«Кто погубит душу свою, тот обретет ее...».

Николай Семёнович Лесков родился в 1831 году, то есть его молодость и зрелые годы пришлись на вторую половину 19 века, время, когда просвещенное российское общество поразили безверие, нигилизм и революционные идеи. И расцвет его творчества и личности приходится именно на этот неспокойный период истории России, но несмотря на духовный разлад мыслящей творческой элиты, Лескову удается сохранить в душе и творчестве те ценности, к которым он был привержен с детства.

Род Лесковых по отцовской линии происходил из духовенства: дед Николая Лескова (Дмитрий Лесков), его отец и прадед были священниками в селе Леска Орловской губернии. (От названия села Лески и была образована родовая фамилия Лесковых). Поэтому неудивительно, что через гены писателю передались острая способность к духовным переживаниям, стремление к поиску высшего смысла и назначения человека в мире, важные религиозные искания, постижение мудрости , особая восприимчивость к страданию и несправедливостям жизни, любовь к простому русскому народу.
Отец будущего писателя служил в уголовной палате, в начале по стопам отца пошел и сын. Но после смерти родителя он переезжает к родственникам в Киев, где его личность многогранно и творчески развивается: Лесков посещал вольнослушателем лекции в университете, изучал польский язык, увлекся иконописью, принимал участие в религиозно-философском студенческом кружке, общался с паломниками, старообрядцами, сектантами. В итоге он оставляет службу и отправляется в «вольное плавание».
Трехлетние странствия по России послужили причиной того, что Николай Лесков занялся писательским трудом. Впоследствии Лесков писал: «Я… думаю, что я знаю русского человека в самую его глубь, и не ставлю себе этого ни в какую заслугу. Я не изучал народа по разговорам с петербургскими извозчиками, а я вырос в народе …»
Лесков дебютировал с романом «Некуда», где изобразил быт нигилистической коммуны, которому противопоставлялись трудолюбие русского народа и христианские семейные ценности, роман вызвал неудовольствие радикалов. Левая пресса активно распространяла слухи, согласно которым роман был написан «по заказу» Третьего отделения. Это «гнусное оклеветание», по словам писателя, испортило всю его творческую жизнь, на многие годы лишив возможности печататься в популярных журналах.
В дальнейшем писатель ищет в жизни интересные, захватывающие и преображающие душу мотивы, нужно было ввести в литературу образы героев, которые бы своей жизнью отвечали на поставленные современностью вопросы и сводили на нет позиции нигилистов и революционеров, поэтому им были созданы яркие положительные персонажи в сборнике рассказов, вышедшем под общим названием «Праведники». Герои этих рассказов- люди самых разных сословий и социальных ниш. Как отмечали впоследствии критики, лесковских праведников объединяют «прямодушие, бесстрашие, обостренная совестливость, неспособность примириться со злом». Это герои из народа, соль земли, на которых держится мир. И в противовес им, в творчестве писателя усилилась и сатирически-обличительная линия , наряду с чиновниками и офицерами в числе его отрицательных героев стали всё чаще появляться священнослужители («Соборяне»; роман-хроника о духовенстве, «Некрещеный поп»; повесть). Также он пишет много произведений о православной церкви и на духовные темы: «Владычный суд», «Зеркало жизни истинного ученика Христова», «Пророчества о Мессии», «Мелочи архиерейской жизни», «Архиерейские объезды»,«Епархиальный суд»,«Святительские тени», «Кадетский монастырь», «Синодальные персоны» и др.
В 1880-х годах Лесков создал также серию произведений о праведниках раннего христианства: действие этих произведений происходит в Египте и странах Ближнего Востока. Сюжеты этих повествований были заимствованы им из «пролога» — сборника жития святых и назидательных рассказов, составленных в Византии в X—XI веках.

Особенно примечательна легенда Лескова о «Скоморохе Памфалоне», на мой взгляд, духовно зрелое и сильное произведение о смысле человеческой жизни. «Дурная слава» Лескова, как критика церкви и сатирика высшего духовенства, видимо, отразилась и на «Скоморохе Памфалоне», которого писатель создавал, как и многие другие свои произведения, с оглядкой на цензуру. В одном из писем Лескова есть такие строки: «.. в повести о скоморохе нет ничего религиозного, — до того, что даже не упоминается ни про церковь, ни про попа, ни про дьякона, ни про звонаря. Словом — нет ничего относящегося к церкви…». То есть это произведение вне сомнения можно отнести к духовной литературе, но без ортодоксальной окраски. Поэтому оно свежо и вечно на все времена. Начинается рассказ следующими словами:

"Слабость велика, сила ничтожна. Когда человек родится, он слаб и гибок; когда он умирает, он крепок и чёрств. Когда дерево произрастает, оно гибко и нежно, и когда оно сухо и жёстко оно умирает. Чёрствость и сила — спутники смерти. Гибкость и слабость выражают свежесть бытия. Поэтому, что отвердело, то не победит. Лао-тзы".

