Что гложет Клима Иваныча

Как выяснилось, у некоторых книгочеев "не пошло" эпическое сочинение Максима Горького "Жизнь Клима Самгина". И я решила о нём пару слов написать, потому что у меня-то как раз пошло. Потом ещё раз пошло, потом ещё раз, а потом пошло далеко и надолго. Впервые я прочитала его в тринадцать лет (для меня это не было проблемой: в тринадцать я с удовольствием и в запойном режиме осилила здоровенный "корпус текстов"), и "Самгина" я читала с мыслью "а что, так можно было?" - разумея под этим, что пролетарскому писателю, оказывается, можно было этак странно писать. 

Не всё я в тринадцать лет поняла, поэтому пришлось перечитать в четырнадцать. В четырнадцать уже никаких белых пятен не осталось. С тех пор - не перечитывала, но я всё помню. Памятливости, надо признаться, поспособствовала экранизация романа (которая меня, опять-таки надо признаться, не вполне удовлетворила: экранизация, как большинство экранизаций, позволила себе не везде соответствовать экранизируемому).   

Это сочинение Горького я числю по разряду детской (ну, ладно, подростковой) литературы: юношам, обдумывающим житие-бытие, всегда полезны жизнеописания. Полезно пройти, так сказать, с рука об руку героем через детство - отрочество - юность - зрелость - первые признаки старости (ими дело и кончилось, ибо последние признаки старости свели Горького в могилу и не дали дописать роман); не лишним будет почитать о том, как идеи толкались в чьих-то головах, и догадаться, что торжество некоторых идей привело к тому, что головы полетели с плеч. Да, и ещё - детям будет интересно: Самгин вступал в интимные отношения со многими женщинами, самого разного пошиба. Бывало очень поучительно. А после Горького можно почитать Толстого и понять разницу между большой литературой и претендующей на это звание (претендовал, как вы понимаете, Горький).   

Он заранее увернулся от теоретически возможных обвинений, подстелив под свеженачатый роман правильную идеологическую соломку: он-де нынче описывает интеллигента средней стоимости, пустую душу, с которой нам не по пути; мы изобличаем его меткотравчатость, противную нам, истинным героям дня, победившим революционерам-пионерам. А реальный замах был томасманновский: погружение в подробности, рядом с которыми любая идеологическая подоплёка стушуется и занервничает. Кое-что получилось - "Жизни Клима Самгина" даже хотели дать Нобелевку.   

Главное, что правильно сделал Горький - придумал правильного героя. Клим Самгин, с детства стукнутый разговорами тогдашних "лидеров мнений", дошёл до подозрения, что люди - сами себе имиджмейкеры, все они себя "придумывают", как придумывают и свои пресловутые мнения. Чем дальше, тем подозрительней становился Клим, и скоро у него и вовсе сомнений не осталось: в людях нет никакой подлинности. Все балаболят о судьбах России по какому-то своему расчёту, мировоззрения ваяют из ошмётков чужих идей, штопают свои духовные биографии (белыми нитками) и обильно припудриваются культурой. Его изучающе-предвзятый взгляд на окружающих был пристальным и пытливым до чрезвычайности; каждый персонаж, встретившийся на его жизненном пути, был для Клима очередной головоломкой. Каждого он анализировал - и практически каждый его разочаровывал. Точка зрения Клима, который Горькому был как бы несимпатичен, позволила и самому Горькому смотреть на своих героев сквозь Климовы очки. Они оба искали подлинности.    

Горький был не слишком образованным человеком, но очень здорово нахватался по верхам, и его персонажам это пошло на пользу: они интеллектуально пустоваты, как и сам автор, но им много чего напел Рабинович, поэтому судить они могут обо всём, бряцая именами и идеями. Зато характеры у них витиеваты и затейливы. Горький замахнулся на энциклопедию русской жизни и впихнул в эпопею (иногда довольно естественно, иногда подставляя сюжетные костыли) не только сомнительную и сомневающуюся интеллигенцию, но и купцов, и хлыстов, и духовенство, и кокоток, и агентов Охранки, - в общем, мало не покажется. Что до интеллигенции, тут любопытно, как работал тренд: все помогали революции (в которую почти никто не верил), потому что этак было принято в приличных домах. Автоматизму необходимо было найти оправдание. Ну, и что-то придумывали, куда деваться. Подлинность же человеческая прорывалась в моменты пьянства и отчаянья (часто они, пьянство и отчаянье, поддерживали друг друга), и некоторые люди проявляли себя очень ярко - особенно перед смертью, - что на меня (в тринадцать лет) производило впечатление.   

Раз уж я упомянула экранизацию, напишу пару слов и о ней. В сериале Виктора Титова "Жизнь Клима Самгина" довольно скверно получилось детство (в конце восьмидесятых умение киношников работать с детьми уже сходило на нет), и сериал в целом вышел неровным. Однако удалось главное: как и у Горького, удался главный герой. Роль Клима Самгина стала лучшей ролью Андрея Руденского. Замечательно придуманы и манеры, и интонации, и пластика, и правильно сидит костюмчик. Пожалуй, экранный Самгин даже поинтересней литературного, поскольку - живее, определённей (у Горького он иногда сводился к вычислительной машинке). Кроме Руденского, в фильме отличная Гундарева, характерная Светлана Смирнова, жутковатый Андрей Болтнев, цветущая в кадре Наталья Лапина... Актёров там тьма, поскольку тьма персонажей, в том числе эпизодических, к которым отнеслись, однако, ответственно. 

Неровность же сериала заключается в том, что на фоне некоторой шатко-валкости очень выделяется ряд эффектно сделанных сцен. Особенно хороши катастрофы, как значительные, так частные - от Ходынки, где затоптали многих, до конкретных убийств, умираний, похорон и пирушек во время чумы (с захватывающими вокальными экзерсисами).   

Напоследок - важное сообщение: риторическое "А был ли мальчик?", которое все, кому не лень, суют в разговор с намерением уличить оппонента в развешивании лапши (мол, гонишь!), - это из "Жизни Клима Самгина"; там фраза звучала малость по-другому, и сказана она была вовсе не прозорливым умником, а дураком-зевакой, в тот момент, когда другие люди пытались выловить и вытащить утонувшего ребёнка. Эта фраза потом всю жизнь звучала в ушах несчастного Клима. Говоря "А был ли мальчик?", имейте в виду: а мальчик-то реально БЫЛ.    

рецензиякинолитературакультураpsk
143
425.415 GOLOS
0
В избранное
Наталья Белюшина
На Golos с 2017 M06
143
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (27)
Сортировать по:
Сначала старые