Сон в майский день (почти-(с))

 

Порядка 23 лет назад, новый, 1995-й год мне довелось встречать в чутка экзотическом месте. Нашу роту, то ли за неимением других вариантов (что вряд ли), то ли из вредности (что наверняка*), поставили в караул в новогоднюю ночь.

Поскольку по совместительству я был ротным писарем, то мне довелось не только заступить в означенный караул, но и предварительно расписать его – определить, кто на какой пост и в какую смену пойдёт. Недолго думая, самого себя я поставил на пост с 23:00 (31 декабря) по 1:00 (1 января). Ну а что? – если уж сие неминуемо, пусть хоть будет, что вспомнить; если уж романтика, то, как говорится, по гамбургскому счету.

Но на самом деле какой-либо большой, яркой экзотики не случилось. Мы организованно свалили с доверенных нам Родиной боевых постов (за исключением первого, на котором располагалось хранилище с оружием и боеприпасами; там караульный всю смену оказывался наглухо заперт за отдельным забором – форменный зоопарк) на обретавшееся тут же подсобное хозяйство, где в офицерской бане посмотрели-заслушали первое в истории этой планеты новогоднее обращение теперь уж более двух десятков лет как президента РБ Ляксандры Рыгорыча, из алюминиевых кружек хлопнули по рюмашке и... разбрелись обратно по постам. Впрочем, разбрелись не сразу – у одного из нас был неизвестно где раздобытый лишний патрон к АК; потому мы даже разок стрельнули-салютнули. Можно сказать, фейерверкнули. Вот и вся романтика.

Далее без приключений отстояли «под ружьем» первый час наступившего года (кстати, в течение оного в караул мы больше не ходили – примета не сработала), сменились и пошли спать. Да, могли себе позволить – к тому моменту мы уже пару недель как были «дедушками», и даже контрактники остерегались нас задевать – огребли бы:)

 

--

 

А вот когда в карауле нельзя было спать (хотя по уставу очень даже положено), так это в первый «СЛОНячий» (аббревиатура от «Солдат, Любящий Ох..., пардон, Офигенные Нагрузки») период службы. Тогда сержант мог нас хоть всю ночь по территории охраняемой базы гонять. Выведет в «чисто поле» меж хранилищ и давай командовать: «Противник со стороны N-го хранилища – занять оборону!» Пока выполняешь, сержант отбежит метров на 50-70 и тут же дает новую вводную: «За мной бегом марш! – кто не догонит, тому п****ц!» А сам – э-ге-гей! – вприпрыжку по ночной полянке. Он-то налегке – на нем х/б и автомат (май месяц). А мы в шинелях, всякие там противогазы на боку, подсумки и штык-ножи на ремнях болтаются. Да еще баки из-под еды по распоряжению «отца-командира» «предусмотрительно» с собой прихватили (ага – вдруг по ходу «учений» есть захотим). Бежишь за сержантом, метров через 200 вроде догоняешь (точнее, он, пробежав метров 100, сам останавливался)... И только-только его силуэт перед тобой в натуральную величину вырисовываться начинает, как звучит новый приказ: «Противник со стороны (N±n)-го хранилища – занять оборону!» И ведь «как назло»! – вновь указанное хранилище располагается в направлении, аккурат противоположном тому, в котором ты только что со всей дури нёсся... Снова несёшься... Но теперь уже от сержанта... падаешь... типа окапываешься... Сержант же, как и прежде, отбежит метров на 50-70 и... ну да: «За мной бегом марш! – кто не догонит, тому п****ц!»... И так далее...

И таких выходов в «поле» пару-тройку за ночь. В перерывах – на пост. В просветах между постом и беготнёй... нет, нефига не спать – сидеть-учить устав.

Короче, всю ночь без сна, но с предельно, а то и запредельно «эффективным» чередованием физической и умственной нагрузок (вот прям по Сеченову – лучший отдых есть смена вида деятельности). А ведь на «СЛОНячке» и так недосып хронический. В результате...

В результате днем могло начать реально клинить.

