Кризис и власть: воля и совесть, или ничто не меняется, лишь наше отношение к происходящему

Понятия и определения меняются
«Хозяйство есть творческая деятельность человека над природой; обладая силами природы, он творит из них что хочет. Он создаёт как бы свой новый мир, новые блага, новые знания, новые чувства, новую красоту – он творит культуру. Рядом с миром «естественным» созидается мир искусственный, творение человека, и этот мир новых сил и новых ценностей увеличивается от поколения к поколению».
С.Н. Булгаков

«Экономическое творчество» - категория, характеризующая подход в решении экономических задач, заключающийся в постоянном движении хозяйственной мысли между полюсами, такими как: волюнтаризм и профессионализм; темпоральность и отставание; антагонизм и релевантность сроков (ресурсов) и технологий; очковтирательство, подмена и реальные достижения; карьеризм и стремление к высокой цели; воровство, присвоение чужого, мошенничество и выполнение необходимой работы. Перекрёстно опыляясь, ассимилируя, соглашаясь на компромиссы, оптимизируя хозяйственный уклад, мысль человека творит красоту и полезность жизни.
В отличие от творчества религиозного или национального, продуктами которых становится обновление, перерождение духовности и известный нравственный престиж нации, продуктом экономического творчества следует считать потребляемые человеком блага. Условием признания экономического творчества является регулярная необходимость прироста продуктивности и полезности благ. Ограничения в хозяйственное творчество вносят универсальные постулаты: (1) автаркичных (закрытых) систем не существует – все связаны со всеми, (2) значимое целое биполярно – единство и борьба противоположностей, (3) три взаимно перпендикулярные оси (четвёртую ось провести перпендикулярно невозможно) задают пространство исследования – концепт, точку зрения, (4) три сущности математического стандарта (неравные сущности трёх осей в пространстве) комплементарны друг другу во имя гармонии «системы» – целого из хаоса и симметрии.
Кроме того, экономическое творчество требует специального настроения, вдохновения и широких возможностей. «Человеческое творчество – в знании, в хозяйстве, в культуре, в искусстве – софийно» [5, с. 133]. София просвечивает в каждом экономическом субъекте «как разум, как красота, как хозяйство и культура». Между Софией и человеком существует «живое общение»: космическое действие Логоса передаёт божественные силы нашему миру, просветляя его, поднимая его из хаоса к космосу. Такие качественные процессы не могут оформиться в ситуации усталости и деморализации «экономического человека». Они возникают в ощущении свободы, признания, необходимости. Наше отношение к происходящему инициирует или гасит творчество. «Человек свободен – а постольку и оригинален» [5, с. 134].
Актуальное происходящее чрезвычайно разнообразно и разнородно. Происходящее, задаваемое масс-медиа, ввергает нас в пучину кризисов – идеологических симулякров , а симулякры включают своих адептов (потребителей) в бессмысленный символический круговорот: тотальное манипулирование обществом, воспринимающим навязанную предельную, избыточную эмоцию, но, тем не менее, искусственную, как гиперреальность, и общество, будучи не способным справиться с иллюзией, расходует свой потенциал на существование в вымышленной среде, заполненной эмбарго, санкциями, дефолтами… Есть ощущение, что перечисленные симулякры также являются элементами экономического творчества, представляя собой искусственные организационные модели ведения дел в экономике. Настораживает неадекватность восприятия творчества реального и виртуального. В случае определения творчества «виртуального» значение имеет не среда существования творчества (программист, создающий ПО АСУ в виртуальной среде, занимается производительным творческим трудом, результатом которого станет продукт, имеющий добавленную ценность ), а сам процесс творчества – реальная производительная деятельность или деятельность искусственная, бесплодная.
Череда разноуровневых, полифункциональных и многоотраслевых кризисов, реальная угроза реальных войн, объективно существующая проблема занятости молодого поколения заставляют переосмыслить подходы к творчеству в ведении хозяйственных дел и отыскать верный путь в реально происходящее.
Русский мыслитель С.Н. Булгаков видел путь в мудрости и совести: «Окончательная цель хозяйства – есть только путь мира к Софии, трудовое восстановление мира» [5, с. 140]. Но есть путь истории, путь культуры, путь национального самоопределения.
Поиск пути в реально происходящее
Свой путь
Экономическое творчество – категория культурно значимого целого. Культурное целое связано с психикой носителей. Этническая «пестрота носителей» является оптимальной формой существования человечества [7, с.12]. Совокупность народов, объединённых «кормящим ландшафтом» и ведущих автаркическое хозяйство в определённом месте развития, взаимодействуют на уровнях этносов и индивидов, посредством преемственности и общности культурных и исторических традиций сохраняют «национальный характер культуры в целом и в индивидах, составляющих целое». [7, с. 32]
Каждая системная целостность имеет темпоральную протяжённость: начало и конец. Жизненный цикл национальной культуры народов, населяющих пространства Империи Чингисхана, России, СССР, Российской Федерации сегодня характеризуется этапом стагнации, который может привести к распаду государственности восточных славян и туранцев , либо посредством «совершенствования – постоянного улучшения» переродиться в нечто новое, способное к продолжению аутентичного бытия этого культурного целого в контуре новых убеждений. Очевидно, что территориальный вопрос может быть решен только на фундаменте евразийского единства – географических соседей не выбирают. «Радужная сеть» единой суперэтнической целостности обусловлена общностью исторической судьбы народов Евразии. Государственное объединение «степной системы» предопределяет самодовление хозяйственной области. И, тем не менее, несмотря на всю убедительность «евразийского братства», мы наблюдаем активность деструктивных националистических и сепаратистских стремлений народов Евразии к нарушению этого единства.
Оба пути развития событий имеют, практически, равные вероятности осуществления. Причём, вероятности эти определяются не чьим-либо выбором или навязыванием пути. Эти пугающе равные вероятности обусловлены сложившимся несоответствием (отсутствием конгруэнтности) между центрами Власти и Культуры.
Центр Власти обременён проблемой самосохранения, а центр Культуры – потерей национального самосознания. Векторы сил разнонаправлены: усиление современной власти приводит к снижению самосознания нации (мы массово не гордимся тем, что мы - русские, россияне ); напротив, рост национального самосознания угрожает существованию власти в её актуальном виде, требует от неё радикальных реформ, признания несостоятельности или «смены системы».
Призванные действовать соноправлено, усиливая друг друга, эти центры сегодня формируют область отрицательной синергии: всеобъемлющая коррупция, разрушение институтов семьи и брака, подмена духовных, нравственных, научных ценностей продуктами коммерциализации религии, культуры, образования.
Слова «заработать» и «украсть» в современной экономике - слова синонимы, их семантическое различие не воспринимают даже в академической среде. Сколько стоит универсальное знание, а моё мнение? Рассказ о том, как один мужик двух генералов прокормил, получил гипертрофированное продолжение в распределении «бюджетных благ» и нагрузки преподавателей высшей школы. «Средняя температура по больнице» - это есть признак деморализации, ничего кроме усталости. С такими качествами ни к какой творческой работе приступать нельзя.
Общее псише успеха: индивидуальный опыт, талант человека и способ достижения успеха - трансформировано в сознании современников в суетливое поведение на «карьерной лестнице». И уже никого не беспокоит беспринципность, цинично-развязное оправдание оппортунизма, подобострастное подлаживание под чужой тон. Это новая тактика успеха! Что же это за тактика? «Подольститься к барину в надежде, что кое-что перепадёт – вот и вся тактика» [2, с.12]. Это тактика особого психологического типа людей, которых современная система власти отбирает, приближает и выдвигает на протяжении многих десятилетий. Тип людей, для которых их материальное благополучие и безопасность выше их личного достоинства и чести, формирует сегодня организационную систему страны. Подчинение «субъект – субъект» в этой системе основано на «трепете перед силой должностной позиции», способной осыпать благами, или лишить оных. Страх потерять благополучие определяет «возню за позицию». Материальный расчет, а не человеческое достоинство, жажда личной наживы вместо чести и совести – вот те характерные черты, которые присущи людям низменным, подлым, по существу, натурам рабским. Такие люди склонны к изменам, предательствам на всех уровнях бытия. А потому предостережение Н. Трубецкого: «Тесная связь судеб народов Евразии может быть нарушена только путем искусственного насилия над природой и приведет к страданиям» следует рассматривать в контексте определения источников такого насилия, и в первую очередь, измены и предательства организационных институтов нашего государства.
Семья, как союз мужчины и женщины, основанный на любви и обеспечивающий рождение и воспитание детей – воспроизводство нации, подменяется однополым товариществом, за которым признаётся функция воспитания детей. А что же с рождением ребёнка? Искусственное оплодотворение, инкубатор для выращивания плода, усыновление… - всё на продажу! А как же благодать духа – красота и осенение, вибрации души в любви и нежности, материнская и детская привязанности друг к другу? Лишь редкие животные бросают своё потомство… Современный человек делает это без оглядки, оправдывая свои поступки социальными и материальными невзгодами. Материальные ценности сегодня возведены в ранг приоритетных во всех сферах человеческого бытия, хотя даже в экономике таковыми не являются. И ведь ещё меньше, чем сто лет назад русский философ, учёный П.А. Флоренский (1882 – 1937) писал: «Культ семейного начала – особый мир, незыблемый и прочный, «рай», которому не была бы страшна ни внешняя непогода, ни холод, ни грязь общественных отношений, ни, кажется, сама смерть» [5, с. 146]. Дело строительства и духовного взращивания семьи П.А. Флоренский считал не менее важным, чем «научное изыскание, чем любая работа».
Сопоставление поступков во имя торжествующих ценностей (личное обогащение любой ценой) и рекордов общественной жизни (пожар в национальной библиотеке, прощальный костер в детском лагере из библиотечных книг, подлежащих утилизации: какой прагматизм!, деградация медицины, фармацевтики, образования, инфраструктуры, …) обличает недуг. Насколько необратимы процессы, спровоцированные такими условиями бытия? Отчего отказалось наше сознание и чем заполнили вакуум? Только честные ответы самому себе позволяют диагностировать коллективную потерю совести, чести, утрату настоящей справедливости и способности воспринимать красоту жизни. Никто из нас не рожден вруном и вором. Такими мы становимся в организационной среде, окружающей нас в разные периоды социализации. Эта среда оставляет шанс лишь тем, кто следует ее клише, нормам и правилам отношений. Адаптация к условиям – секрет выживания. А дальше – эволюция, естественный отбор – выживает сильнейший.
Кто формирует среду нашего обитания? Власть. Власть задает идеологический вектор, наполняет его смыслом и содержанием, создает условия и предпосылки развития или деградации. Власть устанавливает критерии «естественного отбора»: умный / послушный; активный / рациональный; честный / удобный; свободный / обязанный... В основе, например, организационной системы Чингисхана лежали нравственные требования: (1) наиболее ценные и поощряемые добродетели – верность, преданность, стойкость; (2) презираемые и ненавистные пороки – измена, предательство, трусость. Деление людей на две категории и отбор в систему власти производились по критериям: алчность , законность , религиозность , соподчиненность (повиновение). На людях первой категории Чингисхан в свое время собирался построить всю мощь своего государства. Именно эти люди, впоследствии, вливаясь в русский правящий класс, сделались одной из надежнейших опор зарождающейся русской государственности. Они привнесли в общественную жизнь такие ценности как: родовые традиции, чувство не только личной, но и семейной чести, сознание ответственности перед предками и потомками, верность до самого конца, даже когда верность не выгодна и опасна, естественность и неупразднимость подзаконности каждого. И если снова вернуться к предостережению Н. Трубецкого о насильственном вмешательстве и разрушении субститута российской государственности, то очевидно, что кто-то просто поменял местами категории отбора во власть людей по нравственному признаку.
Власть первична? Власть позиции или власть и влияние личности? Позиция подчинена иерархии. Личность всегда оригинальна, субъективна. Субъект власти может быть избран, может унаследовать право на власть или узурпировать его. В любом случае он часть коллективного, он из нас. А мы - то какие..? Что внизу, то и вверху . Закон голографического отображения не оставляет шанса на оправдание власти (поиск стрелочника) или ее тотального обвинения. Все связаны со всеми прямой и обратной зависимостями и связью «петля».