Или говоря простыми словами — душа человеческая молода и жива до тех пор, пока способна к переживаниям. В рассказе два главных героя, один на первый взгляд сильный духом человек, это бывший вельможа императора Феодосия Великого Константинопольского, который отказался от власти и богатства, после смерти жены раздал все имущество и стал отшельником и столпником на скале, отрешившись от всего мирского и уйдя в мир молитвы. А второй герой, наоборот, слаб, он скоморох, который тешит ночами развратных богачей и их несчастных любовниц, зарабатывая на жизнь. И вот этим двум совершенно разным людям суждено встретиться.

Потому что бывший вельможа Ермий уверен, что мир погряз в грехах и никто не способен спасти душу и быть вписанным за это в книгу жизни. Но столпник получает от Бога весть, что ему нужно идти в Дамаск к Памфалону, потому что тот Богу угождает. И вот Ермий сходит со столпа, на котором простоял 30 лет и отправляется в Дамаск, город греха и разврата. Он почему-то уверен, что Памфалон скорее всего либо прославленный поэт, или воин, или всем известный вельможа. Старец приходит в Дамаск ночью и ищет себе ночлег, но по привычке он стучится в дома богатых людей и просит пристанища ради Христа, и его все прогоняют. Случайный прохожий не советует ему больше стучаться в такие дома. Тогда отшельник решает идти в дома к боголюбцам, но и туда не советует идти ему прохожий, ведь если Ермий оторвет боголюбцев от молитвы, его за это изобьют их слуги. Столпник в ужасе, и спутник предлагает ему идти к скомороху Памфалону, у которого двери всегда открыты и по ночам горит свет.

Ермий негодует от того, что человек вписанный в книгу жизни-это лицедей, скоморох, и не верит, что человек такого необычного ремесла может быть для него примером. Но податься ему больше некуда, и так он оказывается в доме скомороха. Памфалон приютил странника, омыл его ноги, накормил и уложил спать. Среди ночи за ним пришли служанки гетер, и он отправился веселить их гостей. А на следующий день состоялась беседа отшельника и скомороха. «Мне нужно знать, как ты угождаешь Богу ?»,- говорит Ермий. Скоморох в недоумении от такого вопроса, он никогда не старался угождать Богу, хотя не раз задумывался о спасении своей души. Отшельник начинает увещевать беспутного скомороха: «Отчего же ты не оставишь эту жизнь и не начнёшь вести лучшую?» Памфалон отвечает: «Я себя сам оставил без спасения, и пусть так и будет». И скоморох стал рассказывать о своей жизни. Он чувствовал, что отшельник осуждает не только его, но и гостеприимных гетер, у которых он кормится и развлекает гостей. Памфалон защищает падших женщин: «Гетеры грешницы, но бывают к нам, слабым людям, жалостливы. Когда их гости упьются, они сами ходят и сами для нас от гуляк собирают даянье, и даже порою с излишком и с ласкою для нас просят. И заметив, что Ермий отвернулся, Памфалон тронул его ласково за плечо и молвил с уветом:

– Верь мне, почтенный старик, что живое всегда живым остаётся, и у гетер часто бьётся в груди прекрасное сердце. А печально нам быть на пирах у богатых господ. Вот там часто встречаются скверные люди; они горды, надменны и веселья хотят, а свободного смеха и шуток не терпят. Там требуют того, чего естество человеческое стыдится, там угрожают ударением и ранами, там щиплют мою разноперую птицу, там дуют и плюют в нос моей собаке Акре. Там ни во что вменяют все обиды для низших и наутро… ходят молиться для вида». Столпник спрашивает, почему он не бросил скоморошество и не занялся спасением своей души.

  • Я небрежлив – я не могу о своей душе думать, когда есть кто-нибудь, кому надо помочь.

  • Ты ни во что считаешь погубить свою душу на бесконечные веки веков, лишь бы сделать что-нибудь в сей быстрой жизни для другого? -возмущается Ермий. И тогда Памфолон признается, что когда-то он дал обет Богу, что если у него в руках сразу окажется сумма, на которую можно купить землю, то он станет степенным жителем, и будет честно и добросовестно трудится на земле и оставит свое скоморошество. И вот такой случай предоставился. Был он позван однажды тешить гостей у гетеры Азеллы. И один богач из Коринфа накидал ему много денег. И Памфалон решил - конец скоморошью! Отыщу себе небольшое поле с ключом чистой воды и с многолиственной пальмой. Куплю это поле и стану жить честно, как все люди, с которыми не стыдятся вести знакомство ни клир, ни монахи. Он зарыл деньги в землю, опасаясь, что его ограбят и он не сможет воплотить свою мечту. «Я не хотел знать ни о чьём несчастье, чтобы оно не лишило меня той твердости, которая нужна человеку, желающему исправить путь своей собственной жизни, не обращая внимания на то, что где-нибудь делается с другими. Я не виноват в их несчастиях», - рассказывал Ермию Памфалон. И вот по городу разнесся слух, что какой-то гордец из Коринфа, чтобы унизить дамасских богачей, бросил Памфалону у гетеры Азеллы десять тысяч златниц ( на самом деле сумма была значительно скромнее и не соответствовала слухам). И тогда скоморох стал бояться не только за свои деньги, но и за свою жизнь, потому что воры, обманутые слухами могли его просто убить. От таких переживаний Памфалон впервые провёл весь день и без пищи, и без глотка вина, а притом ещё и в тревоге, которая возрастала так же быстро, как быстро сгущаются сумерки, переходящие в тёмную ночь. И вот в эту самую тревожную ночь в его дом врывается переодетая женщина, она молит Памфалона: «Я Магна, дочь Птоломея с Альбиной. Купи меня, купи, Памфалон-скоморох, у тебя теперь много богатства, а Магне золото нужно, чтоб спасти мужа и избавить детей из неволи».

Имя Магна принадлежало самой прекрасной, именитой и несчастной женщине в Дамаске. Скоморох знал её ещё в детстве, но не видал её с тех пор, как Магна удалилась с византийцем Руфином, за которого вышла замуж по воле своих родителей. Отец Магны, Птоломей держал себя гордо и с людьми нестрогой жизни не знался. В его доме не было таких сборищ, при которых был нужен скоморох, там собирались учёные богословы и изрекали о разных высоких предметах и о самом святом духе. Жена Птоломея, Альбина, мать красавицы Магны, была под стать своему мужу. Все самые пышные жёны Дамаска не любили её, но все признавали её непорочность. Как-то случай свел скомороха и Магну, когда она еще была совсем юной. Тогда Магна осудила его за занятие скоморошеством. «Презренно твоё ремесло, которое нужно только презренным празднолюбцам», – сказала Магна. «Юная госпожа, – отвечал Памфалон, – ты судишь строго и говоришь так потому, что мало сама испытала. Я простолюдин и не могу развращать людей высшего звания». Магна тогда помогала Памфалону, который угодил в овраг и расшибся, она приносила пищу и обмывала его раны и пыталась образумить его. Но она не могла признаться родителям, что помогает презренному и недостойному скомороху, и для того чтобы вытащить Памфалона из оврага, она обращается к молодому художнику Магистриану, который беззаветно влюбляется в праведную Магну.Живописец прекрасно расписывал стены роскошного дома гетеры Азеллы, которая сама была тайно и безответно влюблена в художника. У нее-то и изобразил Магистриан Магну в образе мученицы,на которую натравили диких зверей, и вот она без страха готова встретить смерть. Памфалон спросил у художника, почему он так уверен в Магне. Юноша ответил, что однажды он беседовал с этой знатной девушкой и она сказала художнику: «Смерть лучше бесславия», «И я верю, что она на это способна» - убеждал скомороха влюбленный.– Смерть лучше бесславия – это неспорно, но может ли это сказать мать, у которой есть дети? - ответил тогда скоморох.

И вот Магна вышла замуж за византийца Руфина, который выдавал себя за богача. Всё, что присылали Магне её родители, Руфин издерживал бесславно, совсем не думая об уменьшении долгов и о двух детях, которые ему родились от Магны. Он, так же как многие знатные люди, имел в Византии любовницу, в угоду которой обирал и унижал свою жену. В итоге он так задолжал, что заимодавцы посадили Руфина в тюрьму, а детей его и бедную жену взяли в рабство. А чтобы сделать это рабство ещё тяжелее, они разлучили мать с детьми и малюток её отослали в село к скопцу-селянину, а её отдали содержателю бесчестного дома, который обязался платить им за неё в каждые сутки по три златницы.Напрасно вопияла ко всем бедная Магна и у всех искала защиты. Ей отвечали: над нами над всеми закон. Закон наш охраняет многоимущих. Они всех сильней в государстве. Если бы был теперь на своём месте наш прежний правитель Ермий, то он, как человек справедливый и милосердный, может быть вступился бы и не допустил бы этого, но он очудачел: оставил свет, чтобы думать только об одной своей душе. «Жестокий старик! - добавил скоморох, - Пусть небо простит ему его отшельничье самолюбие».