 

Стою на вышке и... вдруг просыпаюсь оттого, что падаю! – ноги в коленях сами, не помню как, подогнулись – едва успеваю подхватить свое собственное тело. Не постепенно, пусть даже неумолимо, но именно зримым образом клонит в сон, а резко, будто свет по нажатию выключателя – щёлк! – сознание одномоментно гаснет – даже намека на то, как это происходит, не улавливаешь. Просто совершенно неожиданно просыпаешься. Оттого что падаешь. Как потеря сознания; но только, слава Богу, с возможностью возврата оного до того, как тело успевает окончательного рухнуть.

И так пару-тройку  десятков  раз. А так как в течение совсем коротенькой, длящейся какие-то сотые или даже тысячные доли секунды отключки ощущение времени полностью теряется, то кажется, что за время означенных 20-30 «радостных» «засыпаний»-«пробуждений» успевает пролететь не менее нескольких часов. В результате в не совсем ясной голове сам собой возникает и блуждает в поисках ответа вполне логичный вопрос: «А почему это смена никак не идет???» На самом деле отключка происходит через каждые 1-2, максимум 3 секунды, и весь «аттракцион», соответственно, продолжается одну, от силы полторы минуты. Какая тебе смена, солдат?! – ты, считай, только на пост заступил!

В какой-то момент понял: всё! – хорош! – надо что-то делать! Нахожу глазами в деревянной обшивке вышки блестящую шляпку гвоздя, буквально впериваюсь в нее взглядом и начинаю про себя «громко» твердить: «Я вижу гвоздь! Я вижу гвоздь!! Я вижу гвоздь!!!...» ... Угу – в следующее мгновение просыпаюсь, оттого что падаю.

Пробую снова: «Я вижу гвоздь! Я вижу гвоздь!! Я вижу гвоздь!!!...» ... В следующее мгновение просыпаюсь, оттого что падаю.

И снова: «Я вижу гвоздь! Я вижу гвоздь!! Я вижу гвоздь!!!...» ... В следующее мгновение просыпаюсь, оттого что падаю... «А-А-А-А-А!!!!!»...

Когда, раз этак 10-й «проснувшись», увидел, что падаю в дверной проем вышки (метров 5 лететь), понял, что громких мыслей недостаточно: «Всё! – вот уж точно хорош! – срочно надо что-то делать!!» А что?! – караульному, кроме как стоять, смотреть, молчать да чутка топтаться, на посту ничего – ничего!!! – не разрешено; остальное всё – всё!!! – запрещено.

Перечисленное же разрешенное неумолимо вело меня прямиком в царствие Морфея.

Короче, плюнул и, пока снова не уснул, начал орать песни. Вспомнил почти весь КВН-ский репертуар, который мы в студенческие времена после концертов на банкетах-пьянках пели. Благо ветер был не в сторону караулки; и даже более – от оной.

 

По уставу петь песни на посту, разумеется, тоже запрещено. Это залёт. Причем неслабый. Если бы сержанты прознали, то дали бы проср*ться, причем всему взводу сразу – согласно старой-«доброй» армейской традиции, если залетает один боец, огребает всё подразделение.

 

Короче, распелся.

И смену не проспал.

Приходим в караулку, а там... все на ушах стоят. Второй разводящий (тот сержант, который нас ночью гонял), производя смену, обнаружил... некоторый форс-мажор. Приходят они, значится, на пост №1 (что у хранилища с оружием и боеприпасами за отдельным высоким забором), а там... нет никого! Они зовут, а... никто не отзывается! Что такое?! – деваться-то караульному некуда – там же забор! – высокий и с колючей проволокой!! Прям, Бермудский треугольник какой-то! Обошли вдоль забора (он решетчатый – из железных прутьев – что внутри происходит, хорошо видно) и обнаружили: караульный лежит на земле под вышкой – на спине, раскинув руки, мордой лица в небо; автомат валяется метрах в 2-3...

Означенный сержант-разводящий со всё еще порядком округленными глазами делится наболевшим:

– Блин, я испугался – подумал, что он с вышки навернулся!

