Цикл публикаций «Дорогие мои старики» Сын. Учитель. Муж. Отец.

Я хочу рассказать вам о дорогом мне человеке. О Настоящем Человеке. О своем Отце. Я хочу оставить небольшую, но важную для меня засечку, отметину в блокчейне. Чтобы об этом человеке осталась память не только в моем мозгу, который тоже рано или поздно угаснет. А чтобы навсегда.

sonandfather.jpg

Сын

Мой Папа, как это часто бывало в первой половине прошлого века, родился в семье простого рабочего и колхозницы в 1941 году. Его мама (моя бабушка) Вера Петровна была женщина дородная и властная. Ее дородности отчасти способствовал сахарный диабет. Ее непростой характер знали все соседи на улице маленького райцентра Луза Кировской области. Отец же, Яков Ефграфьевич, напротив был человек рассудительный и характера покладистого, но руки у него были золотые. Или, как сейчас говорят, росли из нужного места. В пользу этого свидетельствует хотя бы тот факт, что вернувшись с Великой Отечественной, мой дед построил дом своими руками при том, что на фронте он был ранен в локтевой сустав правой руки. И она не сгибалась. Она всегда была согнута под углом 900. Сростить так решили в военном госпитале. И правильно решили.

Совместными усилиями Вера Петровна и Яков Ефграфьевич добились того, что мой Папа был лучшим учеником в классе. Когда я приезжал в детстве летом гостить к бабушке с дедушкой я всегда обязательно залезал на чердак и там подолгу с благоговением и завистью перекладывал огромную стопку похвальных грамот и благодарственных писем, листал его дневники сплошь усеянные отличными отметками. В те времена не принято было дарить мультиварки и стиральные машины. Бабушка Вера и дедушка Яша гордились своим сыном Колей. Им хватало скромных знаков внимания в виде сухих казённых строк на плотной бумаге.

Папа как-то в школе получил за победу в олимпиаде приз - приемник с коротковолновым диапазоном. С этого дня жизнь его резко изменилась. Он услышал иностранную речь и во что бы то ни стало решил выучить английский, чтобы понимать о чем там говорят и что поют. Школьная программа 50-х годов была по его мнению недостаточно глубока, и он налёг на английский самостоятельно. К выпускному десятому классу английский был уже практически вторым родным для него. Это и определило его дальнейшую судьбу.

Учитель

В послевоенные годы учителей в сельских школах катастрофически не хватало. Папа начал преподавать английский язык в соседнем селе с красноречивым названием Учка, будучи еще старшеклассником. Ему так понравилось преподавать, что когда в руке после окончания школы он сжимал аттестат, он ни на минуту не сомневался что с ним делать. Сложив нехитрые пожитки в картонный чемодан, он направился прямиком в Кировский Педагогический институт. Он посвятил иностранным языкам всю свою жизнь.

В начале 70-х он приезжает по приглашению Костромского Педа в Кострому. С тех пор КГПИ становится его родным домом и окончательным местом его работы. До самой пенсии. Сотни студентов за долгие годы посетили его занятия по страноведению и английскому языку. Многие из его бывших студентов разъехались по всему миру и до сих пор присылают трогательные открытки на Новый год и День Рождения. Пожалуй, трудно придумать более приятного подарка для педагога, чем пара строк от бывшего студента, которому уже самому за сорок...

В 70-80-х городские власти привлекали Отца в качестве синхронного переводчика на многочисленных в то время встречах модного тренда городов-побратимов. Иностранцы искренне восхищались мастерству и легкости перевода. В составе ответных делегаций в качестве переводчика он побывал и в Англии и в США. Советский Союз помогал тогда всем. Два года в Сомали во времена президентства Сиада Барре обучал английскому африканских студентов. В начале 80-х Индия. Снова 2 года. На этот раз переводчиком на металлургическом комбинате в Бхилаи... Изучение языков (а он владел еще французским, итальянским, немецким) он не прекращал до самого своего последнего дня.

Муж

Я считаю, что моя мама - самая счастливая женщина на свете. Я не слышал ни разу ни одного бранного слова в ее адрес от Отца. Я смутно припоминаю пару-тройку моментов, когда они по моему мнению ссорились, но никогда это не сопровождалось битьём посуды, побоями или оскорблениями. Да, Папа не был "рукастым" и не мог повесить кухонный шкаф или отремонтировать смеситель. Мама, имея техническое образование, сама с этим прекрасно справлялась. Зато я помню, когда мы с Отцом 8 марта ни свет ни заря мчались к центральному рынку и одни из первых занимали очередь за тюльпанами. Когда мы вручали маме каждый свой букет, глаза ее увлажнялись от счастья. Помню как во времена тотального дефицита он как-то умудрялся раздобыть флакончик французских духов для мамы. До золотой свадьбы не хватило каких-то пол-года...

Отец

Этот раздел моего повествования, наверное, самый сложный. У каждого подростка в жизни бывает период, когда ему кажется, что родители его не понимают. Я не был исключением. В детстве мне иногда казалось, что он настоящий сатрап и садист. Он буквально заставлял меня заниматься английским каждый божий день в течении 15-20 минут перед школой. Почти каждый вечер у нас была пробежка в несколько кругов на школьном стадионе. По выходным мы обязательно шли в Посадский лес слушать природу, смотреть на деревья и живность. Если это была зима - значит на ногах были прицеплены лыжи. Раз в неделю он усаживал меня на диван, ставил пластинку с классической музыкой и выключал свет. Говорил: "Попробуй представить себе что-нибудь. Какие образы рисует тебе твое воображение, когда ты слышишь эту музыку?" Надо ли говорить о том, что у меня, как мне тогда казалось, есть гораздо более важные дела? Я, конечно, внутренне часто сопротивлялся. Он это чувствовал, конечно, но стоял на своем.

Теперь, по прошествии многих лет я ему безмерно благодарен за то время, которое он посвящал мне. Врядли я смогу подобрать слова, что бы выразить восхищение его несгибаемым упорством, с которым он прививал мне все то, что позволило стать мне всесторонне развитой личностью. Знание английского языка можно сказать тоже определило мою судьбу. Язык здорово помогает мне в моем деле и именно благодаря ему я отношу себя к среднему классу.

Мы жили в Якиманихе в небольшой 2-х комнатной квартире. По тем временам это было более чем. В гостиной принимали гостей и спали родители - я же спал в другой комнате, где Папа так же устроил свой кабинет и готовился к занятиям. Больше всего я любил, когда он готовился к лекциям по страноведению. Я сладко засыпал под его негромкие рассказы о британских луддитах или о войне Алой и Белой роз в США. Это были волшебные времена, которые я сейчас вспоминаю с особой теплотой.

Грустно...

Мои девчонки больше не смогут заниматься с дедом английским. Мне не придется в очередной раз настраивать его ноутбук и в сотый раз напоминать как копировать текты из интернета. Но он навсегда останется в моей памяти как самый "дорогой мой старик". И эту песню Саруханова, которую весьма кстати разместил @eduard в своем сообщении, я много раз пел родителям через домашний караоке-центр. И всякий раз у меня начинал дрожать голос от слез душивших меня на куплете, начинающегося со слов "...И все больше тревожит Отец...". Я отказывался верить, что это произойдет так скоро и так неожиданно. Я верил, что мы успеем еще вдоволь поговорить, по-вспоминать, по-прощаться... Но время... Его всегда не хватает.

старикиродителиотец
25%
5
68
7.137 GOLOS
0
В избранное
Володимир
Люблю фотографию, интересуюсь криптотрейдингом
68
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (12)
Сортировать по:
Сначала старые