ЮАР, Индаба-2009, часть 5, остров-баунти - Занзибар, окончание

Надо сказать, что в целом наше пребывание в отеле было спокойным и безмятежным. Распорядок дня обычно строился следующим образом: ранний подъем, купание и загорание до завтрака, пока солнце еще не способно поджарить тело до вкусной румяной корочки, завтрак, чтение книжек в тени деревьев с периодическим купанием в океане или бассейне, и наблюдением за наглыми воронами, дегустация сока или пива, в зависимости от настроения, потом в номер, душ, отдых, снова солнечно-морской моцион, подготовка к ужину, аперитивчики, ужин, прогулка под черным звездным африканским небом, ранний сон.

Привычное уклад разбавлялся лишь кратковременным односторонним общением с одной шустрой, довольно крупной ящеркой, проживавшей под камнем неподалеку, практически единственной живностью на территории отеля. Примерно так, или с небольшими вариациями на тему покупки в магазинчике сувениров, мы и провели несколько дней. Персонал, надо отдать ему должное, изо всех сил старался внести посильное разнообразие в наш изнурительный монотонный отдых, и практически каждый ужин в отеле был тематическим. То арабский вечер, то вечер национальной кухни и танцев, то высокой французской кухни и песен, и так далее.

Население отеля было интернациональным – были несколько пар южноафриканцев, немного англичан, французов, швейцарцев, немцев, со всеми мы раскланивались и общались по мере необходимости. А с одной немецкой бабулькой из бывшего ГДР, даже немного по ностальгировали на тему: СССР и ГДР друзья навек. Публика сплошь воспитанная, чинная и благородная. Но, в один из дней мирное спокойствие нашего благовоспитанного кружка было нарушено вторжением «варваров» - молодой пары из далекой Поднебесной, то бишь, Китая. Они были весьма забавны, различие культур, а может и отсутствие оной вовсе, было налицо. Пара ни с кем не общалась, вела себя весьма беспардонно, шумно веселилась, а дама вообще очень странно одевалась в прозрачные длинные платья, видимо считая, что у неё красивые ноги и не стоит их скрывать даже вечером. Меня всегда забавляют женщины не умеющие, а может и сознательно не желающие, хотя бы чуть-чуть попытаться взглянуть на себя объективно. А, может, это просто нереально, и я хочу невозможного???

Но, самый большой сюрприз они преподнесли, когда в один из дней перед ужином было небольшое, заранее объявленное пати, с целью поддержать местных художников, рисовавших как обычные картины маслом, так и в традиционном танзанийском стиле тинга-тинга, напоминающим детский рисунок африканских животных.

На большой веранде, где стояли столы для настольного тенниса, бильярд, шахматы и прочие тихие игры, были выставлены картины и накрыты столы с легкими закусками. Все гости пришли принаряженные, в варианте «коктейль», ходили не спеша между рядов картин, попивали шампанское, смотрели, обменивались мнениями, в общем, царил обычный нормальный распорядок подобных мероприятий. Но, пристойное течение вечера было нарушено нашей китайской парочкой, заглянувшей к нам на огонек прямо с пляжа, то есть в плавках и купальнике. Нимало не смущаясь, они взяли ракетки с крайнего столика и начали играть в теннис, белый целлулоидный шарик то и дело падал со стола и скакал прямо под ноги разодетой публике, и они, с веселым хохотом, обмениваясь репликами, выцарапывали его из под ног гуляющих. Повеселившись так минут пятнадцать, эта парочка молодых хунвейбинов наконец оставила нас. Было очень забавно видеть, как удивленно ползли вверх брови достопочтенных дам и господ, как они обменивались недоуменными взглядами, но политкорректность и буржуазное воспитание так и не позволили никому сделать даже малейшего замечания нашим маленьким братьям из большой страны.

Незадолго до окончания этой счастливой безмятежной поры наступил наконец второй день инспекции отелей и экскурсии в национальный парк «Лес Жозани» и Стоун Таун. Нам предстояло заехать в несколько отелей по дороге, и в их числе недавно открытый отель всемирно известной цепочки Кемпински. Ознакомление с Кемпински нам проводила молодая очаровательная девушка по имени Джоан, одетая в строгий черный костюм.

Здесь было практически две категории номеров – обычные в двухэтажных корпусах с выходом на крышу, где стояли лежаки, и вилла. Даже в обычный номерах все было очень прилично, обстановка, мебель, интерьер. Территория была ухоженной, газоны подстрижены, листики подметены – Кемпински держал марку. Виллы располагались немного в стороне, и нас повезли туда на большом электромобиле, на нем же возят отдыхающих и на пляж, который располагался неподалеку. У каждой виллы было персональное название, персональный бассейн с большой деревянной террасой и соответствующая резная дверь, которые вообще являются визитной карточкой Занзибара. После инспекции вывод был однозначен: «Кемпински» - он и в Африке «Кемпински»!

В общем, посмотрев на все это великолепие и немного расстроившись, мы продолжили инспекцию. Чтобы не утомить вас окончательно скажу лишь, что была парочка отелей, похожих на наш Блю Бей, был один в арабском стиле, очень пафосный, даже немного круче, чем Кемпински, в пару нас не пустили по причине реконструкции, чему я был несказанно удивлен и даже слегка повздорил с менеджером.

Так же был один отель – Фермонт, с большой территорией, под управлением итальянцев, оформленный под деревушку, весь заросший зеленью и цветами. Номерочки в нем были малюсенькие, но оформленные со вкусом рыбками в изголовье. В целом, он нам понравился, правда ценовая политика в нем была с нашей точки зрения, немного неразумной.

Следующим номером программы у нас было посещение самого большого национального парка Занзибара (к слову, совсем крохотного) леса Жозани, с уникальными красными колобусами, сохранившимися только здесь, и находящимися под охраной. Поскольку ботаническая часть экскурсии нас интересовала мало, мы попросили гида сразу отвести нас к колобусам. В парке проживает несколько семей красных колобусов, получивших свое название по яркому цвету своей спинки, вот к одной из них нас и привел молодой парнишка-гид. Поскольку колобусы едят только листья, да и то далеко не все, а только с трех-четырех видов деревьев, то они на них и проживают. Очень удобно, что называется и стол и дом! И, хотя, они абсолютно не боятся людей, фотографировать их совсем не просто по двум причинам: во-первых, они располагаются в густой листве и все время норовят оказаться против света, а во-вторых, редко сидят без движения, ну совсем не входят в положение бедных фотографов. А, детвора, так та вообще все время скачет вверх вниз, играет и резвится как угорелая.

Когда колобусы сидят на ветках расслабленно, то их длинные хвосты свешиваются далеко вниз. Не могу удержаться от соблазна и пытаюсь дотронуться до хвоста ближайшего ко мне, но не тут-то было, обезьянка бдительно поддергивает хвост вверх и укоризненно смотрит на меня свысока своими выразительными влажными глазами, так что мне становится очень стыдно за свою фамильярную бестактность. Между прочим, если смотреть снизу вверх, то колобусы очень хорошо маскируют свои тела среди причудливых переплетений ветвей. Какие же они забавные все-таки!

Смотрю на стоящих вокруг туристов, и вижу, как лица людей светлеют, губы непроизвольно расплываются в улыбке, все стоят, задрав головы вверх, блаженно щурясь от солнца, с выражением абсолютного и безграничного счастья. Ну, и вот скажите мне, у кого могла подняться рука на такое чудо природы?! Эх, люди, люди - человеки!

Наблюдать за колобусами можно, конечно, вечно, продлевая тем самым счастье, но счастье не может длиться вечно, на то, оно и счастье. Едем дальше – нас ждет столица Занзибара Стоун Таун. Вот лично я не отношусь к числу людей, обожающих арабские города, с их узенькими улочками, куда порой не проникает луч света, с их специфическими запахами и прочими радостями арабской культуры, а именно таким и был Стоун Таун.

Начинаем прогулку с рядами торговцев всякой всячиной, где фрукты соседствуют не только с овощами, но и с рыбой, кальмарами, рисом и еще черте чем – запашок соответственный!

Тут же в открытом окне машины одинокий ребенок сосредоточенно пытается сосать свой палец, так как это могут делать только дети – с абсолютно-отрешенным взглядом, погруженным куда-то глубоко в себя. Ну что с5азать: дети - они и в Африке дети!

Улицы города представляют собой сплошной нескончаемый базар, продают все, от знаменитых занзибарских дверей, до резаных тут же апельсинов. А, вот стоит и желтая телефонная будка, на которой написано, что она почему-то для друзей.

Несмотря на то, что улочки и так уже некуда, по ним то и дело несутся, отчаянно сигналя зазевавшимся туристам, мотоциклы, мотороллеры и велосипедисты, что весьма неудобно и даже временами опасно. В переулках ходят женщины с повязанными головами и закутанными телами, строго-настрого запрещающие фотографировать себя настырным туристам.

То тут, то там на стенах можно видеть черную плесень, верную спутницу высокой влажности, которой нас совсем недавно на полном серьезе пугал из телевизора бригадир Безруков.

Ну и, конечно, знаменитые резные двери в домах, всевозможной раскраски.

А, вот и детский паровозик, беспечно сидящий на ступеньках возле страшных металлических шишаков. Провожу беседу о технике безопасной игры возле таких опасных предметов на чистом русском языке, заставляю их расписаться за полученный инструктаж, и дети провожают чуднОго дядю, говорящего на непонятном тарабарском языке, удивленными взглядами.

Вот и конец экскурсии, отмахиваюсь от торговца эксклюзивными очками лучших марок за десять долларов и едем назад в отель, все по тем же знакомым дорогам, мимо покосившихся хижин, заброшенных построек, поросших уже бурьяном, лавчонок торговцев, мимо синеющего вдалеке океана, мимо плантаций пальм, мимо заборов других отелей, все мимо и мимо….

В заключение хочу подбить итог нашего пребывания на Занзибаре и самому себе ответить на вопрос: «А баунти ли Занзибар?». Вопрос и сложный и простой одновременно. Прям как у Некрасова в одноименной поэме про Русь! Смотря для кого! Для туристов, отдыхающих в отеле, и вкушающих все блага, возможно! Для местных, работающих тяжело и за гроши – однозначно нет! Для детворы – наверное, ведь в детстве главное, чтобы было тепло, тебя любили, и не грузили обязанностями.

Ну, а для меня-то самого? Отвечаю так: мне милей та же Момбаса – зверья и птиц поболе, океан и солнце то же, отели ничем не хуже, по-английски говорят лучше, по-русски не говорят ни там, ни там, денег просят меньше. Хотя в Момбасе и нет пока отелей уровня «Кемпински» и «Бораза», ну да мне лично в них не отдыхать. Но, свой окончательный вердикт и суждение выносить, конечно, вам, основываясь как на моем скромном опусе, так и на своем субъективном восприятии, множстве фильмов и туристических путеводителей...

За сим прощаюсь с вами и с островом баунти - Занзибаром!

путешествияфотографиярассказыприродаживотные
239
143.569 GOLOS
0
В избранное
africaner
Вижу свое предназначение в популяризации Африки, как единственного оставшегося места для свободного обитания диких зверей.
239
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые