ТЕМАНЕДЕЛИ: Наука проиграла меня рок-н-роллу

Не как стилю музыки, а как стилю жизни. Преподавательской кафедре я предпочла жизнь бродячего фрилансера - и нисколько не жалею.

Мыслями возвращаюсь в тот день, когда мне 17 лет и я иду на свою первую в жизни университетскую пару. Факультет иностранных языков, специальность “лингвист-переводчик и специалист по межкультурной коммуникации”, с прицелом на аспирантуру и дальнейшее преподавание в родном университете. Мне бы, конечно, хотелось в МГИМО или в МГУ. Но я туда даже не пробовала поступать - мама приняла за меня решение “пойти по пути наименьшего сопротивления”. В Москве мне первое время пришлось бы куковать в общежитии - а в родительском коттедже у меня был собственный этаж. В МГИМО пришлось бы напрягаться - “а тут учеба будет даваться тебе легко, легко!”. В Москве мне бы пришлось считать деньги, в родном же городе я могла себе позволить этого не делать.

Учиться мне хотелось. Даже очень хотелось. Первые месяца два. Потом я поняла, что поступлением в региональный вуз подписала себе смертный приговор. Кроме меня, лингвистикой и межкультурной коммуникацией на потоке интересовались от силы человек пять. Остальные не интересовались либо ничем, либо пивом и сигаретами, либо вообще уходили в парикмахерские колледжи или продавцами в магазины элитного нижнего белья.

Среди преподавателей попадались адекватные и даже приятные - но фрики перевешивали их числом. 

Была тетушка, которая вела предмет, к лингвистике вообще никакого отношения не имевший. Наверное, она была хорошим специалистом - только у нее был нервный тик, и она постоянно долбила ногой по полу. Часто-часто, как остервенелый дятел. Это было хуже китайской пытки, когда на голову на одно и то же место капают водой. Я сходила к ней на одну пару за весь семестр, а в конце просто подложила зачетку в общую кучу и получила зачет. 

Была еще одна тетушка. Превосходный специалист по своему предмету, вечно сальная стрижка, ни семьи-ни друзей, с полтонны лишнего весу. Она учила нас вытягивать долгие гласные с таким же напряжением, с каким она в молодости на гимнастике якобы держала высоко поднятую ножку. Знающие источники докладывали, что в молодости на физ-ре вся школа собиралась полюбоваться, как она прыгает через козла - вернее, не прыгает, а с размаху обрушивается на него всей массой дааааалеко не гимнастического тела. Если врешь, ври красиво и достоверно.

Я начала сходить с ума. Невроз сменялся депрессией, а она новым неврозом. Я в клочья раздирала себе кожу. Чуть не докатилась до булимии. Моя и без того хищная бессонница отожралась до драконовских размеров и повадилась терзать меня до рассвета. “Ничего-ничего! Вот сейчас курсу к третьему ты втянешься в науку. Ты сама поймешь, что просто не сможешь без этого! Тебе это будет надо, нннадо!” - вставала в пафосную позу моя маман.

Валить мне было “надо, нннадо” из этого болота, и как можно скорее. Я заняла второе место в конкурсе перевода стихов от Британского совета, ездила на две недели на семинар под Псковом. Было познавательно, но на мой вкус уныло - несмотря на прекрасный состав участников. К нам приезжала делегация японских студентов, я принимала у себя дома настоящего живого японца - и чуть не повесилась от тоски, участвуя во всех этих коллективных экскурсиях, играх и прочей культурной программе. Я не вылезала с Мамбы, пытаясь найти хоть кого-то, с кем мне будет интересно общаться на культурные и интеллектуальные темы - черта с два. Я приняла решение, что после того как принесу домой красный диплом лингвиста-переводчика, совершу суицид.

Мне нравится наука в целом. Я обожаю лингвистику и теорию коммуникации. Если я не получаю новых знаний регулярно, у меня начинается дикий интеллектуальный зуд. Однако дело не только в контенте - дело еще и в среде. За пределами подпитывающей меня среды я ощущаю себя выброшенной из воды рыбкой - а среда мне нужна рок-н-рольная.

Мне нужна возможность часами сидеть в баре у друга, работая над статьями и рассматривая посетителей. В три часа ночи написать другому другу и пойти к нему в гости слушать гангстерские байки с другого континента. Жить с цыганами, терпеть и обожать их хаотичность. Завтракать ром-колой на берегу моря, если захочу. Не расставаться с лэпотом, в котором всегда открыт ворд, готовый принять очередной поток моих текстов, и несколько параллельно читаемых книжек. А в сумке еще блокнот и ручка, чтоб записывать короткие мысли на бегу.

После третьего курса я ушла в МГИМО. Я прибыла туда уже разбитым, усталым человеком, который так и не смог интегрироваться в студенческое сообщество. Там такие замечательные ребята были, с горящими энтузиазмом глазами, с энциклопедическими познаниями, с колоссальной харизмой. Но передо мной стояла цель уже не сделать карьеру, а просто как-то вытянуть себя из вечных нервных расстройств. И я, черт возьми, это сделала =) 

Ни в какую структуру с четкой дисциплиной я уже не впишусь и никакой регламент соблюдать не буду. Потому и тружусь писателем и переводчиком на фрилансе. Вот так можно потерять ценный кадр, если вовремя не подкормить жаждущий знаний мозг эмоциями, авантюрами и впечатлениями. Зато кадр теперь счастлив по самое не балуйся из-за того, что в жизни все так сложилось.


картинка отсюда

теманеделиобразованиенепрофессияжизньмыслиработа
25%
0
45
13.764 GOLOS
0
В избранное
blackmoon
холерический темперамент. всякий бред. творческий кружок при похоронном бюро
45
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые