Сайт работает в режиме только на чтение.

Встреча в пути

Иногда судьба подбрасывает  встречи с интересными людьми. Так случилось со мной, когда я летела в Петербург. Полёт длился более семи часов. Рядом сел пожилой мужчина из Тынды, он летел в Питер проведать могилы родных. Мужчина сразу сказал, что является коренным ленинградцем, но уже много лет живёт вдали от малой родины, на Дальнем востоке. Высокий, стройный, седовласый он и  вправду очень походил на коренного ленинградца, и лицо у него было такое ...интеллигентное. В пути Степан (все имена в тексте изменены) очень много говорил, для начала выяснив, куда и зачем я отправлясь, а потом стал рассказывать о себе.

В Тынду Степан попал в молодости, во времена строительства Бама. По глупости, как он сам сказал, из-за дурацкой гордости. Поссорился с женой и сказал вгорячах, что вот возьмёт и уедет. На что она ему не поверила, конечно, и Степан решил ей доказать. Собрался, переписал квартиру на жену, заплатил её долги на работе (она была заведующей в магазине и была недостача), простился с женой и шестилетним сыном и уехал в неизвестное. 

Через несколько лет встретил другую женщину и связал с ней свою жизнь. Когда сыну было 14 лет, получил от него письмо, в котором тот давал телефон матери и просил позвонить ей. Как понял Степан, она до сих пор была одна и возможно, всё ещё любила его. Но он-то был не один и поэтому не стал ворошить прошлое и на письмо не ответил. 

Со второй женой жили очень хорошо, родились две дочери, которых Степан, по его рассказам, обожает. Жену тоже боготворит и оберегает. Хотя и о первой жене не говорит плохого, но не хочет думать о своей прошлой семье ради благополучия настоящей. Когда я спросила у него, не хочет ли он встретиться с сыном, Степан долго и возмущённо мне доказывал, что не стоит этого делать. Надо сказать, что я была очень удивлена этим обстоятельством. Есть две дочери, старший сын... почему бы не общаться, ведь прошло уже много времени. Оказывается, Степан беспокоится за здоровье второй жены Леночки, у которой высокое давление, и если она узнает... 

- Но ведь она знала, выходя за Вас, что была семья и ребёнок - возразила я, на что он Степан возмущённо парировал, что жена может приревновать, узнав о встрече с первой семьёй. А Степану уже 73 года! У него внуки и правнуки, которых дед обожает. В разговоре то и дело повторялось имя любимого внука. И в таком возрасте можно приревновать, оказывается) 

Ну что же, в каждой избушке свои погремушки...

А дальше дед поведал историю своей семьи, детства. Сначала без особых подробностей, но затем, взглянув на меня, решился: "Больше тебя не увижу, так что расскажу всё, как на духу". Когда его отец был на фронте в годы Великой отечественной, "добрые" люди донесли, что он нашёл там себе подругу. А когда отец вернулся с войны, мать не простила его и не пустила дальше порога. Так и ушёл он к любовнице и создал другую семью, в которой родилась дочь. А через некоторое время отец обманом увёз Степана в другой город, к себе. Степан тогда был уже подростком. В новой семье отца ему жилось хорошо, мачеха никогда не обижала пасынка. Однажды Степан опрокинул на белую скатерть чернильницу, и она ни словом его не упрекнула. В другой раз порвал новые брюки, но мачеха не стала его ругать. Такая это была удивительная женщина, что он помнит о ней только хорошее.

Как бы ни хорошо жилось мальчику у отца, но он всё время скучал по маме. В конце концов отец внял его просьбам вернуться домой и отправил со специально нанятым посыльным. Тот привёз Степана и сдал с рук на руки матери. Но Степан так до сих пор и не понял,зачем отец тогда увёз его из дома. Может быть, хотел насолить жене, которая не пустила его на порог? Степан дружит со сводной сестрой, перезванивается. 

Так почему же он не желает увидеть собственного сына? Ну никак не могу я этого понять... Дочери Степана, оказываются, всё же общаются с братом. А вот почему отец не хочет увидеть, каким стал сын через много лет разлуки? 

- Нет, не хочет - ответил Степан. Он уверен, что сыну было хорошо с матерью и он вырос порядочным человеком, благодаря ей. А это главное и остальное его не волнует. Странно, ведь люди ищут друг друга, даже дальние родственники, а тут отца не интересует родной сын. 

Степан заметно нервничал, когда я задавала ему эти вопросы. Нет, он не желает видеть сына ради своей второй семьи, ему дорого её благополучие и он не станет его нарушать общением с бывшей семьёй. "А если сын очень хочет увидеть Вас?, - просто пообщаться с родным отцом?" На что Степан ответил, что это ни к чему.

- Да уж, мужчины... - вздохнула я, а Степан нервно отреагировал: " при чём здесь мужчины!"

Раз так, вопрос закрыт, и хватит об этом, - я решила прекратить неприятный разговор и мы сменили тему. 

Степан рассказал о своём любимом внуке, о четырёх собаках и трёх кошках, которые у него живут. С любовью отзывался о дочерях, какие они умницы и хорошие хозяйки. Внучка уже перебралась в Питер, выучилась, вышла замуж. Теперь у Степана растёт правнучка. Говоря о семье, мужчина весь расцветал. Тем более странно, что первую семью он полностью вычеркнул из своей жизни, хотя и не сказал о ней ничего плохого. 

Когда самолёт прибыл в Москву, мы поспешили к стойке регистрации трансфера. Здесь я была уже не впервые и Степан следовал за мной. Он не прочь был поговорить ещё один перелёт и попросил, чтобы ему дали место возле меня.

- Нет проблем, - сказала сотрудница аэропорта, но сразу же заметила, что у нас с дедом разные рейсы. Он расстроился, но что делать... А я, по правде сказать, даже обрадовалась, ведь мы уже наговорились за долгий перелёт и я очень устала от долгого сидения и нескончаемого потока информации. И хотя разговор со Степаном был интересным, но всё же я с удовольствием помолчала следующие полтора часа полёта.

Фото моё - @amurchanka

жизньсемьяотношения
9
0.092 GOLOS
0
В избранное
Галина
На Golos с 2017 M06
9
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (3)
Сортировать по:
Сначала старые