Зарождение финансового капитализма в Европе

Италия XVI века была не только ареной кровавой вражды между городами-государствами, но и родиной зарождающихся зачатков капитализма в финансовом секторе. Вражда приводила к противостояниям, опустошительным набегам и грабежам. Разнообразные отряды искателей приключений, наёмников и вооружённого сброда разных национальностей, терроризировали окрестности. Отряды под предводительством Конрада фон Вольфорта, бывшего госпитальера фра Мориале, странствующего рыцаря Иоанна из Богемии или англичанина сэра Джона Хоквуда, состоящие из профессиональных военных, легионеров, беглых каторжников и примкнувших к ним «джентльменов удачи» нанимались магистратами для охраны и защиты города или занимались разбоем на большой дороге. Иногда эти два занятия успешно совмещались. 

Вначале Хоквуд со своими людьми нанялся на службу Пизе против Флоренции, в Монферрате, позднее состоял на службе у Висконти в Милане, у папы Григория XI (Война восьми святых) и закончил свою карьеру во Флоренции. В 1378 г. вышел в отставку. Благодарный город заказал для Хоквуда пышное надгробие и фреску во флорентийском соборе. 

Паоло Уччелло. «Надгробный памятник Джону Хоквуду». Фреска в соборе Санта-Мария-дель-Фьоре, Флоренция 

Между Венецией и Генуей шла непрерывная ожесточённая война за контроль и право торговли с Левантом. Рим, лишённый власти папского престола, был отдан на откуп интригам аристократических фракций и бунтам горожан, и быстро терял своё могущество. Окончательно доконала былое величие Рима диктатура утопического народного ставленника Кола ди Риенцо (1347-1354). Сын трактирщика и прачки, возглавил восстание пополанов, во время которого были захвачены правительственные здания на Капитолии, а Рим объявлен народной республикой. Неаполь находился в руках анжу-сицилийского дома, изнемогая от анархии, пока в городе царствовала Джованна I (1343-1382) и её четыре мужа. 

Итальянские банкиры научились оборачивать распри и конфликты в прибыль и звон монет. Именно они разработали большинство современных методов работы с финансами — от переводных векселей до страхования и бухгалтерского учёта.

Переводной вексель (тратта) это приказ кредитора заемщику заплатить в оговоренный срок указанную сумму денег третьему лицу или предъявителю векселя. 

Используя разветвлённую сеть церковной иерархии, итальянские банкиры распространили своё влияние и собственные правила игры на весь латинский христианский мир. В 1340-х гг. Флоренцию потрясла череда банкротств ведущих банкирских домов (см. вкладку). Это была первая практика неумеренных аппетитов, когда жадность ростовщика разбивается об необеспеченный займ. Где-то в ту пору среди богатства и нищеты зарождался «дикий» капитализм.

Война с Шотландией (была предвестницей Столетней войны), которую король Англии Эдуард III вёл за счёт денег, одолженных под проценты у флорентийских банкиров закончилась горьким поражением и выплатами контрибуций. Не имея средств для выплат, английский монарх воспользовался тем же источником финансирования. Итальянские банкиры, хотя и обеспокоились происходящим, но деньги дали король как-никак. Кризис грянул в результате того, что в 1340 г. Эдуард III отказался возвращать свой долг банкирам. Сначала лопнули банкирские дома Барди и Перуцци, а затем обанкротились ещё примерно тридцать связанных с ними компаний. Паника и финансовый коллапс охватили всю латинскую Европу. За банковским кризисом последовала череда громких банкротств: «дефолты» объявили Папская курия, Неаполитанское королевство, Кипр, ряд других государств и королевств Италии и Средиземноморья.  

Первые банки появились в именно в итальянских городах-государствах. Занятна этимология этого слова. По-итальянски «banco» — это скамья, лавка, прилавок. На рынках и площадях средневековых Венеции, Генуи или, например, Флоренции, менялы раскладывали монеты, предлагая услуги обмена, оценки и установления подлинности, поскольку в то время в обиходе находилось множество монет различного происхождения, ценности и достоинства. Для бесперебойной торговли и денежного обмена  требовались профессиональные посредники, которые могли гарантировать подлинность и платежеспособность монет, отчеканенных в разных местах Европы и Ближнего Востока. Это и представляло собой сферу деятельности менял. Необходимые им для обмена средства они хранили тут же — в ящике, помещавшемся под скамьей, на которой они сидели, и выполнявшем функции мобильного сейфа-хранилища. На этот ящик распространялось то же название, как и саму скамью — банк. Заморские и пришлые негоцианты обменивали те денежные средства, которыми они располагали на монету, которая была в ходу в данном городе или государстве.

В итальянских городах-государствах рынок-торжище представлял собой просторную площадь (как правило, часть сложного комплекса — форума или главной городской площади), специально предназначенную для рынка и являющуюся одновременно центром политической жизни города.

В хозяйственном обороте и торговле использовались разнообразные монеты, которые чеканились как государствами, так и городами (и даже отдельными лицами, облечёнными властью), — единообразной денежной системы не существовало в принципе. Имели хождение монеты различной формы, достоинства, причем нередко ниже нарицательной цены, указанной на них. Среди них было немало подделок и в этом бесконечном денежном многообразии, что естественно, требовались специалисты, которые бы досконально разбирались во множестве обращающихся монет, могли бы оценить их, или, по крайней мере, дать дельный совет по их обмену.  

Со временем функции менял расширились, они стали выполнять доверительные операции. Приезжие купцы начали давать им на хранение денежные капиталы и поручать производство платежей. Лавки менял располагались на рыночных площадях, где у стола, покрытого зелёным сукном, они вели свою торговлю. Менялы по-итальянски назывались «banchiere» — банкирами. Производство платежей путём списания в книгах банкиров со счёта одних на счёт других оказалось наилучшим способом платежа, устраняющим все неудобства перевозки, оценки, подсчёта разнообразной монеты, а также риски ограблений или потери. Банковским делом изначально занимались преимущественно итальянцы и евреи. 

Габриэль Метсю, «Ростовщик и плачущая женщина» (1654) 

Количество менял всё время росло, в результате увеличения спроса на их услуги. В больших портовых и торговых городах они стали объединятся в корпорации. Менялы не брезговали и ростовщичеством — давали деньги в долг на время под определенный процент. Католическая церковь трактовала ростовщичество как один из семи смертных грехов, но менял это не останавливало. Они быстро обогащались и крепли, обрастали связями, атрибутикой и символикой успешных, уважаемых членов общества. 

Вместе с кредитными операциями менялы постепенно понемногу втягивались в расчеты по обслуживанию вкладчиков. Они производились с помощью т.н. «трансферита», то есть переноса денежных средств с одной таблицы (счёта) на другую. Каждый вкладчик банкира имел свою табличку с именем. Он мог оставить деньги для расчёта на хранение, его личное присутствие при будущей сделке (когда подходил час оплаты) уже не требовалось, все платежи за него выполнял опытный банкир.

Квентин Массейс, «Меняла с женой» (ок. 1510)  

Прогресс в банковском деле привел к тому, что для облегчения расчетов стали выпускаться даже банковские билеты (hudu — «гуду»), которые обращались наравне с полноценными деньгами.

Кстати, «банкрот» — слово того же корня и близкое по происхождению. По сути, к «banco» — скамья, добавляется слово «rotta» — разбивать. Сломанная скамья — это буквальный символ расплаты за мошенничество в обменных операциях. «Простаку» могли произвести обмен по более низкому курсу или подсунуть фальшивку. Если менялу уличали в обмане, то наказание следовало незамедлительно. Пойманного с поличным проходимца, разъяренные жители города гнали взашей с насиженного места, а его скамья шла на слом. Расплата наступала тут же, публично и со всеобщим одобрением. 

В 1494 г. в Венеции была опубликована книга Луки Пачоли «Summa de arithmetica» («Сумма арифметики»). Книга содержала трактат «Об особенностях бухгалтерского учёта и регистрации» и стала первым учебником по этой дисциплине.

Пачоли (1447-1517), также известный под своим духовным именем фра Лука из городка Борго-Сан-Сеполькро на границе Тосканы и Умбрии. Он был монахом-франсисканцем и известным профессором ряда университетов, где читал лекции по алгебре и геометрии. Наиболее известный трактат, — «De divina proportione» («О божественных пропорциях»), — иллюстрировал его друг Леонардо да Винчи. 

В 1499 г., после оккупации Милана французской армией, Лука Пачоли и Леонардо да Винчи уехали в Мантую, а затем во Флоренцию, после чего их пути разошлись. В последующие годы Пачоли читает лекции в Пизе (1500), Перудже (1500), Болонье (1501-1502) и Флоренции (1502-1505). 

Предположительно Якопо де Барбари «Портрет Луки Пачоли и неизвестного юноши» (ок. 1495) 

«Венецианский метод» двойной записи сформировался в итальянских городах намного раньше, чем его описал Лука Пачоли. Этот метод требовал одновременного ведения трёх бухгалтерских книг: памятной книги, журнала и реестра. В памятной книге все операции записывались в том порядке, как они осуществлялись. Журнал заполнялся на основе данных памятной книги, фиксируя ежедневные деловые обороты. Он имел левую колонку — «in dare», для активов, и правую колонку — «in havere», для кредитов.

В реестре каждая разновидность финансовых операций имела свою страницу; кроме того, в нём фиксировали текущий баланс. Когда какая-либо финансовая операция закрывалась, прибыль или расходы от неё записывались в главный счёт, который отображал движение капиталов. 

Фото: 1, 2, 3, 4,

экономикаpskисториябанкиобразование
25%
1
194
345.755 GOLOS
0
В избранное
Статьи по экономике, истории, о спорте, путешествиях, искусстве, психологии и кино. Эссе о фразеологизмах и идиомах.
194
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (9)
Сортировать по:
Сначала старые