Как же справиться с недугом, все сильнее поражающим наше самосознание? Сможем ли мы сохранить свою самость как народ, населяющий территорию Российской Федерации? Мы не держались за империю и самодержавие, мы своими руками разрушали православную культуру на необъятных просторах своей родины, мы пожертвовали государственностью и численностью русского народа во имя торжества коммунизма (а это исконно наши ценности?), мы развалили Советский Союз (братство народов и единое культурное и экономическое пространство), мы подвели себя сами к нищете в масштабах огромного, богатого ресурсами государства, мы все сделали сами. Неужели стихийно, без власти? Конечно, нет. Хаос был управляемым извне и поддерживаемый изнутри. Почему был? Сегодня мы наблюдаем лишь первые попытки остановить разрушение нашей государственности. Экономический и политический кризисы помогли нам очнуться от безнаказанности предательства и измен. Но сумели ли мы реально осознать карающее Божественное Провидение? Военный конфликт в Украине и тысячи смертей, разрушенный уклад устойчивого в прошлом развития огромной территории Евразии - это реальность кары, утверждающей сознание реальности греха. Но реальности покаяния так и не произошло. Все тот же психологический тип доминирует в социальной жизни страны.
Власть подразумевает волю, посыл к действию и влияние, сопровождающее исполнение действия . Действие может способствовать укреплению государственности, а может деструктивно влиять на её существование. Вектор воли определяет идеология, не всегда официальная, не всегда декларируемая (аксессуарная), но всегда - исповедуемая на бытовом уровне. Именно поэтому бытовой уровень стоит рассматривать в качестве «фундамента всего здания России». Заимствуя метафору о «здании России» у Николая Трубецкого [7, с. 185], спор о крыше этого здания автор статьи переносит из области убеждений релевантных культурно-историческим контекстам («Россия как великая европейская держава», «Европейская цивилизация и её прогрессивные идеи», «Евразийство – единство многонародного суперэтноса») в область самосознания и самоопределения народа. Самосознание народа свободно от идеологических разногласий и политических убеждений. Оно базируется на принципе связности частного быта, государственности и религии. Самосознание народа – это основа национальной культуры, а национальная культура России была немыслима без православия. Единство народов питалось идеями православной веры.
Оправославливание быта, опыт «бытового исповедничества » формировали самобытность и непоколебимость народного сознания: здоровый человек всегда религиозен, народ в церкви и народ в государстве не два разных существа, а одно существо [7, с. 115], в одном человеке существуют воля и совесть – это разные свойства, в хорошем человеке между совестью и волей нет разлада.
Государственный строй Руси с его иерархической лестницей укрепился в недрах православия именно как часть этого управляющего принципа. Высший духовный принцип был одинаковый как для каждого подданного, так и для самого царя. Именно духовный принцип православия спаял Русь и управлял ею. «Православная вера в древнерусском понимании этого термина была именно той рамкой сознания, в которую само собой укладывалось все – частная жизнь, государственный строй и бытие Вселенной» [7, с. 70].
Очевидно, что вопрос народного самосознания и самоопределения лежит не в области политики и законодательства, а в области быта и психологии. Национальный быт и психика нации формируют фундамент здания и будут осознанно поддерживать лишь ту «крышу» - идеологию, которая будет созвучна православию и будет искренне православие исповедовать: «беспрекословное подчинение, как основа государственности, идет последовательно до конца и распространяется в идее и на самого верховного правителя, который беспрекословно подчиняется высшему принципу, на котором зиждется жизнь каждого подданного» [7, с. 30].
Казалось бы, всё ясно: исповедуй православие и живи в согласии с высшим управляющим принципом. Ты - есть базис национальной культуры, а национальная культура создает условия устойчивого развития государства, условия экономии сил и ресурсов. Ясность целей, спокойствие действий, самодовление, преемственность благоприятствуют всякому строительству и всякому достижению. Но есть проблема.
