Про то как Вован русско-японскую дружбу крепил

О Курилах в интернетах любят поспорить. Ну как поспорить - "А чё там ускаглазым нада? Пущай лососуют леденца рускава!" Орфография у дискутирующих, кстати, именно такая. Что с ними делать? Да ничего. Ну серьёзно, какой смысл тратить драгоценнейшее время на дискуссии с людьми, если уже из их манеры разговора понятна неспособность воспринимать аргументы и думать о предмете разговора. Не говоря уже о работе с источниками и критическом мышлении. К сожалению, совсем избежать общения с подобными существами трудно. Но, к счастью, есть... хм... не то что выход, но, скажем так, способ снизить ущерб.

Всё очень просто. Жизнь - игра. Надо только буквально воспринять эту простую истину и, взяв её за отправную точку, ноль в системе координат, относиться ко всему соответственно. Типа, играешь ты в ВН-ку, и к тебе, как полагается, подходят какие-то персонажи, выдающие информацию, в соответствии с которой нужно направить дальнейший сюжет в определённом (желательном тебе) направлении с хентаем и тентаклями. Если информация нерелевантна для текущей ветки сюжета, её можно проигнорировать. Собственно, примерно в таком режиме и проходит моя работа.

А, кстати, расскажу-ка чуть подробнее о том, что у меня за работа.

Я работаю переводчиком. Устным. Последовательный перевод, то, что на ингрише звучит как "interpreter". Выглядит это примерно так: японцы строят домики, но тут у них гаснет свет. У меня звонит телефон: "Илья-сан, тут такое дело..." Илья-сан звонит электрикам и вставляет пистон выясняет, в чём дело, попутно узнавая, когда же снова включат электричество. После чего перезванивает японцам и поясняет им за причины и следствия. Примерно так. Звонят только тогда, когда меня нет рядом, конечно. Обычно я стараюсь находиться в эпицентре событий - то есть рядом с японцами - но иногда приходится бегать туда-сюда.

Почему приходится бегать? А вот тут мы подходим к такому тонкому моменту как распределение обязанностей. Потому что слова мало перевести, их ещё надо донести. Яркий пример: буквально сейчас возникла необходимость установить небольшой тент-навес рядом с одной из площадок, где работают японцы, чтобы они могли сложить там стройматериалы и вести работы, не завися от капризов погоды. Сказано об этом было давным давно, обустройство площадки оговаривалось заранее: электрика, водоснабжение, освещение - вот это вот всё. Но нельзя же просто взять и сдать всё в срок и без нареканий. Я не считал, сколько понадобилось совещаний и личных просьб (не считая писем, которые направляло моё начальство), чтобы подрядчик приступил к обустройству площадки, но не меньше полудюжины точно. Ну ok, вроде сделали... почти - тент-то забыли! И вот уже третий день я звоню прорабам, начальнику строительства, своему начальнику, и смотрю на них на всех при каждой встрече как Родина-Мать на власовцев и дезертиров. Только что опять звонил - сказали, сегодня приступят.

Вообще, работа наших, в сравнении с японцами, это нечто. Тут недавно ангар временный демонтировали, внутри которого собирался японский чайный домик. Прораб заявил, что демонтаж нельзя вести, пока внутри кто-то работает. Логично, чо - а ну как упадёт что-то сверху (не дай Бог, конечно), и что потом делать. Повредить японское строение, конечно, обидно, но люди ценнее всех японских строений вместе взятых. Пришлось взять выходной японцам. Ну а мне, напару с японским бригадиром, присутствовать, наблюдая за процессом демонтажа, и напоминая регулярно русским за аккуратность и технику безопасности. Ну что тут скажешь... мало того, что наши приступили к разборке только в половине десятого (японцы на рабочем месте всегда в 8.20 и сразу приступают к работе), так и работали как обычно: один делает, трое наблюдают и дают советы. В процессе понадобилось перегонять кран на другую площадку, так все бросили работу и стали смотреть как кран сворачивается, переезжает и раскладывается на новом месте. Восемь человек. ВОСЕМЬ! Специально их по головам посчитал! Стояли и смотрели как зачарованные на этот кран. И прораб их вместе с ними. Вот и попробуй донести до таких людей что-нибудь.

