Выгода статуса бедняка. Как не осознаваемые нами программы могут ограничивать наше развитие.


FG_0007_2017_08_09_hist_pra_docs.jpg*

Выгода статуса бедняка

Инна рассматривала пылинки на листке подорожника. Она лежала в глубине московского ботанического сада на расстеленном на траве пледе китайского производства, писала привезённой из Германии авторучкой в блокноте, подаренном недавно вернувшейся из Англии подругой, но мысли снова и снова отвлекались от речи, которую ей надо было написать для конференции в Калифорнии, и возвращались к недавнему разговору с Ариной.

Арина яркая, умная, на грани гениальности, талантливая. Умеет руководить коллективами, создавать команды. Одного её присутствия и даже безмолвного благословения достаточно, чтобы любой проект приносил прибыль. Иногда чудом, иногда, при её участии, - «любой ценой». Но она снова и снова, годами, приносит работодателям прибыль, даже в кризисные годы умудряясь заключать договора и доводить проекты до реализации, но сама живёт гораздо скромнее, чем хочет и заслуживает. И с собственностью на жильё что-то как-то не складывалось.

Недавно Арина рассказывала о встрече с одной женщиной, приехавшей из южных стран, быстро организовавшей свой бизнес и удачно вышедшей замуж в Москве. Квартиры в собственности, дорогие машины, ребёнок, но при этом достаточно свободы – и муж охотно общается с ребёнком, специально освобождая для этого время в своём напряжённом графике, и няня есть, и помощницы по хозяйству, и свои интересные проекты. Она может работать, может творить, может заниматься, чем хочет или ничем. Чем она лучше? Она добра, умна, мила, но не меньше тех же качеств и у Арины. Вот  только в жертву себя и свои интересы приносить той женщине даже в голову не приходит, совсем. И есть базовое доверие к миру. И что-то ещё.

«Когда я согласилась на меньшее?» - этот вопрос Арины снова и снова всплывает в голове Инны уже несколько недель. Что-то важное задето. Нейронные пути рядом с чем-то очень важным. Но это что-то – словно за пеленой или в тумане. Ответ там точно есть. Вот только как же его разглядеть?

Да… а красиво бы здесь смотрелись капельки росы… Но какая роса? Почти полдень и даже в тени плюс 30. Жарко.

Инна достала из сумки бутылку воды и вылила немного на подорожник. Пылинки скатились, капельки сверкнули на солнце, но она не успела насладиться искрами – вода высохла.

Несколько глотков сделала сама. Отследила мелькнувшее внутри желание полить каждый кустик вокруг, каждое дерево и даже травинку. Мгновенное расширение восприятия до всего, что включено в пространство вокруг, в радиусе… нет, про ауры сейчас думать не время. И про того жучка в пяти метрах слева. И про невозможность утолить жажду всего мира водой из своей пол-литровой бутылки тоже.

Ещё два предложения в текст для конференции.

Справка.

Инна вспомнила о документах, которые надо собрать до отъезда, и внутри ярко всплыл образ одного документа, фотокопию которого она впервые увидела недавно.


Мама собирает семейный архив и готовит книгу воспоминаний многих родственников, описывает историю рода. Недавно показывала фрагмент. Там была справка, подтверждающая, что прадед и его семья имели статус «Бедняк».

Тридцатые годы прошлого века.

С этой справкой семья перебиралась в Сибирь. Переселенцы. И бумага давала право и указание «водвориться» в определённом месте и получить «подъёмные». Инна не стала тогда спорить с мамой по тексту книги. Но хорошо запомнила ощущение в своём теле. Его трудно описать. Похоже на волну оцепенения, проходящую по телу от когнитивного диссонанса.

Это правда, и это неправда.

Бедняк. Вот справка. А вот надёжные собственные воспоминания много раз слышанного в детстве рассказа одного из сыновей того прадеда. Рассказа о том, как семью раскулачивали. Крепкую, зажиточную семью. Всё забрали, ушли. Снова стали работать, чуть поднялись. Пришли новые и опять всё забрали. Ушли. Потом вернулись и последнюю колоду, недавно сделанную из бревна, чтобы поить корову, тоже отобрали. Вместе с коровой. И сколько горечи в тех рассказах, и как часто тот брат дедушки эти моменты вспоминал. Он в те времена был совсем ребёнком, и запечатлелось ярко. Потрясение для семьи.

Как же совмещается «раскулачивали» и «бедняк»? И ведь семья крепкая. Дети прадеда многие выросли и дожили до внуков, несмотря на раскулачивание, Сибирь, войну и остальное. Образование, учёные степени, дети, внуки. Качества, которые нужны, чтобы всё это выдержать и построить. Но вот, пожалуйста, справка.

Да и сама Инна с детства в статусе «Бедняка», если судить по документам. Умна, достижения, дети, прочее. Но сколько трудностей, и до сих пор по документам ничего нет, никакой собственности. И куча блоков на право получать деньги себе лично. Зарабатывать самой для себя самой.

Что-то перещёлкнуло в голове.

Справка. Статус. Эта справка нужна была прадеду тогда, чтобы выжить. Трижды раскулаченная семья должна была уехать ни с чем, иначе зашкаливающие риски гибели стремительно перешли бы в реальность. Ссылки, расстрелы, потрясения. Сколько таких семей в стране?

А если представить, что тогда творилось в душе, уме и теле прабабушки, которая рожала детей и старалась их растить? Создавала и поднимала хозяйство, снова и снова всё теряла и каждый раз боялась за жизнь самых близких?

Быть бедными, получить этот статус – это могло в тот момент быть стратегией выживания. В какой-то степени даже выгодной. А то, что важно для выживания рода, маркируется как критическое по значимости.

Вот когда «она согласилась на меньшее». Лет за 50 до своего рождения. Это просто программа. Передалась ли она по генам, по крови, по роду, по карме, через так называемое «поле» – не важно. Передалась и выполняется.

Но обстоятельства-то сейчас иные. И выигрышные стратегии выживания и развития – тоже иные. А мы всё ещё продолжаем выживать. Расти, учиться, развиваться, вкладываться в детей, но прячась за статусом бедняка и готовые к риску всё потерять в каждый момент. И чудовищное напряжение от этого. И дополнительный туман от невозможности осознать, отчего напряжение.

Программа найдена. Обнаружена. Признана не достаточно актуальной и требующей переработки.

Инна выдохнула и взяла ручку. И стала писать текст – коммерческое предложение партнёрам, которые всё равно будут на той конференции. Эту возможность бизнеса она видела давно, и предложения с той стороны поступали, но что-то внутри не пускало. Находилась тысяча отговорок. И сильный внутренний блок.

Блок? Смотрит внутрь. Нет, эти ворота теперь открыты. Поток пошёл.

И текст льётся рекой.

Надо рассказать про прадедову справку Арине.



(с) Светлана Дорофеева. 2016.


  • На фото - мешочек для документов, с которым прадед прошёл первую мировую войну.
жизньголосpskпсихологияфотография
25%
0
45
17.784 GOLOS
1
В избранное
Nod
На Golos с 2017 M07
45
1

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (7)
Сортировать по:
Сначала старые