Не прощу никогда

Замуж я вышла рано, едва мне исполнилось 18 лет. У нас была большая семья: папа и мама, дедушка и бабушка, три брата и пять сестер. Я — старшая. Родственники исповедовали мусульманскую веру и чтили обычаи предков, а нас, детей, к религии не понуждали, говорили, время сейчас другое. Я училась в русской школе, прекрасно знаю немецкий язык, потому как мои школьные подруги - этнические немцы. А вот на казахском даже писать не умею: мы только дома на родном языке разговаривали.
Мое детство проходило безоблачно. В нашем многонациональном селе все жили дружно, целинный совхоз славился миллионными прибылями, дома держали отару овец, гусей и кур, и мы ни в чем не знали нужды.
Своего будущего мужа до свадьбы я видела раза три, он приезжал с товарищем в наш дом культуры на дискотеку, там меня и высмотрел. На ноябрьские праздники пришел к родителям сватом, подарки щедрые привез. Дедушка мой решил мою судьбу: «Этот человек большим начальником станет, ты за ним проживешь надежно». Перечить у нас не принято, свадьбу нашу сыграли согласно обычаям.
И началась для меня новая интересная жизнь. Муж - военный. Мы меняли гарнизоны и города, переезжали из одного конца страны в другой, служили за границей. Жили одним днем, имуществом не обрастали. Радовались рождению детей. Муж считал, что детям в садике будет некомфортно, поэтому до школы их воспитанием занималась я.
Перестройка нас застала в Венгрии. Пришлось срочно выезжать. Куда? Муж решил ехать в Вологду, выбор свой сделал в пользу сельской местности, поэтому очень дешево купили пустующий дом в 12 километрах от областного центра. Вологодская деревня приняла нас холодно, зачем ей лишние рты, неработающая беременная казашка и три малолетних сорванца. В тот же год мужу дом удалось перестроить, за это его зауважали местные жители. А меня нет, потому что я вновь ходила беременной. Света и Оля у меня погодки. Муж быстро нашел хорошую работу, бизнес развернул, чувствовал себя в новых условиях, как рыба в воде, деньги появились большие. Правда, времени с семьей проводил мало, да я привыкла к его отлучкам за годы службы, вопросов лишних не задавала. А потом мой благоверный заявил, что полюбил другую женщину, дает мне развод и переезжает в город на руководящую работу. Что делать? Своих доходов у меня нет, профессия - домработница. Дочке младшей два года только-только исполнилось. Собралась ехать к родным в Казахстан, только бы на билеты денег найти. Но добрые люди уговорили не сдаваться, сыновей с места не срывать посреди учебного года, не бросать нажитое хозяйство. Мы к тому времени уже имели коз, кроликов, кур, огород приличный да и семь пчелиных семей. За это деревенские ко мне подобрели, а самые сочувствующие посоветовали подать на алименты. Ох, как кричал муж на суде о том, что я не пригодная к жизни женщина. Принес справку о минимальных доходах, чтобы как можно меньше отчислять средств, но судья обязал его содержать семью в полном объеме.
Тяжело одной остаться без мужа в 35 лет, поднимать пятерых детей. Слава Богу, что дети слушались меня, выполняли мои поручения, старшие за младшими присматривали, да и люди добрые помогали, чем могли.
Первую зиму, как назло лютую и снежную, мы пережили с трудом, понесли урон в хозяйстве: пчел поморозили. Наступила весна, надо огород обрабатывать. Пошла в соседнюю деревню тракториста уговаривать, чтобы участок вспахал. Он не отказал. Так я познакомилась с Васей, он жил вместе с матерью до тридцати годов неженатый. Вася участок вспахал, а потом и изгородь пришел поправить, и сено помог заготовить. Вася поражал меня трудолюбием и основательностью, но не это главное. С ним любая проблема решалась легко и просто, и все вокруг становилось спокойным и радостным. С первой же минуты знакомства показалось, что знаю его всегда. Ради него хотелось нарядиться, быть стройной и подтянутой, для него печь пироги и вязать шарфы. Как волнительно, оказывается, случайно прикасаться к его волосам, без слов угадывать желания, смотреться в его серые с искринкой глаза. Высокий, с застенчивой улыбкой, крупными натруженными руками, он стал для меня свежим ветром в душный день. Фундамент наших отношений закладывался гармонично, красиво и чисто. Мы гуляли по заснувшей деревне, взявшись за руки, Вася читал мне стихи Рождественского, Шипачева, Асадова, Багрицкого, он знал их великое множество, мы пели песни, сидя у костра. Он хорошо относился к моим детям и выказывал готовность их воспитывать, а мальчики с удовольствие катались с ним на тракторе, бегали к его маме на блины.
Наш роман еще не миновал конфетно-букетный период, как об этом узнали мои бывшие родственники. Какая сорока принесла им нашу тайну на хвосте, мне и теперь непонятно. Свекровь и золовка на машине специально приехали за 450 километров в нашу глушь и, нагрянув к Васиной матери, густо полили меня грязью и довели ни в чем неповинную женщину до инфаркта. Бывший муж подал в суд с угрозами лишить меня материальной поддержки и отобрать детей. Я отстаивала свои права, как могла. За нами установили слежку. Все их усилия не прошли даром. Вася начал пить беспробудно и из дома не выходил. Вскоре Васе нашли невесту и сосватали. Я плакала день и ночь. Через полгода Вася пришел с покаянным признанием, что не может выкинуть меня из головы и любит всей душой. «Прости, что оказался слаб против массированного давления, - плакал он, - я подал заявление и хочу развестись с женой, она чужой мне человек...» Его жена ждала ребенка, и судья отказался расторгнуть брак немедленно. Я отказалась от Васиного предложения. Говорят: на чужом несчастье счастья не построишь, а вот на чужом счастье — несчастье, это запросто.
После Васи ко мне многие сватались: кто с серьезными намерениями, кто с желаниями попроще. Но ни один из них мне не пришелся по душе, никто не годился в отцы моим детям, никто не мог так тепло ухаживать, так читать стихи, быть таким чутким и понимающим.
Когда мне грустно, я сажусь на обветшавшую скамейку во дворе, на которой мы сидели с Васей в то счастливое лето, вспоминаю его голос, его взгляд, и на сердце становится светлее.
Мои дети выросли, получили образование и разлетелись по всей стране. У них свои семьи, своя жизнь. За двадцать лет одиночества я закончила финансово-экономический факультет и много лет работала главным экономистом в совхозе. Бывшего мужа я давно простила за то, что он привез меня на чужбину и бросил. Что же делать, такое бывает, я не первая в мире покинутая жена. А вот за то, что он разлучил меня с Васей, я его не прощу никогда.

рассказженщинасудьбалюбовьдеревня
20
0.028 GOLOS
0
В избранное
Надежда Юрова
На Golos с 2017 M11
20
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (5)
Сортировать по:
Сначала старые