Но это повседневность, а бывают и разного рода необычные моменты. Вот давеча пожаловал к нам вновь Большой Начальник, и надо было для него провести чайную церемонию. Ну, типа как продемонстрировать функционал этого самого чайного домика, для чего он нужен. А когда приезжает Большой Начальник, у нас принято суетиться и угождать ему всячески. Так что звонит мне мой босс и говорит: щяс направят к тебе чувака, ответственного за эту церемонию, перетри с ним за жызнь за чай, церемонии, историю, традиции, культуру, Японию - ну ты понел. Ну, понел, конечно.

Вот приходит, предварительно позвонив, какой-то менеджер по продажам (я даже не стал спрашивать, по продажам чего) из гостиницы, к которой будет относиться этот самый японский сад впоследствии. И сразу видно, что это из параллельного мира визит. Снисходит (буквально, по довольно высокой лестнице) до нас высшее существо в костюме с иголочки и туфельках, боящихся воды и пыли. И я, такой, значит, его встречаю, в грязном плаще и ботинках, которые когда-то были чёрными, а теперь светло-бежевые от пыли и грязи, лысый и небритый. И с места в карьер: вот, стало быть, чайный домик, из такого-то редкого дерева, для такой-то церемонии, такой-то чай, такой-то Сэн-но Рикю, такой-то Эйсай, такая-то многовековая традиция... И тут он меня перебивает: "Простите, но у меня дела ещё, а можно как-то покороче?" - Как, говорю, покороче? Я и так в двадцать минут пытаюсь впихнуть восьмивековую историю. - Нет, ну, понимаете, мне нужно сюда табличку поставить, и просто чтобы понять, что на ней написать...

Табличку? Какую табличку? И вот смотрю я на чувака, которому вся история, вся традиция, вся Япония и весь этот японский сад нужны только затем, чтобы табличку рядом поставить, и понимаю, что это он и есть - параллельный мир. Ну, то есть, мы с ним, вроде как на одном языке говорим, но я понимаю, что общего языка мы с ним не найдём. Я попытался продолжить рассказ, но он снова начал про табличку, да ещё и уточнил, кем я работаю. Когда я ответил, он порядком удивился. Хотя, казалось бы, мой чёрный плащ должен был уже всем примелькаться.

Вообще, всё это пятизвёздочное бытие меня приводит в ступор. То, о чём говорят в интернетах, здесь живёт ирл. Пока я это пишу, дева в обтягивающих чёрных кожаных штанах и розовых ботинках на сверхъестественных каблуках, с пепельно-белыми волосами и соответствующим лицом, фотографируется на фоне фонтана в лобби этого самого пятизвёздочного отеля. То есть раньше я знал, что подобные люди существуют, но никогда не видел их в естественной среде обитания. Такое чувство, будто внезапно к папуасам попал в гости.

Но пятизвёздочные обитатели - это только один из параллельных миров для меня. Посмотрим другой полюс.

В чайном домике специально обученный японский плиточник положил японскую плитку. Пару дней по этой плитке нельзя ходить: все работяги в окрестностях предупреждены, прорабам сделаны внушения, входы в комнату, где уложена плитка, закрыли ленточками, чтоб понятно было - НЕ ВХОДИТЬ. На следующий день наведался в домик мой непосредственный босс, посмотреть как у меня дела, и поговорить с японцами по поводу дальнейших работ. И вот они говорят, я перевожу (да, я в кои-то веки выполняю свои непосредственные обязанности, ура! радость!), а в это время... короче, диалог прерывается, потому что я замолкаю. Начальник смотрит на меня непонимающим взглядом: он стоит спиной и не видит того, что вижу я. А я вдруг сам себя не помня, срываюсь на истеричный крик (ей-богу, у меня в тот момент дыханье перехватило и руки затряслись от злости - я и не знал, что так бывает): "Куда! СТОЯТЬ! ТЫ ЧТО ТАМ ДЕЛАЕШЬ!" - на этой самой плитке стоит какой-то таджик с совершенно дебильным видом, глазея по сторонам. Вот стоим мы трое: я, мой босс, и японский щячо - и не знаем даже, что ему сказать и на каком языке. Так и хочется, как Алёша Карамазов оборванным голосом прошептать: "Расстрелять" - японцы в домик только в тапочках заходят, а этот впёрся в грязных сапожищах (буквально!). Вот это он и есть - pizdets.

Кстати, о щячо. Как-то я с ним сработался всё-таки. То есть, он, конечно, то ещё чудо, но как-то общий язык мы с ним нашли. Ну почти. Поскольку он человек крайне многословный, что очень утомляет, я постоянно прошу его оформлять просьбы в письменном виде. Да так оно и надёжней - не отвертишься от сказанного. Однажды щячо мне в ответ говорит: я, мол, рад бы писать письма, переводчик-сан, да они мне с трудом даются - пока пишу, мысль теряется. Японский язык он, мол, такой сложный, даже для японцев - мне мои японские коллеги не раз говорили, что мои письма им трудно бывает понять. Я ему не стал в лицо лепить, что у него и речь такая же (невежливо всё-таки, да и жестоко даже как-то), но если в письмах шлак можно отфильтровать, то словоизлияния его приходится слушать от и до. И переводить при этом. И всё это чистосердечно говорится, с невинными глазками, простодушно. То есть, не врёт, а просто и в самом деле такой. Вот и как с таким работать? Тут кроме "Ну ёптваюмать!" ничего в голову не приходит.

Я, когда выпадает возможность, тоже ему жизнь стараюсь разнообразить. Недавно вот попросил меня организовать ему сеанс массажа - он же обитает в этой самой пятизвёздочной гостинице, там спа-центр, тренажёрный зал с бассейном, рестораны, ночной клуб, все дела. Ну и массаж, понятно. Звоню, значит, в этот самый спа-центр, спрашиваю сеанс массажа на нужное время, и получаю ответ, что обычного массажа на это время нет, только тайский. Ну, говорю, ok Google, давай тайский. Ничего мне на следующий день щячо не сказал (хотя просил обычный массаж, да), но японцы ещё пару дней перешёптывались, хихикая, про "тай-сики массаджю".

Ах да, про Вована же надо рассказать! Как же так, не рассказать про Вована?!

На стройке, как водится, туча начальников. Как мухи роятся, ей-ей. Но начальники начальниками, а кто работать будет? Таджики только и годятся на то чтоб копать. Так кто? В общем, так повелось, что когда возникает какая-то проблема по внутрянке (главным образом, электрике), работают, после того как всё начальство разбежится, два человека - Игорь и Вован. Типичные такие слегка распиздяйчатые пацаны, которые могут встретиться и в Магадане, и во Владивостоке, и в Питере, и в Ростове. Ну а поскольку японцы с уважением относятся к тем, кто умеет работать, то с этой парочкой они особо задружились. И даже общий язык нашли. Серьёзно, я не понимаю, как, но нашли. Понимают, куда стремянку можно ставить, куда нельзя, что надо показать, и какое отверстие где высверлить, какой инструмент подать. И это всё обоюдно - и Вован с Игорем понимают японцев, и японцы их отлично понимают.

Ну а сэнсэем Вован заделался случайно. Японцы меня когда-то давно ещё спрашивали, не умею ли я свистеть громко, чтоб их научить. Отчего-то нравится им это умение. А Вован как-то раз при них так залихватски свистнул по каком-то своему вованскому поводу, что японцы искренне восхитились - "Научи", говорят, "Вован"! Кто первый его сэнсэем назвал, история умалчивает, но факт - с тех пор Вована возвели в сэнсэи и он честно это звание оправдывает, обучая в свободную минуту заморских гостей искусству громкого свиста. Такая вот русско-японская дружба, однако. Нет, серьёзно, Вован-сэнсэй делает для укрепления международных отношений сейчас больше, чем все политики в мире вместе взятые. Уверен, так было и в экспедицию Путятина, но, увы, История обычно теряет имена и скромные, но такие важные, деяния вованов.

 На фото, да, я :)
Рядом с одним из японцев - тем самым, который непосредственно проводил чайную церемонию. Кимоно на нём прилетело из Японии и я же присутствовал при его надевании (на удивление трудоёмкий процесс, занявший почти сорок минут), активно помогая.

Это забавно, конечно - сколько лет уже не могу попасть в Японию, а вместо этого Япония попадает ко мне. Всё-таки есть в мироздании некоторый баланс, ага.

японизменностьпрофессиональное
25%
0
5
0.516 GOLOS
0
В избранное
ipona_mat
На Golos с 2017 M06
5
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (9)
Сортировать по:
Сначала старые