Намибия сверху вниз, или путешествие с оптимистом-реаниматологом, часть 12

Сегодня нас ждет поездка на ферму Амани Кэтс, расположенную в окрестностях Виндхука, где разводят и спасают больших кошек Намибии. В полдень за нами заезжает водитель лоджа, и мы отправляемся. Поначалу дорога отличная, а вот когда съезжаем в основной дороги на территорию фермы, то понимаем, почему за нами прислали джип. На въезде стоит флагшток с двумя флагами – Намибии и Франции, спрашиваем водителя, и он объясняет, что владелец фермы француз, а вот в том, что он настоящий француз мы убедились немного позже.

Сам лодж расположен на высоте примерно 1000 метров, поэтому дорога все время идет вверх, но не прямо, а с поворотами, петлями, уклонами. Наконец прибываем, лодж прекрасно вписан в окружающий ландшафт, ухожен и обустроен, но нам в нем не жить, а потому нам не терпится выехать на сафари.

К нам подходит рейнджер в широкополой шляпе а-ля ковбой, представляется Питером, короткий инструктаж и мы выезжаем. Машина полностью открытая, с несколькими рядами сидений, но мы в ней совершенно одни, что не может не радовать. Во-первых никто не мешает фотографировать, а во-вторых никто не будет галдеть над ухом в самый неподходящий момент.

О машине надо сказать отдельно. Скорее всего, это переделанный армейский грузовик-внедорожник, типа нашего Газ-66, со снятой кабиной и установленными рядами довольно жестких сидений. Рейнджер рассказал, что они его переделали основательно, подогнав под свои потребности. На выезде нам встречаются прибывшие туристы на арендованном джипе, которые просятся с нами на своей машине, но Питер им говорит, что они не смогут проехать за ним. Честно говоря, поначалу и я и они восприняли это просто как желание взять дополнительную плату за сафари. Но, потом, я понял насколько был прав рейнджер.

Дорога местами была, мягко говоря, немного опасной: тут наклоны и подъемы по 30-40 градусов, колея с боковыми кренами, которую даже наш армейский монстр преодолевал с большой натугой. Обычный внедорожник не проехал бы здесь на сто процентов.

По дороге проводник рассказывает нам откуда на ферме берутся животные. Кошки попадают на ферму различными способами, но самый распространенный это отказные животные, то есть те, которых люди взяли детенышами для забавы, а потом осознали опасность и затраты по кормлению, и отдали в добрые самаритянские руки. Здесь их не только содержат, но и лечат как физически, так и морально, возвращая к естественной жизни. Печально то, что некоторые звери после такого контакта и содержания в неволе на всю жизнь ненавидят людей лютой ненавистью.

На затравку у нас посещение гепардов, а для того, чтобы заслужить их благосклонность и мимолетную дружбу, столь необходимую для небольшой фото сессии, у нас в багажнике лежит изрядный запас мяса, вкупе с целой задней ногой. Заезжаем в загон через двойные электрические ворота, немного продвигаемся вперед на небольшую полянку, Питер глушит мотор, выходит из машины и раскладывает вокруг несколько кусков мяса, стараясь запрятать их или в кусты, или на ветви невысоких деревьев.

Сидим, ждем минут пять, тишина, только птички поют и мухи жужжат. Никого, высказываем предположение, что гепарды не придут. Питер снисходительно смотрит на нас и объясняет, что гепарды давно нас услышали, просто они далеко, и сейчас спустятся. В Амани Кэтс две стаи гепардов, наверху, в самом лодже живут три ручных гепарда, с различными повреждениями, которых по этой причине нельзя выпустить на волю. Их даже разрешали гладить гостям раньше, но, после небольшого инцидента, запретили.

Гости лоджа могут за ними наблюдать через стеклянную загородку, отделяющую лодж от загона. А здесь внизу на данный момент содержатся пять братьев, которых планируют выпускать в национальных парках Намибии, в основном в Намиб Науклуфт Парк.