Н. Трубецкой в статье «Мы и другие» (1925) пишет, что идейное движение большевиков стало следствием политических событий, приведших к панике и эмиграции. Сущность беженства из охваченной большевизмом России он раскрывает, опираясь на собственный опыт эмигранта, как бегство в панике. «Исчезнут причины, вызвавшие панику, эмигранты вернутся на Родину. …вернуться на родину составляет заветную мечту каждого …» [7, с. 182]. В свете идеологических разногласий, пестрящих на крыше современной России, хочется спросить: «А сегодняшние эмигранты горят желанием вернуться в Россию и служить ей, подобно Н. Трубецкому?». Природа и сущность их бегства не в панике, а в холодном расчёте – выгодно продать свой человеческий капитал, и никакой оглядки на взрастившие их народные массы, и никакой вины перед родиной, и никакой ответственности перед будущими поколениями. Таких категорий, свойственных самосознанию народа, просто нет в ментальном поле современных эмигрантов – беженцев из СССР и людей с двойным гражданством. А что вместо? – Вопрос цены. Какова цена, манящая талантливых, образованных, способных созидать? А цена проста – возможность самореализации, возможность быть услышанными и понятыми, возможность оказаться востребованными и жить, думая, мечтая и воплощая - ничего противоестественного . А что же государство Россия? Ей больше не нужны умы, таланты, свершения? Ей стало нечем платить и не на что строить ?
Государственная идеология поменяла вектор воли. Не благо народов России, великодержавность и государственная мощь, а борьба с мировым капиталом, строительство коммунизма под лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и, наконец, интеграция России в мировое экономическое пространство стало целями и определило целесообразность действий. Подмена истинных целей народа и ценностей нации и государства целями рационального сектантства большевиков, сталинистов, перестроечников обусловила процесс деградации во всех сферах национального бытия. Предвидя последствия «американизации России», в 1921 году Н.С Трубецкой предупреждал: «Американизация России может быть желательна только при том условии, если единовременно с этим руководящие круги России будут проникнуты истинным национализмом и будут иметь твёрдый религиозный упор (т.е. они по своему мировоззрению будут евразийцами; в противном же случае, т.е. если русская интеллигенция будет продолжать быть западнопоклоннической и не православной), американизация превратится в грозную национальную опасность» [8, с. 39].
И, тем не менее, интеллигенция была ошельмована и массово деградировала, православие - «разоблачено», запрещено, а сейчас «поддерживается» государством (не государство в высшем управляющем принципе православия, а «аксессуарное православие» в государстве), руководящие круги активно формируются из нравственного типа людей, неблагоприятного для государственной деятельности. В ментальном пространстве доминируют идеи ресурсного проклятия страны, генетически запрограммированного пьянства населения, географической и климатической непригодности территории к комфортной жизни человека, реваншизма русофобий. Прерогатива экономической жизни, не свойственная православию, насаждается как высшее измерение бытия. Коммерциализация культуры утверждает в правах «экономического человека», ориентированного на прибыль, за счёт качественного «быть» против количественного «иметь». Идея консюмеризма - возможности достижения социального превосходства через потребление - ставит в зависимость от уровня потребления человеческое счастье, потребление воспринимается как цель и смысл жизни. Симулякры унифицируют индивидуальные свойства людей, манипулируют сознанием и заменяют реальность.
Сменяя друг друга в калейдоскопической феерии эти, набрасываемые извне идеи, внушают чувства неуверенности и опасения. И ещё, чувство национального унижения… И на самом верху власти совсем недавно возникло робкое чувство преданности национальному идеалу. Но, к сожалению, только на верху власти. Срочность и неизбежность реформирования всей организационной машины России, каждого её элемента, лишь обсуждается, но не реализуется. Примеры положительных изменений, достаточно многочисленные (регулярная работа коммуникационной площадки «Валдайский клуб», открытие банка развития БРИКС, участие во внешнеэкономическом проекте «Экономический пояс Шёлкового пути», убедительные международные победы российских спортсменов в самых разных видах спорта и многое другое), свидетельствуют о желании современной власти представлять сильную страну. Но страна не может стать сильной «сверху», будучи слабой «снизу». Отчёты главы Счетной палаты России Татьяны Голиковой шокируют цинизмом и безнаказанностью действий чиновников, псевдо предпринимателей, руководителей бюджетных организаций в госзакупках, тендерах, государственных программах. Потерянный престиж образования откликнулся технологическим отставанием страны и экономическим обрушением. Развращение организационной сферы, приведшее к потере веры в справедливость и вообще каких-либо смыслов полезной работы, ввергло молодёжь страны в спровоцированную безработицу. Внедрение инструментов трудовой мобильности привело к ещё большему злоупотреблению в сфере трудовых отношений, социальному расслоению общества на миграционные потоки (кто к нам, а кто от нас), «семейный план» с отъездом на работу в другой регион не сделал людей счастливыми.
