Этот пост публикуется в рамках конкурса «зажигая звёзды». ДЕНЬ ПРЕОБРАЖЕНИЯ.


Поздним вечером 8 июня 2050 года Ёж ждал, довольно успешно борясь со сном, преодолевать приступы которого ему помогало мультиложе, настроенное на механический и энергетический массаж, этакую смесь между иглоукалыванием и электрошокером. Возлежать было удобно, т.к. мультиложе принимало любую форму, подстраиваясь под повороты тела и выверты членов.  «Как же я мучился ещё 20 лет назад, прыгая из кровати на стул в кухне, потом в кресло гостиной, крутясь перед компьютером и т.д. пока не решился перейти в мультирежимную жизнь», подумалось Ежу, и противоречивые чувства захлестнули его сознание. Манипулируя мультипультом, напоминавшим кастет, он вызвал мультикулер[1] и вставил загубник пивной трубки в рот. Холодное пиво помогло. Думать стало легче. 

https://ridero.ru/books/yozhka/

Они с женой недавно поругались. Причиной стал проклятый выбор, неизбежность которого раз в год вводила его в ступор. Но если раньше он мог свалить ответственность на Ель[2], то два дня назад, когда мультивизор разразился восторгами двух виртуалов[3] о новшествах и предвкушениях предстоящего Дня преображения и Ёж, щёлкнув языком, переключился на урывками читаемую визокнигу, жена взорвалась:

 - Хватит, ты опять хочешь сбежать? Фига! Я с Югом улетаю в диритур! 

- Как так. Ты чё! Я же каждый год в это время в краях белых ночей. Это же традиция, да и мужики в этом году фотохотом запаслись, мне не простят. 

- Ничего, будет повод похвастаться своим первым новоликом! 

И ведь улетела, хотя сын похоже не сильно рвался три недели парить на мегадирижабле над Китаем, а затем Амазонией.   До наступления 9 июня оставалось больше часа, было время помечтать или почитать. Да вот только не мечталось и не читалось. Зато обиженная предстоящим память невольно анализировала причины нынешних Ежовых мучений  Всему виной проект «Российский Дом Будущего», в котором власти поддержали строительство «Новопеределкино». 22 июня 2010г. была торжественно открыта первая деревня, дома в которой ежегодно преображали по согласованию с жильцами, чем последние особенно гордились. Эпидемия началась, и уже в 25 году День преображения стал национальной традицией. Трансформируемое жильё быстро превратило традиционные дома, участки и микрорайоны в отстой, более-менее платежеспособные расхватывали новые участки или сносили имеющиеся жилища и строили первичные модули (кубы со стороной 7 метров). Многоэтажка т.н. «свободной планировки» ёжкиных родителей была превращена в паркинги для автомобилей и автолётов (ниже 10 этажа автолёты не паркуют), а также в автосклады[4]. Ежу повезло, т.к. родители не продали квартиру, а передали в предприятие, стабильные дивиденты от которого обеспечивали семье доход, достаточный для ежегодных преображений «на уровне». Многие высотки снесли, окружив оставшиеся кольцами частных трансформеров средней (до 15 м. высотой, выше запрещалось из-за движения автолётов) и малой этажности, так что теперь тот дом-пракинг-склад, словно дом Павлова в Сталинграде, демонстрировал побеждённое прошлое, обвешанный лифтами и катапультами, словно цепями. Нет, город от таких реформ не потерял в этажности, просто, помимо реконструированных предков, новые дома для жизни и дела были уже динамическими и располагались на значительном удалении друг от друга. Считалось, что в высотке человек будет держаться, только регулярно меняя вместе с квартирой (офисом) высоту и сторону света. Нет, не переезжая конечно из помещения в помещение, а именно вместе с ним перемещаясь по медленно вращающемуся каркасу здания. Но вирус изменчивости не давал покоя, и владельцы пристегнутых к стволу здания квартир и офисов без устали придумывали каждый год что-нибудь. Играли цветом и прозрачностью, наростами и нишами. Индивидуальное творчество подстёгивал бизнес, предлагая новые и новые опции. Впрочем, мода на перецепку квартир к другим зданиям или новой квартиры вместо старой к своему, только разворачивалась.  

 Грельник крякнул, напрашиваясь на дозаправку. «Эх, когда ж они только придумают туалет в мультиложе!» Ёж резко стукнул затылком по подушке. Мультиложе услужливо поставило его на ноги. Туалет требовал персональных визитов, однако был хорош тем, что самому утруждаться не следовало, только спустить штаны и присесть. Помнится, когда жена добыла эту новинку, автосборщик что-то скрипел про вакуумные присоски. Сейчас уже привык, а поначалу было щекотно и не только. Опроставшись Ёж бухнулся в мультиложе, развернув его к визору[5]. Время подступало, а мысль не шла. Пульт удобно лежал в ладони. Несколько манипуляций, и над столешницей визора завертелся вируальный ежатник, как величал свой дом Ёж. Щёлкая языком и поигрывая пультом[6] Ёж стал просматривать эволюцию дома и участка, испытывая то ностальгические приступы, то раздражение от былых трансформаций, пользование которыми всегда становилось испытанием, далеко не всегда приятным. Реклама и вынужденная поспешность тому виной. 

За полчаса до полуночи Ёж включил режим анализа эффективности трансформаций (чтобы посмотреть, как долго они эксплуатировались его семьёй в сравнении с районной и национальной статистикой) и из набора наиболее эффективных трансформаций отобрал ни разу не выбиравшиеся Елью. Сам то он до сих пор не встревал в этот процесс, и если бы визор не подсказывал возможные режимы поиска транформаций, вряд ли полез бы в такие дебри. Широта выбора удручала. Хотелось на всё плюнуть, да ведь жена не простит, а соседи засмеют. Ежатник вертелся, то увеличиваясь и раскрывая внутренности, то меняясь в цвете и фактуре, то меняя габариты и формы. 

Грельник с очередной дозой пива оказался кстати. Зажмурив глаза Ёж втянул почти поллитра, как вдруг визор заорал «Кышшшш!!!». Это кот рванул поиграться с изображением, и сейчас вертелся в световом облаке, принимавшем причудливые формы. Ёж только ухмыльнулся, т.к. знал, что через секунду нагрянет возмездие. Шик, так звали кота, вдруг заверещал, взметнулся к потолку, вздыбившись шерстью, снова упал на столешницу визора, и опять вспрыгнул, но уже на грельник. От толчка загубник вырвался изо рта Ежа, трубка завертелась, брызгаясь пивом. Тут уж Ёж задёргался, чертыхаясь на самого себя, настроившего визор на опцию «антизверь», которая направленным лазерным вибратором вызывала у животных приступ неудержимой щекотки. Югу тоже однажды досталось, отчего тот хохотал минут пятнадцать. Однако визор этим же тестом опознал человека и впредь пугал ребёнка только усиленной имитацией того хохоталова. Юг удивлялся, на мордочке появлялась растерянная улыбка, и интерес к этой игрушке пропал с третьего раза. Но Шика щекотка не лечила, и он нередко повторял эксперимент, видно нравилось. Зрелище каждый раз до коликов смешило свидетелей. Но не в этот раз. И причиной суровости было вовсе не пролитое пиво. Ёж всё глубже впадал в панику.   

Уже без 10 12, в башке бардак, идей 0, крыша едет, дом стоит, перемен не просит. Чёртова мода. Чёртова жена, вырвавшаяся из ежовых рукавиц и сорвавшаяся с катушек, с азартом дитяти ежегодно составляя из виртуальных «кубиков» всё более причудливые и изощрённые трансформации дома и участка. Единственным убежищем от перемен оставался угол Ежа с мультиложем, грельником, визором и туалетом, который то окружался стенами, то оказывался открытым «всем ветрам» (слава богу, Ель ни разу не додумалась лишить его защиты от осадков, солнца и холода). Как, например, в этом году, когда Ёлка из оздоровителя[7] подглядела его расправу с  виртуалами.    

Время истекало. Пошёл отсчёт последней минуты под фанфары виртуала, кривлявшегося в фейерверке реклам и лозунгов Дня преображения.  Начиналась лихорадка. Правила её всем были известны и не менялись уже давно. За две недели до наступления 22 июня все производители траков (так назывались трансконструкторы) объявляли скидки и инновации, выбор траков был ограничен публичными лимитами, и заказчики должны были успеть из множества возможных решений выбрать собственное. При этом активно работал вторичный рынок и ранее накопленные старые траки и высвобождавшиеся, хоть и не демонтированные ещё, появлялись в перечнях опций, так что покупатель мог комбинировать решения из новых и подержанных траков. Заказчик мог воспользоваться услугами трансдизайнеров (их обзывали транзисторами), но тогда на трансформированном доме по закону вывешивалась реклама дизайнера на весь предстоящий год. Дизайнера Ёж имел в виду на крайний случай, т.к. знал, что Ель будет возмущена таким примитивизмом. 

Назвав вслух сумму возможных трат на преображение Ёж получил перечень пронумерованных комбинаций, которые стали меняться с устрашающей частотой. Казалось, что уже всё население болело этой заразой и сейчас лихорадочно покупало траки, даже не успев разобраться в их сущности и форме. Траки демонстрировались только в пределах финансовых возможностей и применительно к дому Ежа, а потому вся совокупность предложений была Ежу недоступна. Но и того набора, что последовательно превращался из надписи в визуальный вариант преобразования ежатника, было достаточно, чтобы вызвать у Ежа шок.  Ёж из полулежачего положения уселся вертикально, во рту пересохло, в голове фоном вертелось «пива бы», но не до него, на лбу выступил пот. Сортируя опции «фасад», «интерьер», «системы», «удобства», «эффекты», «свойства», «конструкция», «участок», он цеплял вызывавшие хоть какой то интерес варианты и складывал их в «конструктор». Тот, почти не задумываясь, выдавал комбинацию, предупреждая о необходимости и вариантах замены имеющихся частей дома, оборудования и т.п. При этом замещаемая часть оценивалась к зачёту. Лимит корректировался, Ёж, видя экономию, добавлял ещё что-нибудь. Конструктор иногда выдавал «дефицит лимита» и отображал перечень возможных к изъятию траков. Ёж потел в суете выборов, и уже два раза нарвался на принудительное изъятие траков в связи с их состоявшейся продажей другим заказчикам. Это был тревожный сигнал. По отзывам жены, он знал, что траки, особенно новые, с ускоряющейся частотой начнут изыматься, а его возможности – таять. Быстрое исчерпание возможностей объяснялось ещё и тем, что предложение траков рассчитывалось исходя из остатка времени на их установку. Ведь скидки действовали только в течение 3 дней, а предлагаемые траки должны быть установлены заказчикам до 21 июня, иначе праздник может быть сорван из-за трагедий у заказчиков. А это уже политика! Система не могла допускать сбоев. Таким образом, суперкомпьютер, крутивший торговлю траками, рассчитывал логистику заказов и по мере покупки – комплектацию траков, сроки и способы их доставки, количество монтажников и способы монтажа. В общем, считал так и столько, что Ёж даже не пытался прикинуть, как это возможно. 

-Н-дааа, - выдохнул наконец Ёж! 

- Запрос не понял, - откликнулся визор. 

Соприкосновением указательного и большого пальцев левой руки Ёж снял вопрос, и «взял паузу», закрыв глаза и стараясь осознать, что же у него получается.  Уже час прошёл. В конструкторе полно всякого барахла, которое конечно существенно преобразит их жизнь, например оздоровитель будет не только совмещён с феном, но и станет двухместным, вытеснив часть стены дома наружу в форме довольно удобного эркера с видом на новый свето-музыкальный фонтан. Юг любит бултыхаться. Но действующий фонтан не мог имитировать танцы, животных и родителей, а этот сможет. К тому же он умеет стреляться свето-водяными пульками по всему двору, в т.ч. их очередями. При этом он сохранит функцию направленного полива дворовых растений. Но ведь всё это может оказаться у соседей, а как же сделать новолик оригинальным? Как удивить всех, а особенно жену, чтоб не воображала впредь, что только она способна к творчеству. Впрочем, у неё то получалось. 

Открыл глава. Список вариантов сократился уже на четверть! Крикнув «Оп», Ёж купил оставшееся в «Конструкторе» и снова полез в новые опции, расширив их совмещениями с «секонд хендом». Калейдоскоп возможных образов ежатника с уже применёнными траками на остаток денег существенно сократился, но всё уже не впечатляло Ежа. Зуд про неоригинальность усиливался, паника нарастала. Эх, тупица. Сидел как Илья Муромец на своей печи, в образе пофигиста, намекая не раз жене и друзьям, и даже соседям на барбекю, что мол если бы он, а не жена, вот тогда бы… И что теперь?! Полный облом и пожизненный позор! «Муромец», когда пришло время, упал с печи и не поднялся…. Он понял, что сил бороться за успех предприятия больше нет. Время – 2 часа. Опции тают. Вдруг, он сообразил, что совсем игнорировал опцию «Полный апгрейт». Щелчком открыл её, и…   

Ёжка с Шиком в обнимку сладко спал. Восходящее солнце заливало угол. Визор крутил картинку. Рядом высвечивался график автосборки и окончания работ. Ежу снился город. Ёж  был орлом и парил, высматривая добычу. Нескончаемые ленты автовозов внизу развозили по широченным автострадам контейнеры с тракам, из них вываливались автосборщики, не суетясь выгружали траки и всякие приспособления для сборки. Многие участки огораживались ширмами, за которыми и творилось ПРЕОБРАЖЕНИЕ.   25 июня автомобиль привёз Ель с Югом. Можно было и на автолёте, но Ёлка оттягивала, как могла, развязку. Участок был загорожен ширмой, на которой приклеена огромная медаль за оригинальность под лозунгом, начертанным Ёжкиной рукой: «Даёшь соревнование!!! Держись, мужуки!!!». Он её сделал! Ей до сих пор ни разу не удалось получить медаль районного конкурса, проводимого в День преображения, хотя она каждый раз из кожи лезла, чтобы соригинальничать, перехватывала новинки в первые же 5 минут, да и вкус имела вроде бы отменный. А сам то герой где? Вдруг ширма раздвинулась и мать с сыном увидели ухмылявшегося папашу, а за ним… Дом целиком был сдвинут к правой границе, причём без видимых перемен с фасадной стороны. И это оригинальность!??? И только всмотревшись в образовавшийся слева пустырь, Ель разглядела еле уловимый контур КУБА. Его полузеркальная поверхность так искусно отражала окружающую зелень, что казалось, будто на этом месте ничего нет, и если бы отражения облаков при срыве с граней не искажались, различить куб было б совсем сложно.  Это был новый первичный модуль, почти пустой внутри, и насквозь прозрачный. Только утварь Ёжкиного угла скрашивала пространство. Будет что преображать.

https://ridero.ru/books/yozhka/


   [1] Мобильное устройство для доставки, подогрева или охлаждения жидких и прочих продуктов, упакованных в стандартные контейнеры, официально именуемое «мультитемпературный манипулятор продуктов питания – МТМПП». Ёж чаще всего звал его «грельник», собрав слово из грелки и холодильника. Другие часто называли его пропитом, но Ежу это слово не нравилось.   [2] Интернет привычка общаться посредством кличек давно превратилась в традицию, и молодые часто узнавали официальные имена избранников только в ЗАГСе, да и в официальных отношениях клички заменили ФИО, тем более что документарный официоз 10 лет назад был полностью переведён на электронные идентификаторы.   [3] Натуралы (реальные персонажи студий, репортажей и фильмов) в эфире появлялись всё реже, человек мог находиться где угодно, а его голос накладывался на маску, копировавшуюся с оригинала с великолепной точностью и достоверностью, впрочем и выдуманные персонажи мало чем отличались от людей, и в битве за популярность с масками и натуралами они чаще всего выигрывали. Так, например, новости были полностью отданы виртуалам, и редкие попытки натуралов завоевать аудиторию терпели фиаско из-за невозможности выражать эмоции множеством средств, доступных виртуалам.   [4] Приставка «авто» уже давно применялась только для полностью автоматизированных систем, участие человека в управлении которыми не требовалось, хотя и оставалось возможным.   [5] Приставки «мульти», «авто» так часто применялись к техническим новинкам, что в обиходе, как правило, опускались или заменялись вместе со смысловой частью термина.    [6] Настройки могли быть любыми, вплоть до отказа от мультипульта, т.к. в подушечки пальцев были вшиты наносенсоры, позволявшие комбинацией постукиваний друг о друга или о любую поверхность и специальными звуками (щелчками пальцев и языка, голосовыми командами), давать команды домовому (так Ёж называл автодомоуправа)   [7] Забавный контейнер, из которого высовывалась только голова, а внутри над телом производились «пытки» водой, зельями, инъекциями, массажорами, эпиляторами и ещё чем-то по выбираемым на основе автодиагноза режимам. Автодиагноз осуществлялся почти мгновенно при погружении в оздоровитель. Ёж сторонился этого монстра, но Ель регулярно со скандалами загоняла его «на процедуры». Для головы тоже имелась приспособина - мультифен, которая ещё стригла, красила и делала укладки. Парикмахерские давно разорились или превратились в студии авторского ХФдизайна (ХФ – хайр и фейс), писавшие программы для фенов. Модница, в фене, смотрела в очках-экране варианты, выбирала понравившийся и за максимум 10 минут получала результат. Впрочем, фен и мужиков брить умел. Душевые кабины стали экзотикой. В мытье традиционным способом не было нужды. Ёж, как настоящий лентяй, раз в неделю брился наголо вместе с массажем, а рожу ежедневно мазал кремом по старинке. Естественная или эпилированная лысина считалась изыском, на который решались немногие.    


творчествогороддумфантастикаутопияёжка
25%
0
32
18.485 GOLOS
0
В избранное
Стерх
В offline и Facebook я Сергей Журавлёв, участник команды СРЕДА (CPEDA.SPACE), активист сообщества "Живые города", технологический предприниматель.
32
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (4)
Сортировать по:
Сначала старые