Сдамся в плен женскому батальону!

Ваня, мой боевой собрат по перу, решил стать реконструктором. Давно мечтал, а тут подфартило: пригласили поучаствовать в Гумбинненской битве. Это в которой наши пруссаков одолели в августе 1914-го, после чего у немцев лопнул план Шлиффена, они не смогли взять Париж в означенные сроки и в конечном итоге проиграли войну. Примечательная битва, хоть и не самая крупная, но в каком-то смысле решающая. С 2013 года под Гумбинненом, а сегодня Гусевом, проходит ее реконструкция. В 2014-м, в юбилей начала войны, в Гусев приезжал министр культуры Мединский, побратался с реконструкторами и всех заверил, что этот военно-исторический фестиваль будет теперь всегда. Потому что Первая мировая война больше не «забытая война» и пора уже начинать чтить своих героев.

Кадр из фильма "Батальонъ". Источник: Первый канал.

С этим никто не спорил и не спорит. Наоборот – стать реконструктором стало заветной мечтой у многих. В том числе у Вани. Он уже пытался, то ли в прошлом году, то ли в позапрошлом, но как-то было это не совсем по-настоящему, а в этом году, повторю, подфартило. Вышли на Ваню представители военно-исторического общества и прямо так сказали: «Теперь ты с нами, готовься». А Ваня им сказал:

- Хочу стать русским пехотинцем из первой армии генерала Ренненкампфа. 106-го Уфимского полка.

А в военно-историческом отвечали:

- Не, так не пойдет, у Ренненкампфа все места расписаны. У нас немцев нехватка, поэтому будешь немцем. 

Скрепя сердце – патриотизм для Вани это не пустой звук – наш герой согласился. И начались приготовления. Ване нашли добротную форму цвета фельдграу, фуражку с красным околышем, ремень подыскали из коричневой кожи и вдруг… Сапоги! С ними случилась заминка. Не нашлось у военно-исторических реконструкторов сапог 46 размера. 43-й есть, 45-й есть, 46-го нет. Что делать?  

- И тогда мне выдали русские сапоги, - продолжает рассказ Ваня. - То есть сапоги русского пехотинца. Не исключаю, что пехотинца 106-го Уфимского пехотного полка.

- И это тебе согрело душу? – спрашиваю. – Ты же хотел стать русским реконструктором?

- Ну как сказать? Наверное, да, согрело, немного. Сапоги – это уже кое-что. Кое-что родное.

- Но получается, что ты будешь не настоящим реконструктором, - говорю. - Что это за солдат – форма собрана с миру по нитке. Как какой-то представитель полубандитского формирования времен Тридцатилетней войны. 

- Ты не прав, - не согласился Ваня. – Всё будет четко. Ты не просекаешь фишки. В этом году мы реконструируем не Гумбиннен, который был в 1914-м, а летнее наступление Керенского, которое было в 1917-м. А тогда русские сапоги у немца – это в порядке вещей. Так же как у русского, например, винтовка «Маузер», которую мне, кстати, дадут. И я даже постреляю, - и Ваня мечтательно поднял глаза.

- Не жалко?

- Что не жалко?

- В своих стрелять не жалко?

- Да я же недолго. Меня там по сценарию очень быстро берут в плен. Причем знаешь кто?

- Донской казак Козьма Фирсович Крючков, первый георгиевский кавалер, - предположил я.

- Не угадал. Всё гораздо поэтичнее. Меня берут в плен бойцы женского батальона. Да-да, они ведь тоже воевали летом 17-го. Вот им-то я и сдамся. Так сказать, на милость победительниц. 

И Ваня заулыбался. 

- Мощно, да?

Потом попрощался и уехал мерить сапоги. 

Тренировка женского батальона в форту "Дёнхоф" под Калининградом. Наши дни. Фото: Альберт Адылов.

жизньслучаиисторияперваямировая
26
5.557 GOLOS
0
В избранное
Алексей Денисенков
Систематическое изучение случая
26
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (4)
Сортировать по:
Сначала старые