Наша история. Огненные тропы ХХ века

Грандиозные, потрясающие воображение картины рисуют не футурологи, а люди, понимающие и свободно владеющие цифровыми технологиями и миром цифр. Это не Жюль Верны и Герберты Уэллсы, это наши современники, живущие рядом с нами и... почти в других измерениях. Честь им и слава. Без опьяняющего восторга перед будущим и невыразимой тоски о прошлом невозможно читать работы доктора Курцвейла.

Но где же останемся мы, люди, родившиеся в середине XX века и шагнувшие в третье тысячелетие? Мы - со своими чувствами и своей, на наш взгляд, великой историей? Ведь будущее настолько грандиозно, что вряд ли в ярчайшей и сумрачной Вселенной заметят наше тусклое прошлое. Будет ли нуждаться новый мир в нас, в наших чувствах, памяти, делах?

Думая так, пока не поздно, расскажу об одном случае из 1981 года.

Вместе со своими друзьями весь 1981 год я строил редакцию. Это был целый комплекс в красивейшем селе Дульдурга Забайкальского края. Строили мы: гараж (12 легковых машин поместилось!), кочегарку, общежитие, склады, типографию и, собственно, саму редакцию. Днём я нанимал грузовые машины, возил лес (брёвна) из таёжной деревушки, строил, ночью садился за пишущую машинку и писал для будущей газеты. Первый номер вышел 1 июля 1981 года, печатали мы в гараже, и потом ещё полгода достраивали наш комплекс.

В один из вечеров я заметил, что наш редактор печатает ночами на машинке в своём кабинете. Не день, не два, печатает неделю, две недели, месяц... Я, с юных лет изучавший старославянский и древнерусский языки, занятый русской филологией, очень хотел узнать, что же пишет Цыден Батомункуевич Батомункуев?

- Повесть, - ответил он на мой вопрос. И пояснил, - Тут недалеко живёт Бадма Жапович Жабон. Оказывается, он в годы войны командовал партизанской ротой на Брянщине. С 1964 года я и много других людей занимаемся этой повестью. Кстати, - Тут он задумчиво посмотрел на меня. Потом его что-то осенило и он воскликнул:

- Может быть, ты возьмёшься?

Я не стал возражать. Отправился в деревню Алханай, где жил бывший командир партизанской роты. Познакомился с ним. Это был добродушнейший человек ростом почти в два метра. Начались наши долгие беседы, знакомства с документами, переписка с бывшими партизанами Брянщины.

Летом 1982 года я обобщил все материалы и закончил повесть.

Повесть "Огненные тропы" увидела свет в 1987 году. В декабре 1996 года, перед самой смертью, Бадма Жапович Жабон получил звезду Героя России. В начале 2000-х годов его именем была названа улица в поселке Агинское, а в его доме открыт музей. Ежегодно проводятся спортивные турниры его имени...

На его личном счету 8 взорванных фашистских эшелонов, 13 автомобилей, несколько мотоциклов. Всё это с живой силой и техникой противника. Им уничтожено 125 фашистских солдат и офицеров. Всё это было записано в дневнике комиссара партизанского отряда "Спартак". Кроме этого - множество других, обыденных для того времени, подвигов во вражеском тылу и на фронтах Великой Отечественной войны.

В судьбе моей было много интересных встреч со своими современниками - людьми ХХ века. В XXI веке я читаю прогнозы Курцвейла, немею в радостном восторге перед божественным гением человечества. Даже прозреваю его видения и озарения.
И вдруг, неожиданно, оживают в моей памяти люди ХХ века. Тоже мои современники... Один из них Бадма Жапович Жабон (на снимке).

 Follow me @azarovskiy Заходите, приглашаю. Азаровский - это ОБЗОР и ВЗГЛЯД! 

жизньбудущеетехнологииистория
25%
9
47
7.654 GOLOS
0
В избранное
Виктор Азаровский
Темы вечные, сюжеты - скоротечные. Текст только свой. Уникальное творчество.
47
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (5)
Сортировать по:
Сначала старые