Не Россия со своей государственностью и не самоопределение нации составляют приоритеты современной системы управления. Стремление правящих режимов к самосохранению и обогащению, а не к процветанию нации, блокирует все реформы и рождает такие свойства идеологии как косность / недообразованность, неповоротливость / безразличие, бездеятельность / пустая безответственная суетливость и, наконец, застой / воронка поражений. В описанных условиях остаются невостребованными, потерянными, не понятыми множество идей, наблюдений, открытий, даже свершившихся – так как нет среды, способной эти открытия воспринять как открытия. Поэтому лучшие представители нации делают свой выбор не в пользу России. Они опередили уровень организационного развития своей родины и не нужны ей. Родина даже намеренно выдворяет их из своих пределов, чтобы они не создавали вызовов на которые некому отвечать. А ведь, именно, эти люди - образованные, целеустремлённые, с активной жизненной позицией, достигнув критической массы, могли бы составить крепкий фундамент новой власти и оформить новую мощную идеологическую крышу. Невостребованность таких людей на родине – это опасность для нации. Чем больше «радиус действия» , тем меньше эффект от воздействия. Не об этой ли грозной национальной опасности предупреждал нас Н. С. Трубецкой?
Разница в степени, а не в принципе
Между всеми этими параллельно текущими и сосуществующими движениями, материально различимыми, но формально идейно тождественными, существует, с одной стороны, внутренняя связь, с другой – некоторая внешняя согласованность.
Очевидная структурная аналогия государственности и многоуровневой динамической системы позволяет конструировать модели развития государственности в России. Параметрическое усиление влияния нравственных категорий может способствовать сохранению и укреплению нашей государственности, а может привести к её потере. Критериальный отбор намерений позволит управлять устойчивостью развития России. Определение свойств суверенитета и престижа страны сформирует вектор целей развития. Установка на уровневое подчинение целей и полифункциональную дисциплину позволит реализовать в любом масштабе деятельности положительную связь «петля», удовлетворяющую принцип причинности – всякая причина имеет следствие, всякое следствие имеет причину. А некоторая внешняя согласованность в условиях неопределённости и рисков, новых вызовов и актуализации новых драйверов успеха всегда поддерживается добротностью системы – её способностью не единожды пережить экстремумы колебательных процессов. Эту добротность нашей стране сообщает самодовлеющая хозяйственная территория – Евразия.
Список литературы

  1. Бердяев Н.А. Смысл творчества Опыт оправдания человека. - М: АСТ-Астрель, 2011. - 670 с.
  2. Гумилев Л. Н. Историко-философские сочинения князя Н.С. Трубецкого (заметки последнего евразийца) / «Наше наследие», 1991, №3
  3. Платонов О.А. Энциклопедия «Русская цивилизация» URL: http://www.rus-sky.com/rc/ дата обращения 10.06.2015
  4. Пучко Л.Г. Открытия будущего. Многомерная медицина. М: АСТ-Астрель, 2009. - 431 с.
  5. Русский космизм: Антология философской мысли / Сост. Семёнова С.Г., Гачева А.Г. - М: Педагогика-Пресс, 1993.- 368 с.
  6. Сологубова Г.С. Мировоззрение – источник организационных патологий / Современный менеджмент: проблемы и перспективы: Материалы VIII Международной научно-практич. Конференции 2013 г. Ч.2 / Ред. Кол.: Ю.В. Мячин (отв. Ред.) – СПб. : СПбГЭУ, 2013. – 399 с.
  7. Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана: Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока – М.: Алгоритм: Эксмо, 2012. – 336 с.
  8. Трубецкой Н.С. Письма к П.П. Сувчинскому 1921 – 1928 / Сост. и подгот. текстов К.Б. Ермишиной – М: Библиотека – фонд «Русское зарубежье», Русский путь, 2008. – 384 с.
самоопределениенацииэтикаправославиегосударственность
25%
0
7
0.034 GOLOS
0
В избранное
galka1718
На Golos с 2018 M04
7
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые