Интервь с дейсвующим снайпером


(Комментарий героя)

— Всем здрасьте. Такие вот дела: нужно было получить военный билет, а, как известно, самый простой способ это сделать — пойти отслужить. Поскольку я ещё в детстве получил разряд по стрельбе, и обладаю неплохими физическими данными, меня сразу определили в стрелковую роту. И как-то это всё так затянуло, что я уже четвёртый год как войсковой снайпер, здравия желаю.

— В каких боевых действиях вы участвовали?

— Обычных таких, когда ты куда-то идёшь и в кого-то стреляешь, но это все шутки, а так, застал Ростовскую кампанию, побывал в Сирии.

— Ваше самое любимое оружие?

— Моё любимое, как ни странно — пистолет Макарова за простоту и надёжность конструкции. Пользовался различными модификациями АК, СВД, из узкоспециализированных — АСВК, ВСС, AR15 и СВ98.

— Сколько человек убили? Если убили.

— На третьем десятке считать перестал.

— Какие эмоции были при первом убийстве, а какие после третьего десятка, есть ли разница?

— Для меня — нет, мне было как-то легко и в первый раз. Сплю спокойно, если вы об этом.

— Что Вы думаете об украросконфликте как об объекте, а не о причине и т.д.? Как Вы к этому относитесь со стороны?

— Всё очень плохо. И не планирует в ближайшие годы разрешаться.Но я в нём — простой исполнитель, и мне нужно было, чтоб мои ребята вернулись домой в том же составе, что и уезжали.

— А ситуация в Сирии по-вашему это надолго? И в чем смысл российского присутствия там?

— Не представляю. Наверное, какие-то экономические интересы, потому что в борьбу с международным терроризмом уже давно никто не верит. Мы там даже взаимодействуем с местными очень редко — есть роты инструкторов и советников, которые их тренируют, но совместно боевые действия почти не ведутся, будто у каждого свой план. Но, видимо, это выгодно и оттого надолго. Например, как средство политического влияния — ратные подвиги всегда были тем, чем удобно козырнуть перед оппонентом.

— Повышает ли шансы стать снайпером разряд по спортивной винтовке?

— Да, у меня так и было. В стрелковом деле я лишь практику наработал, а изучал в основном тактику, маскировку и сапёрное дело.

— Даже немного жаль что я опоздал в армию. Занимался винтовкой. Насколько сложнее в бою, нежели в спорте?

— В армию опоздать сложно. Теперь при наличии высшего образования можно до 35 лет сразу поступить на контракт.

Сложнее, чем стендовая стрельба, но лишь в том, что невозможно иногда занять позицию поудобнее.

— Как семья относится к роду деятельности?

— Жена — нормально, пошучивает, что если я не вернусь из очередной командировки, то это лёгкий способ получить собственную квартиру в центре города — она же наследник первой очереди. Родители не одобряют, но в том числе и поэтому не знают всех подробностей.

— Какого Ваше отношения к жертвам? Есть мысль о его семье, то, что он тоже человек, или относитесь как к мишени, не более?

— Как к мишени. Я и в жизни-то не очень сентиментален, а там совсем другие условия: туннельное зрение да чёрно-белый мир, нужно принимать решения как можно быстрее. Да и с эмпатией у меня тоже всё сложно. Проходил тест Барона-Коэна, набрал 40 баллов из ста. Для сравнения, у контрольной группы аутистов было 50-60.

— Верите ли Вы в то, что делаете полезное для человечества дело? Или заработок — важнее?

— Да, отчасти верю. В мирное время мой заработок весьма средний. А вот после первой командировки эдак на месяц поймал неслабый птср; просыпаясь, думал о том, как там мои пацаны — ну, из тех, кто ещё остался на позициях, потому что командование решает, когда и кто поедет домой.

— Есть боевые ранения?

— Ранения были, но ничего серьёзного, касательные. Заштопали — и на следующий день снова выезд.

— А отношение к жизни в целом меняется? Вас в любой момент могут убить, нужно ценить каждую секунду и все такое?

— Отношение к жизни сильно не изменилось. Ну, разве что, планов на долгосрочную перспективу не строю.

— Как снимаете напряжение на позиции и о чем думаете во время долгого ожидания?

— Если расстояние и задача позволяют не очень заморачиваться о маскировке — напеваю или слушаю плеер, оставив гарнитуру радиостанции лишь в одном ухе. Думаю примерно ни о чём.Иногда отшучиваюсь, что выжидание сродни медитациям в дзен-практиках; перед глазами прицел, а в голове — шум прибоя да крики чаек.

— При гражданской войне выполняли бы приказ или встали на ту сторону, которая импонирует?

— Не могу себе представить лучшую политическую программу, чем существует сейчас. Другое дело, что она выполняется приблизительно никак, но я не стал бы изменять присяге ради красивых слов. Если бы видел реальное улучшение жизни в сепаратистских революционных регионах — возможно, и дезертировал бы, но это очень маловероятный исход событий. Империи на пепелище быстро не построить.

— Как оцениваете боеспособность российской армии на данный момент? Основываясь на том, что вам известно.

— Оцениваю положительно, но с поправкой на критерий «слабоумие и отвага». Например, моя часть потеряла за три года, например, в ДТП или алкогольной коме от суррогата больше людей, чем в бою.

— Вы верующий человек? Если да, то как соотносите "работу" и веру?

— Из религий мне ближе всего буддизм, а он как раз и говорит, что бездействие при необходимости защиты своих интересов и жизней других людей — бОльший грех, чем применение насилия.

— Можете рассказать о самой тяжелой ситуации, случившейся с вами во время выполнения работы?

— Однажды нарвался на ближний бой, среднее расстояние было до противника метров 70 — не только прямая видимость, но и возможность вести огонь на подавление.Руки от адреналина тряслись так, что не мог зарядить магазин, когда расстрелял заранее снаряженные.

— А как в мирной жизни бытие ощущается? Одно то, что по улице с автоматом ходить здесь нельзя?

— Да ну и хорошо, честно говоря. Привыкаешь к насильственным методам решения проблем ) а вообще под штатского косить очень легко — чуть отрастил волосы и щетину, надел пальто, снял жетон с личным номером — и уже влился в толпу. Строевая выправка расценивается как хорошая осанка.

— Нравится ли работа? получаете от нее удовлетворение ? Все так как и должно быть или хотелось бы что-то изменить в своей жизни?

— У меня своеобразные понятия об амбициозности. Нравится, потому что я в этом хорош — в командировках выполняю задания, в мирное время учу срочников профессии. Чувствую, что полезен, — а именно это для меня играет главенствующую роль в любой работе.

— Какая максимальная дальность стрельбы по которой приходилось работать?

— 750. Дальше прицел не позволял.

— Что по полевой кухне ?

— Предпочитаю готовить сам или брать пайки. В полях обычно назначают поварами обеспеченцев, — а это зачастую водители-заправщики, которые не понимают, как на открытом огне готовить в чанах по сотне литров. В общем, есть там можно лишь то, что невозможно испортить — типа гречки, риса и картошки. Обычно договаривался с продовольственной службой и получал продукты. Нас ездит человек по 10-15, можем и сами себя в коллективе обеспечить.Взвод снайперов всегда держится особняком от остальных.

— Чем снайпер психологически отличается от военных других специальностей?

— Ну, по роду деятельности мы ближе всего к осназу и разведчикам. Мы реально видим результаты своей работы — в отличие от тех же артиллеристов или даже танчиков/ПВО. Наверняка многим нужно привыкнуть видеть трупы, а не условную горящую машину или разрушенное здание. У меня с этим проблем не было.

— А с точки зрения темперамента есть отличия?

— Ну, чем спокойнее, невозмутимее человек — тем лучше. Но, полагаю, это тоже приходит с опытом; даже холерика можно научить скрывать эмоции.

— Пригодились ли навыки на гражданке?

— Общевойсковые — да, типа из говна, желудей и палок что-то быстро смастерить. В остальном — нет ) нас учат, если утрировать, стрелять, маскироваться, минировать и всё подмечать. Не могу представить ситуации в мирной жизни, где бы это было нужно.

— Как отнесетесь к тому, что ваши дети захотят пойти по вашим стопам?

— Я же уже говорил, что считаю себя хреновым отцом — конечно, поддержу ) а вообще надеюсь, что лет через 25, пехотная война сойдёт на нет окончательно.

— Чтобы сразу же в радиоактивный пепел?

— А сейчас уже лет тридцать как тактика выжженной земли живёт и здравствует. Сначала наша арта, особенно если это РСЗО вроде Градов и Буратин, несколько часов отрабатывает квадрат, а потом заходим мы.Там, если кто и был, остаются лишь тряпки да ошмётки тел.

— Есть страх смерти?

— Страха нет. Ранили и ранили, например. Есть лишь инстинкт самосохранения.

— Смотрите ли боевики и документальные фильмы про военных? Как к этому относитесь?

— Документалки — нет, они либо об истории, либо о том, что я знаю по опыту или из книг. Для меня важна сама информация, а не форма её подачи. Боевики — бывает, но для развлечения, до сих пор очень много ошибок допускают ради эффектности.

— Вы занимаетесь важным для государства делом, но при этом значительная часть общества негативно относится к военным. Не испытываете в связи с этим скрытого презрения к гражданским?

— Нет, не испытываю. Гражданские имеют на это право и для того — основания. Сам негативно отношусь к большинству сослуживцев и люблю при случае цитировать Толстого, хоть и терпеть его не могу. А он писал, что военная служба с её многочисленными льготами и сомнительной системой соподчинения сильно развращает людей в том смысле, в котором частенько заставляет их раболепно стелиться перед начальством, зато пускаться во все тяжкие в его отсутствие. Кот из дома — мыши в пляс. Это реальная ситуация и чуть ли не жизненный принцип более половины военных.

— Какое у вас хобби?

— Раньше много читал художественной литературы, теперь её вытеснили сериалы и кино. Рисую. Люблю делать нехитрую мебель типа кресла из пары подушек и сваренной арматуры.

— С вагнеровцами пересекались? Что о них скажете?

— Не спрашивал, откуда они именно, но работал и ЧВК, и с ССО. Очень крутые и профессиональные ребята, но первые в основном отбитые наглухо. Сами не скрывая называют себя солдатами одного дня, и идут туда либо ради денег, либо ради адреналина. Так, у меня сослуживец ушёл после армии в ополчение, войны быстро и для многих становятся наркотиком. У ССО же отличная экипировка — те же видоискатели и прицелы на пару порядков лучше, и где я в темноте вижу едва на полкилометра, они засекают движение и тип объекта на два запросто.

— Есть ли у вас медали и ордена?

— Да, есть две госнаграды.

— Проявляются ли в бою национальные особенности поведения?

— Ну, южане традиционно горячее — там, где выходцы из центральной России или с севера двигаются медленно, эти — бегут. Наверное, при скоростных штурмах это было бы удобно, но нам доставляли лишь неприятности.

— Что в этом плане о сирийцах и украинцах скажете?

— Украинцы от нас не отличаются вообще. Сирийцы — те, что в правительственных войсках, — неучи и трусы. Никакая дисциплина, могут побросать оружие и товарищей и уехать, исходя из принципа «кто первый встал — того и тапки». Угнать машину сослуживца для них — плёвое дело. Очень часто с ними конфликтовали.

— Как, по-вашему, кто логистикой занимается в игилусах? Откуда снабжение? Ведь чернуха страшная, а громких разоблачений так и нет.

— Частники и симпатизирующие им страны. Терроризм никогда бы не разросся в таких масштабах без определённой гибкости. Я почти уверен, что у них есть переговорщики, которые не следуют шариату. Там, на мой взгляд, они занимают роль сродни консильери в мафии — формально не входят в «семью», но иногда становятся серыми кардиналами.

— Считаете ислам угрозой остальному миру?

— Нет. Ислам — странноватая, но очень логичная религия, и я бы не сравнивал её как явление с людьми в чёрных одеждах, что режут головы — это как, вспомнив инквизицию, называть экстремистами всех католиков.

— А курить на позиции не возбраняется?

— Зависит от типа задачи, опять же. Дым демаскирует, но на определённых расстояниях можно это позволить — выдыхай в рукав, например.

— Сколько реально заработать за командировку в горячую точку?

— Для не-офицера в регулярной армии реально заработать полмиллиона рублей за 2-3 месяца. Там не такие уж большие деньги, чтоб это удерживало на службе и стимулировало рисковать жизнью.

— Как знать. 150 тыс. в месяц для 80% России баснословные деньги.

— На гражданке у меня был период, когда я за год заработал три миллиона. На ниве волны появлений МФО со всякими там «займами до зарплаты» я в 12 году занял 700 000 и заработал за год вчетверо больше.

— Если выбирать работу на гражданке/армии, но дома за те же деньги и подобные регулярные командировки, что бы выбрали?

— Сложно рассматривать этот вопрос, не учитывая реалий. А они таковы, что в той же Сирии постоянная ротация, мои коллеги устают, и нужно их менять. Если я, скажем, год проведу без командировок, то точно уволюсь.

снайперинтервьювойнабеседаобщениесирияукраина
6
0.141 GOLOS
0
В избранное
GSLLL
На Golos с 2018 M10
6
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые