Одно стихотворение — разные оценки?

Изучая результаты голосований на самых различных конкурсах, я, как и многие другие авторы, задавалась вопросом: почему одно и то же стихотворение иногда расценивается судьями "с точностью до наоборот"? Расхождение в один-два-три балла никого бы не удивило, но когда разница в оценке достигает семи-восьми единиц — что об этом думать? Вопрос особенно остро встает в том случае, когда все члены судейской коллегии — умные и адекватные авторы, хорошо разбирающиеся в теории стихосложения. Как они могут настолько противоречить друг другу?

…и вот что я надумала. Поделюсь выводами, возможно, это кому-то будет интересно.

Тяготение к разным литературным направлениям

Субъективное ощущение гармонии-дисгармонии может сильно влиять на оценку. Например, арбитр А. — приверженец классической школы, воспитавший свой литературный вкус на произведениях Золотого и — в меньшей мере — Серебряного веков. Имея неплохое представление о тонической системе стихосложения, он, тем не менее, не может внутренне её «принять»: ритмы тоники ощущаются им как неоправданно усложненные, не мелодичные, лишенные плавности. Нервические, если угодно.

Для арбитра Б., наоборот, тоника — более «живая» система, допускающая массу интересных ритмических вариаций. Её звучание кажется ему интереснее монотонных, как стук метронома, ритмов силлабо-тонических стихов.

Кто-то не считает поэзией верлибры, для кого-то вся экспериментальная поэзия (акростихи, центоны, панторимы, графические стихи и т.д.) — баловство, кому-то не по душе твёрдые формы и т.д.

Вот и начинаются расхождения…

Жизненный опыт

Предположим, что арбитр А. и некий поэт О. прошли одну и ту же жизненную школу: работали по одной специальности, служили в одних войсках, жили в одном городе или т.п. Когда поэт О. в своих произведениях употребляет специфическую терминологию, характерную для представителей данной профессии, шутки, свойственные определенной социальной группе, рассказывает о событиях, касающихся данного региона — всё это как никто другой понимает именно арбитр А: он «в теме», его эмоциональный отклик на это стихотворение максимальный.

Арбитра Б., живущего в иных реалиях, стихотворение поэта О. может оставить равнодушным.

То же самое можно сказать о стихах, посвященных тем или иным человеческим проблемам. Арбитру А., к примеру, в силу жизненных обстоятельств близка тема одиночества, нереализованности. Стихи, выражающие подобные настроения, «резонируют» с его собственными мыслями и чувствами, будоражат и волнуют, а значит, ощущаются как «сильные» по воздействию и получают более высокий балл. Арбитра Б., энергичного оптимиста, всё это «нытьё» ничуть не трогает, он считает, что подобные стихи — деструктивны, их незачем «продвигать». Через несколько лет его духовный опыт может сильно расшириться, и тогда восприятие стихов изменится, но сейчас ему чужда «поэзия упадка», и это выражается в оценке.

Соответствие теме

Арбитр А. привык широко трактовать тематические задания, он видит в этом проявление креатива. Тема должна давать лишь толчок для полёта фантазии, — считает он. А уж куда поэтическая мысль «залетит» — никому не известно, и не стоит к этому придираться.

Арбитр Б. думает иначе: если тема трактуется слишком вольно, значит, авторы пошли по лёгкому пути: не умея попасть «в десяточку», выстрелили «в молоко» и на этом успокоились. А раз так — нужно с них взыскать!

Чувство юмора

Если философская и психологическая лирика всегда вызывают споры, то жанр «юмористическая поэзия», казалось бы, не должен сильно озадачивать: всем понятно, какого рода стихи должны быть в этой рубрике. Но чувство юмора у всех разное. Арбитр А., например, считает стихотворение удавшимся, если находит в нем забавную историю, изложенную лёгким языком. Не страшно, если она слегка «ниже пояса»: грубоватый юмор — тоже юмор!

Арбитр Б. — не большой почитатель рифмованных рассказиков, но он мысленно улыбается от остроумной игры слов, неожиданного иронического подтекста, тонких намёков… К тому же, как любитель всего изящного, он плохо воспринимает фривольные шутки, и никакая контекстная обусловленность не убедит его в допустимости словооборота «иди на фиг».

Думать или чувствовать?

Арбитр А. считает, что образ может быть не очень логичным, главное, чтобы он будил воображение и создавал эмоциональную картинку. То, что придумает для себя сам читатель, важнее, чем то, что имел в виду автор. Арбитр Б., напротив, не воспринимает образов, не поддающихся осмыслению. Он считает их профанацией и показателем авторской беспомощности. «Что за набор бессвязностей? О чём этот текст?» — мысленно говорит он и снижает оценку.

Идейные разногласия

Этот пункт особенно актуален при работе с гражданской или религиозной лирикой. Из двух одинаково хороших произведений арбитру больше понравится то, которое выражает жизненную позицию и убеждения, близкие к его собственным. Он поощрит такое стихотворение высокой оценкой как полезное и правильное. Произведение своего идейного противника он, скорее всего, не оценит настолько же высоко — хотя бы из нежелания пиарить ошибочные, по его мнению, взгляды.

Понятия о «доброте»

Арбитр А. считает, что поставить оценку ниже «пятерки» значит обидеть автора. А ведь он старался… К тому же, хочется жить со всеми в мире: поставишь «кол» — будут писать негодующие рецензии, портить настроение. Да ну… Лучше гладить всех по шерсти.

Арбитр Б. придерживается иного подхода: если шкала 10-балльная, значит, нужно использовать её целиком, а не только на «верхних регистрах». И никакой жалости: соревнование теряет смысл, если поощрять людей не за результат, а за сам факт старания. Он «рубанёт» правду-матку (как она ему видится), и пусть недовольные ропщут.

Жизненные реалии

Арбитр А. здоров, не обременен заботами и в прекрасном настроении. Его повысили на работе, прибавили зарплату, а сегодня вечером он встречается с любимой женщиной… Не правда ли, через призму позитива не только стихи, но и вся жизнь воспринимается лучше?

Арбитр Б. устал, у него болит голова, дети не дают сосредоточиться, жена брюзжит: «Ты живёшь за компьютером!»… А тут ещё эти стихи, и конца им нет…

Понятно, что профессионализм требует отрешения от всего внешнего и максимальной концентрации на деле. Но люди есть люди, их эмоциональный фон никто «отменить» не может.

Разная теоретическая база

Все мы много читаем, но не одно и то же. Предположим, что арбитр А. денно и нощно штудирует поэзию, арбитра Б. интересует проза, а арбитр С. — большой знаток по части научно-технических публикаций… В результате для арбитра А. в поэзии уже мало откровений («всё это было, было, было»), он не восхищается тем, что может вызвать удовольствие арбитров Б. и С. Однако когда в стихотворении появляются аллюзии на какое-то прозаическое произведение, их тут же улавливает и оценивает арбитр Б., а если автор проявляет общую эрудицию, выходящую за рамки сугубо поэтической сферы, — живо «откликается» арбитр С.

Личные «заморочки»

Арбитр А. терпеть не может строчных перебросов (зачем нужна искусственная ломка фраз?). Он понимает, что к разряду ошибок анжамбеман далеко не всегда можно причислить, но — не нравится, хоть убей!

Для арбитра Б. формат А4 — новомодный «вывих», пустое оригинальничание, эпатаж. И никакая художественная выразительность текста не оправдает в его глазах этого «дефекта».

Арбитр В. не воспринимает стихов без знаков препинания, он считает их оскорблением русского языка. (За малограмотные тексты оценка тоже снижается, потому что «поэт должен владеть своим инструментом в совершенстве»).

Арбитр Г. очень придирчив к звучанию (возможно, он в реале музыкант). Сверхсхемные ударения (или пропуск схемных), согласные на стыках слов, жесткие аллитерации — всё это даже в небольших количествах раздражает его, убивает удовольствие от прочтения, а значит, влияет на общую оценку.

У арбитра Д. «уши вянут» от частушечного хорея.
Арбитр Е. считает удачной лишь точную рифму, а арбитр Ё, наоборот, приветствует рифму-модерн (перестановочную, паронимическую, анаграмматическую, разноударную и др.).
...

===========

А теперь представим: что будет, если сразу несколько «плюсов» или «минусов» сойдутся «воедино»? Вот тут-то и проявится тот субъективизм, который неизбежен при оценивании литературного творчества.

Конечно, я не думаю, что компетентные судьи могут поставить «кол» очень хорошему произведению, а полную бессмыслицу превознести до «десятки». Наибольшие расхождения обычно вызывают «середнячковые» стихотворения.

Общий вывод у меня такой: глобальные расхождения в оценках совсем не обязательно говорят о некомпетентности жюри.

Если судья поставил произведению оценку 8, то это не означает, что он не увидел недостатков, которые заметил судья, поставивший 3. Просто он, скорее всего, акцентировал свое внимание на других моментах, для него более значимыми оказались плюсы произведения, (которые другой судья как раз и не оценил, хотя тоже заметил). У всех разные приоритеты, и это данность, с которой приходится считаться.

Моё эссе не претендует на исчерпывающую полноту, я сказала лишь о самых общих аспектах проблемы — как они мне видятся. Возможно, у вас иное мнение…

С уважением, @migita.

Мои рецензии:

Мои статьи:

статьярецензиястихипоэзиялитературакритикапрозаvox-populiтворчествоgoldvoicepsk
150
3.924 GOLOS
0
В избранное
Хочешь заработать, оставшись собой? Присылай рецензии — становись Совой!
150
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (32)
Сортировать по:
Сначала старые