Так вот нет – оказалось, просто спал:)

А ведь караульный никак не мог позволить себе вот так лечь и уснуть (да ещё под вышкой в позе морской звезды; да еще, отбросив автомат, хрен знает куда). Он ведь отлично знал, что это о-о-очень крутой залёт – за подобное всему взводу после бессонного караула еще полночи пришлось бы качаться в режиме нон-стоп: «Резко упали-отжались! - раз-дваа! - раз-двааа! - раз-дваааа!.. полтора!.. раз-двааа!.. ... ...».

Сам уснувший-упавший потом заверял, что вообще не помнит, как всё произошло. Понял, точнее, обнаружил, что лежит на земле, только тогда, когда разбудили. Как ложился, что снилось... – белый лист!

Одним словом, не успел наш боевой товарищ спеть свою песню. Пал  упал в неравной схватке со сном. Да и в любом случае в отличие от меня не смог бы он позволить себе распеться – его пост – тот, который №1 – находился возле самой караулки – сержанты сразу бы услышали. Как ни крути, залёт бы (и весьма нехилый!) вышел...

Короче, в тот день не я один от недосыпа сознание терял, в сон пропадал, во сне падал...

Позже я наблюдал описанный феномен в «исполнении» другого сослуживца, стоявшего дневальным по роте: глаза закатываются, ноги в коленях непроизвольно подгибаются, начинает падать... в следующее мгновение просыпается – подхватывает сам себя на ноги.

Нехорошо прозвучит, но внешне это выглядит весьма забавно. Вот только особо не посмеешься и даже не усмехнешься. Ну, ежели понимаешь, что там внутри происходит (старое «доброе» армейское «ничто так не радует, как горе товарища», вряд ли может служить оправданием). Жаль, я тогда в карауле себя со стороны не видел – над собой-то я волен ржать без угрызений совести:)

--

    * Служить довелось в небольшом белорусском городке. Рота состояла почти сплошь из местных и уже потому блатных. Офицеры лишний раз трогать боялись – даже наряд по роте ночью, как правило, не проверяли. Иногда, конечно, могли сунуться. Но крайне редко. Ибо рискованно.

    С одной стороны, в роте служили водители, повара, столяр и прочие полезные специальности. Потревожишь – к кому потом за бензином, мясом да новыми дверьми с окнами для строящегося** дома идти?

    Но это мелочь – все могло обернуться куда более брутальными последствиями: тронешь – ребята или, точнее, их друзья в городе встретят и будут гонять по улочкам-закоулочкам. Как-то зампотех командира полка полез на рожон. В результате лётал по городку, что шалёный Толик – пятый угол искал.

    Короче, с постановкой в караул в новогоднюю ночь явно сам командир полка подсуетился – этот единственный земли под собой не чуял. Хотя огрести мог, как любой смертный.

     

    ** Офицеры и прапорщики строились там весьма активно. Городок вошел в наследие Юнеско***, а шакалы в большинстве своем вышли из Германии (ГДР). Строиться тут было приятно и выгодно, а сбережения на строительство у товарищей в погонах имелись.

    Кроме того, часть охраняла базу НЗ – всякого добра навалом – несколько десятков хранилищ: от шмоток и продуктов до оружия и боеприпасов. Не заработал прежде? – воруй  зарабатывай сейчас! Как говорится, куй железо, пока горячо, да не отходя от «кассы».

     

    *** Кругом же уникальные природа (чистейшие озера, почти девственные леса) и культурные памятники. От знаменитых радзивиловских замков до католического собора 1593 года «издания» (вот аккурат под окнами части). Да что там! – даже на территории таковой памятник барокко XVIII века имелся; когда командир полка вздумал, было, перенести в оный штаб полка, да по ходу переноса слегка подправить чуть ли не двухметровой толщины стены, под забором части вмиг выстроилась кучка активистов-знакотов-архитектуры и пригрозила судом – полкан быстро понял, что даже в пределах того, что он считал своей «вотчиной», он совсем не всемогущ.

 

жизньчеловекобществоармияpsk
119
0.146 GOLOS
0
В избранное
aaaladno
На Golos с 2017 M12
119
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые