахеды уже в открытую хотят перейти к военным действиям. Прощаемся с Сэмюэлем, получив инструкции на утреннее сафари, идем на ужин и ложимся спать.

Продолжение следует!

путешествияфотографиярассказприродаживотные
533
188.470 GOLOS
0
В избранное
africaner
Вижу свое предназначение в популяризации Африки, как единственного оставшегося места для свободного обитания диких зверей.
533
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (8)
Сортировать по:
Сначала старые