Наконец, далеко вверху мелькают характерные пятнистые кошачьи шкуры, и гепарды прибывают к нам в полном составе, никому из братьев и в голову не придет пропустить такое важное мероприятие как кормежку. Хотя иногда они и не приходят, это может означать лишь одно – им крупно повезло, и они поймали либо небольшую антилопу, либо бородавочника, либо пару зайцев. Рейнджеры всячески это поощряют, ведь очень важно, чтобы у гепардов не пропал охотничий инстинкт, иначе они умрут с голоду на воле. Гепарды настороженно посматривают на нас и начинают поиск мясопродуктов. Вот один учуял кусок на дереве, вот второй.

Такой близкий контакт может легко создать иллюзию того, что гепарды ручные, а это совсем не так. И они дают нам это почувствовать и взглядом, и недовольным шипеньем, совсем как у домашней кошки, когда я делаю неосторожные движения, занимая более удобную позицию. Наконец все небольшие кусочки съедены, и гепарды недвусмысленно поглядывают на нас, побуждая к дальнейшим действиям.

Питер заводит машину и двигается вверх по склону, а вся братская ватага дружно бежит нам вслед. Вот машина останавливается, рейнджер лезет в багажник, и в его руке появляется вожделенная задняя нога. Все пятеро гепардов сосредоточенно напружинены, и, не отрываясь, заворожено смотрят на рейджера, как бандерлоги на питона Каа.

Замах, ловкий бросок, и … нет ноги, то есть, совсем нет! Она мгновенно исчезает под пятью пятнистыми телами, и в течение двух-трех минут слышно только рычанье, временами переходящее в визг, да жуткий треск разрываемой плоти и костей. Морды кошек вплотную друг к другу, каждый гепард старается ухватить, оторвать а заглотить как можно бОльший кусок мяса, ни о какой дружбе уже и речи нет и в помине, братство братством, а мяско врозь!

Вся компания рычит сквозь стиснутые зубы, стараясь захватить как можно большее мясное пространство вокруг себя, и перетянуть ногу, в ход идут и когти и зубы, но силы у всех примерно равны, а значит и шансы одинаковы. Вскоре возня затихает, и слышно лишь сосредоточенное урчание. Наконец пара братьев насыщается, а, может, просто устает от потасовки и покидает место кормежки. Наступает время для возобновления родственных отношений, и звери мирно облизывают морды друг друга, словно и не было этой неистовой схватки за добычу. После необходимой гигиены и ухода на отдых можно и пометить ближайшее дерево на всякий случай, чтобы остальные братья не дай бог не заблудились.

А, меж тем трое упорствующих или самых жадных продолжают валтузить мясной мосел. Среди них и вожак этой небольшой семейной группы. Причем Питер пояснил нам, что вожаком является далеко не самый крупный и сильный самец, а довольно мелкий и на первый взгляд посредственный. Зато он обладает самым сильным характером и отвагой, никогда не сдаётся и не отступает. Да, сила характера и воля –главное в жизни!

Покидаем гепардов, наступает время посещения царя зверей льва, вернее пары – льва и львицы. К ним на огороженную территорию уже не въедешь, для наблюдения служат две специально построенные башни, соединенные между собой настилом из бревен. Технология наблюдения примерно та же, специальный человек незадолго до нас разбросал корм недалеко от помоста, и мы приходим посмотреть, как львы будут его искать. В противном случае мы можем так и не увидеть зверей, они не очень-то жалуют людей и не покажутся по собственной воле, а загон очень большой, со скалой, за которой можно легко укрыться.

История этой парочки такова: оба они долго жили в неволе в плохих условиях, а львица даже покалечила хозяина, после этого они попали сюда, выпускать их уже нельзя по причине того, что они уже не смогут адаптироваться к жизни в природе. С тех пор характеры у обоих прескверные, они недолюбливают и презирают людей, и я могу вполне их понять. Причем львица иногда делает тщетные попытки карабкаться вверх по гладкой свае, служащей опорой для башни, и, хотя рейджеры понимают, что ей это вряд ли удастся, они стараются в такие критические дни не приводить сюда туристов на всякий случай.