Содержатель бесчестного дома, чтобы избежать неприятного шума в столице и надёжнее взять свои деньги, не стал держать Магну в Византии, а отправил её в Дамаск, где её все знали как самую благородную и недоступную женщину, а потому, без сомнения, теперь все устремились обладать ею. Она не могла и лишить себя жизни, потому что она была мать и стремилась найти и спасти своих детей от скопца из неволи. И вот, чтобы вызволить Магну Магистриан продает себя в кабалу, а на вырученные деньги покупает ночь с Магной. Он отдает любимой свою одежду и она переодетая бежит в дом Памфалона, чтобы продаться ему и вызволить своих детей.

Памфалон готов отдать ей все свои деньги, но их очень мало и не хватает на то, чтобы выкупить красавицу и ее детей. Он решается идти к благочестивым подругам Магны за помощью, но в итоге по их приказанию его избивают, и еле живой он попадает к гетере Азелле. Памфалон рассказал ей, на какую жертву пошел Магистриан ради своей любви, как он продал себя в рабство, чтобы его допустили к Магне, и Азелла , чтобы выручить художника и несчастную женщину отдает скомороху все свои драгоценности. «Я соединил все мои деньги, которые дал мне Ор коринфянин, с тем, что получил от гетеры, и отправил с ними Магну выкупать из неволи её мужа и двух сыновей. И всё это совершилось успешно, но зато исправление жизни моей и с ней вся надежда моя на блаженную вечность навсегда разлетелись. Так я теперь и остаюсь скоморохом – я смехотвор, я беспутник – я скачу, я играю, я бью в накры, свищу, перебираю ногами и трясу головой. Словом: я бочка, я дегтярная бочка, я негодная дрянь, которую ничем не исправишь. Вот тебе и весь сказ мой, отшельник, о том, как я утратил улучшение жизни и как нарушил обет, данный богу». В ответ Ермий утешает скомороха: «Ты меня успокоил. Ты дал мне радость. Вечность впусте не будет». И вот Ермий со спокойной душой возвращается к своей скале. И видит , что на его месте, где он простоял 30 лет, свили гнездо вороны. Он идет к людям, и просится в пастухи- пасти коз. «Человек должен служить человеку», - говорит бывший вельможа Ермий. Теперь он часто вспоминает Памфалона и думает о нем с любовью. Когда душа старца отходит к Богу, он видит скомороха, объятого сиянием. И вот они вместе понимаются ввысь. Но Ермий останавливается, потому что наступает его «предел», который обозначается словом - «самомнение» . Тогда Памфалон махнул шутовской епанчей и слово, преградившее восхождение Ермия, исчезло.

-Как ты это сделал?» - удивляется столпник.

  • Я не знаю, как я это сделал: я только видел, что ты затруднялся, а я захотел тебе пособить, как умел. Я всегда всё так делал, пока был на земле, и с этим иду я теперь в другую обитель, - отвечает добрый скоморох.

Вот такая история, смысл которой можно передать словами Спасителя: «Кто погубит душу свою, тот обретет ее...». Памфалон забыл о своем спасении в тот же миг, когда понадобилась его помощь другому человеку. И несмотря на то, что он не был примерным христианином, он невольно в сердце своем был предан заповеди - возлюби ближнего своего. Поэтому, несмотря на кажущуюся духовную слабость, он не задумываясь спасал людей от унижений и нищеты, а столпник Ермий не сделал за 30 лет ничего, чтобы спасти хотя бы одного человека. Но и того, и другого любит Бог, и когда-то гордого отшельника, и веселого и нелицеприятного скомороха, и благочестивую Магну, которая только в падении обрела мудрость, и самоотверженного Магистриана, и добрую, умеющую любить всем сердцем, сострадательную гетеру Азеллу. Всех их вместе промыслительно свел Бог, чтобы они спасли друг друга. В этом и видел смысл жизни самый русский и христианский писатель Николай Лесков.

iov75

размышления
6
0 GOLOS
0
В избранное
iov75
Выпрямления Имён
6
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (0)
Сортировать по:
Сначала старые