Право на долгую счастливую жизнь. Действие второе. Явление шестое

Поздний вечер. Квартира Н и р о. Друзья сидят за столом. Блёклый свет настольной лампы. В этой блеклости-бледности есть что-то очень хрупкое, а значит живое. Лиц их не видно, только с чувством-расстановкой передающийся огонёк чикитинова гостинца. Сам он очень устал, локтями упёрся об стол и, кажется, вот-вот заснёт.

А л е к с (с восхищением). Да, это совсем не то что мы обычно курили...
Ф р е д (непосредственно). А может, ещё сделаем водник и оставшуюся додуем через спирт? Мне тут фляга перепала...
Ч и к и т и н (просыпаясь). Неет. Мы и так... Я не знаю уже. (пауза) Ниро, меня интересует один вопрос. Это ведь был необычный чай? Мне казалось, войну Севера с Югом выиграл Юг...
М а н ь к а Д ж е й н. Ну, это очень спорный вопрос. Формально-то выиграл Север, но после смерти Линкольна... ку-клукс-клан, все дела, частичное восстановление собственности южанами...
Н и р о (весело перебивает её). Как ты догадался, Чикитин? Да, действительно, это был чай с мухоморами, которые мы, помнишь, летом насобирали.
Ч и к и т и н (агрессивно). И все вы об этом знали?
М а н ь к а Д ж е й н. Постойте, а Самуэлс-младший, стук в дверь: это всё что, приход такой?!

Свет последовательно падает сперва на пустые бутылки виски на полу, потом на пехотный рожок на плите.

Ф р е д (в недоумении). Да нет же, он был, только потом... куда-то исчез.
А л е к с. Вот тебе и зелёный слоново-жасминовый.
Ч и к и т и н. Тебе не кажется, что ты в последнее время слишком много на себя берёшь?
Н и р о. Я не могу понять, что тебе не нравится? Такого прихода ни у кого из нас ещё не бывало...
Ч и к и т и н. Я просто люблю знать, что и когда я употребляю. Знать, что ехать в наркопарк небезопасно, если ехать туда небезопасно и самому делать выбор...
Н и р о. Так вот ты о чём. Ты просто боишься.
М а н ь к а Д ж е й н. Ты прекрасно знаешь что это не так.
Н и р о. Манька, ты на его стороне?
М а н ь к а Д ж е й н. Я его понимаю. В последнее время ты только и делаешь, что координируешь наши действия...
Н и р о. «Координируешь действия»? Пускай так... А кто это будет делать вместо меня?
Ф р е д (прерывая). Решать за меня? Не надо.
Н и р о. Кто развёл этого немецкого извращенца на 400 евро для шестнадцатилетней Василины Пупкиной, которая мечтает сидеть голой на цепи в подвале загородного дома и есть его дерьмо?!
М а н ь к а Д ж е й н (не выдержав). Какая гадость.
Н и р о. Да! Вот именно!!! И купил на них три пакета травы?! (немного успокаиваясь) Послушай, Чикитин, после того как фактически нас лишили наркопарка и появилась аптека, это реальный шанс прибрать всю власть себе. Нам.
Ч и к и т и н. Власть?! По-моему, ты основательно ПЕРЕКУРИЛ.

Ничего более оскорбительного сейчас прозвучать для Н и р о не могло.

Н и р о (уверенно, с агрессией, на полтона выше, чем нужно). Неужели ты ни черта не понимаешь? В нас стали вкладывать деньги, в саму субкультуру, а мы в её авангарде. (хитро улыбаясь) Я пока не понял, кому и зачем это нужно, но они нас недооценивают. Недооценивают масштабы того, что мы можем сделать, используя для начала тот же самый Интернет. Флешмобы покажутся этой стране детским лепетом.
Ч и к и т и н (с ухмылкой). Которым они и являются.
Ф р е д. Нашему Нерону в последнее время везде мерещится политика. А этот фонд, под прикрытием которого всё происходит, просто отмывает деньги. Я не очень понимаю механизмы, но это же очевидно...
Н е р о н. Фредди, она не мерещится. Она действительно везде. Но впервые возникает возможность на неё повлиять. Мы выйдем на улицы. В открытую. Ты не представляешь, сколько нас и сколько теперь будет.
Ч и к и т и н. Будет где?
Н е р о н. В субкультуре!
Ч и к и т и н. А я то было решил в первый раз, что ослышался. Я думал, мы просто друзья, которые периодически вместе накуриваются.
Н е р о н. Мы – растаманы!
Ч и к и т и н. А это мешает нам быть «просто друзьями»?
Н е р о н (сбитый с толку). Нет, но ты же не будешь отрицать...
Ч и к и т и н. Нет, не буду. Но я такой же растаман, как (демонстрирует всем цепочку с крестиком) православный христианин или (ухмыляется) Казанова.
А л е к с (осторожно). Что ты имеешь, в виду?
Ч и к и т и н (с добродушной улыбкой). Что это всё не более, чем части, составляющие меня. Точно такой же я, например, футбольный фанат или поклонник альтернативного порно. Это всё составные части: части меня, части жизни и я не хочу, отдавать чему-то импровизированную корону. Зачем? Любая субкультура, любой фанатизм, это ограниченность кайфа, и это зависимость лишь от этого определённого кайфа, в данном случае — от ганжи...
Н е р о н. Это ты узко мыслишь, если подразумеваешь под растаманством только курение травы. Я просто поражаюсь, насколько узко и поверхностно... Кто пишет тебе монологи, спичрайтер Ангелы Меркель?! Они также поверхностны, как 90% её речей!
Ч и к и т и н (иронично). Да, нечасто Джа баловал меня своими откровениями. Но твой упрёк несправедлив. Я понимаю, что раста — это в первую очередь субкультура Свободы. Особенно в нашей стране. И долгое время она мне эту Свободу и заменяла. А теперь, я от неё (смеётся) освободился. Мне больше не надо от неё Свободы, чтобы чувствовать себя свободным.
М а н ь к а Д ж е й н. Кажется, я тебя понимаю. Все эти атрибуты: регги, летне-весёлые цвета и причёски... с нашим-то климатом, смех или подгрузы. Это всего лишь своеобразная начинка, которая есть у любой субкультуры. Но всё это неважно. Раста — действительно субкультура Свободы, той Свободы, которой постоянно так не хватает...
Н е р о н. Той, что делает одухотворённо-искренними. Искренности, часто не хватает ещё больше. Даже среди своих.
Ч и к и т и н. Понимаешь, может, это и приходяще, может, на время... Но я чувствую Свободу и искренность в каждом своём слове, в каждом движении. И я испытываю один кайф, когда моя команда забивает гол и совершенно другой, когда, обыграв полкоманды, забиваю я сам. Когда я сделал что-то плохое, а потом попросил прощение, и меня простили, и мы пожали руки — потрясающий кайф. Когда я напился до зелёных чертей и в момент оргазма...
М а н ь к а Д ж е й н. ...Когда незнакомец дарит тебе цветы и когда находишь давно потерянную вещь, когда ты готовишь своё любимое~фирменное блюдо не для себя одной, когда весь концерт Билли Новик смотрит только на тебя, даже если он чисто физически не может смотреть в другую сторону, когда в «Истории о нас» они едут в любимый ресторан детей... (заметив, что на неё все смотрят; смущённо) Там такой трогательный конец, я всегда плачу... Такая эмоциональная разрядка...
А л е к с. Во всём должна быть гармония. Выпил – покури.
Ф р е д. Алекс, я давно хотел тебя спросить, как твоя фамилия?
А л е к с. Орэ.
Ф р е д (неясно к чему). Ну, всё понятно.* (мини-пауза и на выдохе*) Субкультуры. За последние десять лет они, такие манящие и ранее по большей части неизведанные, словно какая-то атипичная пневмония — Китай и Дальний Восток, поразили мою Родину. Оплели акутагавовской паутинкой города-миллионеры, коих у нас ни много ни мало одиннадцать. В маленьких городках они ещё не так заметны и часто являются единственным доступным способом проявления какой-то индивидуальности. Да что там, просто самовыражения-спасения, за которым при первой возможности следует отъезд в мегаполис. Это те городки-городишки, где непременно есть улица Ленина, филиал Сбербанка, Главпочтамт и ДК.

Где-то на заднем плане, словно снежинка, пролетает строчка из песни группы «Ноль»: „Просто я родился на улице Ленина и меня зарубает время от времени“.

В американском варианте пьесы SWANS – God Loves America.

Н е р о н (озадаченно). Я не пойму, тебе это не нравится, потому что это не наше?
Ф р е д. Да плевать я хотел, что не наше. Что давно пережитое и забытое на Западе только обретает у нас популярность. (артистично) Мне совершенно наплевать на это субкультурное отставание и... плакать о забытой национальной культуре, её сравнительной невостребованности я не собираюсь. Культура — своеобразный мировой уравнитель. Уравнитель беспристрастный. Конечно, когда её не загоняют в тоталитарные рамки внутри страны...
М а н ь к а Д ж е й н. Ты считаешь, что сейчас загоняют?
Ф р е д (грустно улыбается). Нет, мне просто тревожно, что Замятина перестали переиздавать. Они так быстро всё забывают...
А л е к с. А ты не думаешь, что за главным компьютером-то вовсе никого и нет? И что в России придумали поговорку «порядок бьёт класс», потому что никогда никого не обыгрывали на классе...
Ф р е д. Я думаю, что подлинная культура не имеет национальности, но имеет колорит. И я думаю, для того, чтобы наводить порядок — порядок должен быть в голове. В голове свободной от предрассудков, комплексов и девятизначных цифр на счету...
Н е р о н (не сдаваясь). Допустим, но что делать тем, кто живёт там... Где всегда одеваются в чёрное, демисезонный дубак, завод или безработица, и «Бумер» — ежевоскресная премьера, как раньше были «Кубанские казаки»?
Ф р е д. Есть контркультура. Создание чего-то своего, вопреки конъюнктуре и правилам. Или хотя бы приобщение к другому искусству.
А л е к с. Чтобы и не фастфуд, и не семАчки.
Н е р о н. А ты думаешь, им оно надо? По-моему, конъюнктура многих (большинство) устраивает... Можно же всегда покричать о какой-то самобытности, назвать всё происходящее красиво: «суеверная демократия», например...
М а н ь к а Д ж е й н. Пётр Буслов, например, вырос в таком же городке. Где теперь смотрят его «Бумер» по воскресеньям.
Н е р о н. Родился да, но учиться уехал во ВГИК.
Ф р е д. А с чего ты взял, что это всем должно быть нужно? «Не для всех» — это точно такой же выбор, как и «как все». Просто выбор, не лучше и не хуже, а те, кто распускает интеллигентские сопли по поводу элитарности всего другого они... Они...
М а н ь к а Д ж е й н (улыбается). Страдают школьным комплексом неполноценности.
Ч и к и т и н (задумчиво). Да уж, а наши субкультурщики... как бы они ни затонули в своих течениях как наши моряки в своих субмаринах. (допивает чай) Всё, я пошёл.
Н е р о н (тихо). Ну, и катись.

Ч и к и т и н сделал вид, что не слышит. Проходит к двери. Надевает куртку и шапку. Никто не двигается с места. Ф р е д наматывает на пальцы свои дреды.

А л е к с. Твоя шапка...
Ч и к и т и н. Да?..
А л е к с. Ты носишь её потому, что она тебе нравится...
Ч и к и т и н (смеётся). Именно. А не потому, что я растаман.

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление первое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление второе

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление третье

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление четвёртое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление пятое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление шестое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление седьмое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление восьмое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие второе. Явление первое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие второе. Явление второе

Право на долгую счастливую жизнь. Действие второе. Явление третье

Право на долгую счастливую жизнь. Действие второе. Явление четвёртое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие второе. Явление пятое

пьесалегалайзчикитинрастаманырастабусловswansродинаджа
434
102.228 GOLOS
0
В избранное
Колин Фостер
Пролетариям нечего терять, кроме своих цепей — цепей блокчейна. С ними они приобретут весь мир.
434
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (7)
Сортировать по:
Сначала старые