Первым появляется лев, и тут же сосредоточенно начинает искать мясо, львица появляется немного поодаль и тоже начинает поиск, стараясь, впрочем, не очень попадаться на глаза супругу, и уж тем более не подходить слишком близко, дабы он не мог расценить её действия как посягательство на его обед.

Высокие отношения, могут подумать некоторые непосвященные! Нормальные, отвечаю я! Но не для духовных людей, а для животных, мир которых устроен вполне разумно и понятно, прежде всего, для них самих, а самое главное правила эти не меняются под каждого главу прайда то и дело.

Самец, его кстати зовут Бангани, взрослый, крупный, с красивой черной гривой, тяжело карабкается по камням, перепрыгивая с уступа на уступ, все же эта местность не совсем подходит львам, они предпочитают жить на открытых плоских саваннах, где много вкусных и полезных травоядных. Но, голод не тетка, и он старается вовсю. Обращаем внимание, что львица крупновата, Питер соглашается, объясняя это тем, что она кастрирована по медицинским соображениям, да и раздолья здесь для неё недостаточно, хотя такое содержание ни за что не сравнится с тем, какое у них было в неволе.

Делаем снимки, наблюдаем, как вдруг, ловлю себя на мысли, что, что-то не так, ну, не совсем как всегда. И, вдруг, понимаю, в чем дело. А дело в том, что ни лев, ни львица НИ РАЗУ не посмотрели ни на нас, ни даже в нашу сторону. Они прекрасно осведомлены о нашем присутствии, что без труда читается по их дергающимся ушам во время нашего шепота, но не считают своим долгом удостаивать нас даже взглядом! Это их месть, это несомненно их месть всем людям, за то унижение, которое эти львы испытали раньше, когда они были пленниками.

И как Питер ни звал их по именам, привлекая внимание, ему так и не удалось заставить их поднять свои глаза на нас! Какое же глубокое презрение мы вызываем у этих по сути несчастных животных, какую глубокую ненависть! Да, они вынуждены есть предложенную пищу, вынуждены терпеть наше внимание, равно как и щелчки фото и кинокамер, но всем своим поведением они демонстрируют, что не уважают и презирают нас всех, как представителей той жуткой породы животных, которая заставила их так страдать!

Полное игнорирование людей и есть их единственно возможная форма протеста, и они сполна ей пользуются! И, хотя лично мы не сделали ничего львам дурного, нам все равно стало неловко перед этими красивыми благородными животными за весь человеческий род, который и сам-то не умеет уживаться на земле мирно, и уничтожает вокруг себя то, что не он и создавал.

Последнее сафари по программе, это встреча, вернее свидание с леопардом. Не знаю как вы, а мы с Ингой из всех африканских кошек любим леопарда более всего. Если лично для меня, гепард – это, конечно, воплощение скорости и … какой-то грустной беззащитности, лев - воплощение силы, мощи и отваги, то леопард, безусловно, является воплощением ловкости, грации, хитрости и свирепости одновременно. Удивительно притягательный зверь!

Вот он появляется из-за камней, ловко и точно ступая, не делая ни одного лишнего движения. В отличие от гепардов и львов эта скалистая территория идеально подходит леопарду. Все его пятнистое пружинистое тело наполнено изяществом и силой, это видно по ловким непринужденным прыжкам, и той легкости, с которой он их совершает, не смотря на поврежденный тазобедренный сустав.

Увы, но он тоже постоянный житель фермы, его тоже нельзя отпустить на волю, какой-то фермер умудрился выстрелить в него, защищая своих овец и коз. Дикие животные, особенно хищники, находятся в постоянном конфликте с местным населением, разводящим скот, неуклонно и, безусловно, проигрывают войну за выживание. Местами их обитания скоро останутся только национальные парки, число и площадь которых тоже постоянно сокращается во всей Африке, да и не только здесь. А, ведь они обитали на земле задолго до появления самого кровожадного, многочисленного и опасного хищника планеты – человека!

Печально и грустно, абсолютно не хочется дожить до того, когда увидеть зверей можно будет только в зоопарках, да в виде иллюстраций в книгах и интернете. Одно утешает, я-то точно не должен успеть, хотя …ведь нет пределов человеческой жадности, подлости и глупости!

Ну, а пока, мы имеем счастливую возможность любоваться этим прекрасным зверем. Как же ловко и грациозно он вспрыгивает на дерево, обходя, нет, обтекая как ртуть крупные и мелкие ветви и сучья, поднимаясь вверх абсолютно безо всяких усилий, как будто играючи, и в конце подъема его ждет вожделенный приз – укрепленная на развилке сахарная косточка. Осторожно вынув её из расщелины, леопард так же легко спрыгивает на землю и исчезает среди камней, чтобы насладиться легкой добычей в тишине и покое. Пару мгновений мы стоим, завороженные увиденным, осознавая, как нам повезло, а затем возвращаемся в лодж.

А там нас уже ждет непременный атрибут окончания сафари – шампанское! Встречает нас управляющая и одновременно подруга хозяина брюнетка Люси. Разлитое советское шампанское лоджа, которым мы впрочем, угощаем всех присутствующих, кончается довольно быстро, приносят вторую бутылку, которую надо открыть.

И, тут-то вступает на сцену наш ковбой Питер, демонстрирующий нам, как в старину открывали бутылки настоящие гусары, только в руке у него не сабля или шашка, а простой охотничий нож, которым он, впрочем, орудует не менее ловко, чем гусар шашкой. Короткий замах, отсеченное горлышко падает прочь, а шампанское пенным ручьем стекает вниз! Ай да Питер, ай да ковбой!

И, тут происходит событие, позволяющее нам вспомнить, что мы все-таки в гостях у француза. Появляется сам хозяин, уже с бокалом шампанского в руке, и радушно приветствует нас. В этом бы не было ничего странного, если бы другая его рука не обнимала в это время за плечи девушку с длинными белыми волосами. Уговариваю себя, что это может быть сестра, или например … двоюродная сестра, но, коварный хозяин не оставляет мне никаких шансов на целомудрие, и нежно целует незнакомку прямо в губы.
Люси при этом старательно делает вид, что её это нимало не касается, но её выдают поджатые губы, и стиснутые скулы.

Тут же, кстати, вспоминаю рассказ Томаса, который я забыл вставить в предыдущие части. Когда я спросил его кто в основном из туристов ездит по Намибии, и с кем им нравится путешествовать, Том со смехом поведал мне, что перед нами они ездили с двумя парами французов. И, ситуация развивалась стремительно таким образом, что в конце поездки, пары чуть не поменялись, а один муж набросился на другого с кулаками, его жена вступилась за любовника, так что нашим рейнжерам пришлось туго. Остаток поездки им пришлось следить не столько за дорогой и зверями, как за тем, чтобы довезти своих туристов в целости и сохранности. Французы, однако!!!

Быстренько прощаемся с этим версальским вертепом, тем более, что хозяин начал подозрительно доброжелательно поглядывать на Ингу, а я, хоть и вполне цивилизованный и современный человек, но, все-таки не француз!

Вот на такой легкомысленной ноте и закончилось наше путешествие в Намибию, утром нас ждал перелет в Йоханнесбург, а потом и домой.

путешествияфотографиярассказыприродаживотные
585
237.201 GOLOS
0
В избранное
africaner
Вижу свое предназначение в популяризации Африки, как единственного оставшегося места для свободного обитания диких зверей.
585
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (13)
Сортировать по:
Сначала старые