Человек?

Сегодня Борьку застрелили,
Как так, ведь только же на днях с ним пили,
А сегодня Борьки больше нет.
У могилы венок, да старенький дед.

Всех своих он уже схоронил.
Ему самому давно этот свет не мил.
Жизнь тем временем все идет,
Дед, ест, спит, пьёт да по ночам во сне орет.

Внутри, наверное, совсем уже он сгнил,
А сам все бродит меж могил, да меж могил.
Вот, Борьки внучка не стало,
Толку-то от него, конечно, было мало.

Он с детства был ещё тот сорванец,
Но уж никак не заслужил вот такой вот конец.
Чтоб с дыркой в голове от какой-то пули,
В том году хоть ножом в ногу гниды пырнули,

Он до дома дополз, скотчем себя перемотал,
Лёг и только через месяц встал.
Так и прохромал до самого финала,
Хорошо, что этого не застала мама.

Она Борьку любила очень сильно,
Слез из-за него потеряла обильно.
Каждую ночь не спала, ждала сына,
А он по утру приползал пьяный, а в руках волына.

Весь дом разбудит, пару раз пальнув в стену,
Как-то даже попал в дядю Гену.
Так не сильно, лишь царапнул руку,
Знал бы он на какую тогда обрек его муку.

Дядя Гена был большим любителем выпить,
От этого он даже стал плохо видеть.
Так вот, каждый день свою рану он обрабатывал сам,
Никому не давал, говорил какой срам,

Он мужчина молодой, сам может о себе позаботиться.
Пусть лучше над Борькой трясутся, а то совсем парень портится.
Время шло, а боль не уходила,
До обмороков его доводила.

Как позже оказалось, развилась гангрена.
Было невозможно спасти, и умер Гена.
Борька себя не считал виноватым,
Сказал: «да он рано или поздно помер бы поддатым!

Свалился бы в яму или попал под машину,
И на похоронах дяди Гены кривил свою мину!»
Мама его вскоре тоже отдала душу Богу,
Она больше не могла терпеть нарастающую тревогу

За свое единственное дитя,
Которое искало смерть день ото дня.
Возможно оно и само её искало,
Хотя одной смерти могло быть слишком мало.

Умерла во сне от остановки сердца,
Так скривив лицо, будто съела перца.
На нем застыли все внутренние страхи.
Слезы из глаз насквозь залили ворот рубахи.

Борька принял её смерть достойно,
Держался парень очень спокойно.
Взял на себя все нужные расходы,
Не зря же бандитизмом травил он свои годы.

Гроб заказал с позолоченной оправой,
Расплачивался за все своей дурной славой.
Чуть позже дурак угодил за решётку,
Ограбил кабак, украл только водку.

И все бы ничего, его же все менты знали,
Уже много лет его не шманали,
Знали, про все его аферишки,
Закрывая глаза, получали от Борьки свои фишки,

Поэтому он был совсем не нужен,
Но, убегая, испортил он одной даме ужин.
Уронил тарелку на её красивое пальтишко,
Она так визжала, что пришлось завести на Борьбу делишко.

Конечно, там её лысый папочка постарался,
Как же Борька кричал и неистово дрался!
Пару ударов дубиной по голове его остудили,
Упал без сознания, а его били и били.

Дама с пальтишком улыбалась белыми зубами,
Отталкивая от себя папочку с жирными губами.
Затем был суд, пятак ему впаяли,
В тюрьме ему пришлось не сладко, и видно там его доломали.

От прошлого Борьки ничего не осталось:
Ни зубов, ни бровей, да и от души одна малость,
Которой с трудом хватило, чтоб отмотать свой срок,
И как она не вытекла , когда сокамерник Жека пырнул его в бок.

Просто так ни за что, его, видимо, в детстве недолюбили.
На Жеку, все только орали и вечно пилили.
Он вырос, превратившись в ползучего гада,
А с годами и в конченного психопата,

Кровью залило весь пол и тюремную решётку.
Борька, умирая вспоминал ту злополучную водку,
И дядю Гену, который был для Борьки примером,
Бывшим воякой, настоящим кавалером.

Он даже, напившись, не забывал про манеры,
Если кто Борьку обижал, он тут же принимал меры.
Отстаивал его, как сына своего родного,
Дрался со шпаной, выбегая из дома,

Потом и Борьку лупил ремнем что есть мочи,
А сам слезами жадно смачивал очи,
Жалко ему было его, видел он в Борьке человека,
Знал бы, что тот сядет, прожив лишь четверть века,

Сел же парень не только из-за своей дури,
Из-за дяди Гены и своей мамули,
Внутри себя носил невыплаканные слезы,
И его не спасали понты и позы.

Во время кражи той бутылки как раз все вылезло наружу.
Он вспоминал все это под собой, образуя лужу
Тёплой и липкой алой жижи.
Все, кто ушли, становились уж ближе,

Всю ночь за его жизнь боролся тюремный хирург.
По профессии своей на деле металлург.
Вложив в спасение его все мастерство своих старых рук,
Потерял счёт времени и слушал только сердца стук.

Борька, очнувшись, кричал и бил себя в грудь.
Никто не мог понять его криков суть,
А он задыхаясь не мог объяснить,
Кричал: «Зачем спасли меня, суки, не должен я жить!

Нет, и не было во мне ничего святого,
Я - тварь и совершаю одни ошибки снова и снова»
Сопли и кровь текли у Борьки по подбородку,
Но как он не раскачивал, не смог перевернуть лодку,

И дальше продолжил по реке жизни свой путь,
Заглядывая в неё видел лишь муть.

Вышел из тюрьмы,
В таком он там крутился фарше,
Словно выполз из тьмы,
В душе став лет на тридцать старше,

На все стал смотреть совсем иначе,
Тому, кто не прав не давал сразу сдачи,
Предпочитал для начала найти корни проблемы,
У него стали выстраиваться свои системы.

Вся местная шпана его зауважала,
Затем Семён, местный вышибала,
Послушав однажды Борькины суждения,
Зародилось в Семёне к нему уважение.

Город быстро слухами обрастал,
Борьку уже знал и стар, и мал.
Он больше не вёл своих мутных делишек,
Много читал заумных он книжек,

Ещё в тюрьме на это дело серьезно подсел,
Пока лежал в лазарете белый как мел.
Постепенно стал обрастать авторитетом,
Зарабатывал теперь умным советом,

Семён вышибала начал везде за ним таскаться,
Частенько ему даже за Борьку приходилось драться,
Он старался уберечь его от всего плохого
И считал золотыми слитками каждое Борькино слово.

Через полгода за Борькой приехал чёрный Мерседес,
У какого-то там вора в законе просто был стресс,
Ломал голову не мог решить одну задачу,
И привезли Борьку к нему на дачу.

Вор в законе встретил его в своём роскошном доме,
Они остались вдвоём и никого кроме.
Семён терпеливо ждал Борьку на улице,
Смотрел как в хлеву рубят голову курице,

Через несколько минут раздался выстрел, потом второй,
Тело Борьки выкинули у родного дома с простреленной головой.
Обезглавленное тело Семена нашли через день на старой свалке,
Не стали его даже показывать жене его Галке.

Она никому не поверила, рвала на груди своей блузу,
Не могла себе представить, как теперь прокормит одна, Вовку, их сына обузу.
Борьку же соседи затащили прямо в дом,
Положили на стол с его дырявым лбом,

Деду его низко поклонились,
И все быстренько куда-то слились.
Дед молча подошёл к убитому внуку,
Потрогал его правую холодную руку,

Покачал головой, затем налил в стакан сивухи,
Выпил залпом, а через стены уж зашептались старухи.
Пройдут года, и опустеет их фамильное гнездо,
В котором все были несчастны лет так сто,

Его сравняют с землёй, на его месте построят огромный тц,
Его совладельцем станет, Вовка, сын Семена, отъевшийся в лице,
В нем будут магазины, клубы, рестораны
Туда будут ходить все козы и бараны.

Их будут доить Вовкины пухлые ручонки,
Деньги потекут рекой прямо по Вовкиной печёнке.
Там часто можно будет встретить ту самую даму в когда-то красивом пальтишке,
Сделанным на заказ из бурого мишки,

Она будет приходить всегда одна,
Одинокая, старая и забытая,
Часто будет даже пьяна,
Не говоря уж о том, что не мытая.

Однажды её там встретит лишивший Борьку жизни, вор в законе,
Он тоже будет совсем стар, но все ещё на своём троне,
И между ними вспыхнет то, что я зову пожаром,
То, от чего все тело дышит жаром.

Страсть не на шутку растрясет их старые костишки,
Вот где живет любовь, а молодость лишь шишки.
Он обещать ей будет с неба звезды,
Она от счастья на букет цветов проронит слезы,

И первые лучи их встретят где-то на мосту,
Его охрана будет где-то за версту.
Их первый поцелуй, и первые снежинки.
Все лужи превратятся уже в льдинки,

Но снег растопит под ногами кровь,
Зэк Жека им прошепчет: « Я любовь»
Ножом пронзит сердца их как амур,
Сам будет то ли весел, то ли хмур,

Да побежит куда-то без оглядки,
Как будто бы в какой-то лихорадке.
Его собьет на скорости машина,
На всех у Бога просто есть причина.

Нельзя начать так просто новый век
С животным под названием "человек".

© Copyright: Антон Прокудин Мардэба, 2017

группа вк: http://vk.com/amardeba
другие стихи: http://www.stihi.ru/avtor/primalscream IMG_20171114_110350.png

стихипоэзиястихантонмардэбаmardeba
11
0 GOLOS
0
В избранное
anton-mardeba
На Golos с 2017 M11
11
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые