Повесть Яна Бадевского «Даркнет» (часть 4-я)


Обложка @konti

Автор: Ян Бадевский, @zaebooka


Продолжение. Части 1-я, 2-я, 3-я


5


Существо принюхалось к чужому городу. Внешне оно напоминало человека, но это сходство было обманчивым. Существо купили триады в боевой лаборатории Альянса. Там водилось много экспериментаторов, не считавших душу бессмертной и неприкасаемой. Более того, эти ребята любили редактировать, писать всякие-разные инсталляции, полностью всё перекраивать. Получались гибридные монстры, специализирующиеся на истреблении, разведке, обороне. В зависимости от пожеланий заказчика.

Альянс имел кучу филиалов в дубликатах, там выращивались подходящие оболочки. Нейромодификации, усиленные скелеты, все дела. Сделки заключались через Даркнет. Конечно, эти технологии были запрещены в цивилизованных мирах. Но частные военные корпорации стоят за пределами закона.

Итак, существо принюхалось.

До него донеслись нотки усталости, натруженных мышц, похоти, страха, рождения и смерти. Сюда стоило добавить запахи моря, вкрапления выхлопных газов, старых вещей, голубиного помёта, феромонов, сточных вод, полимеров, деревянных палубных настилов, свежей краски и только что испечённого хлеба. Всё это и много чего ещё. Упорядоченный хаос. Взаимосвязи складывались в сложные орнаментальные узоры, смыслы стыковались в ячейках реальности. Разум существа врезался в этот событийный поток и начал искать цель.

Чувства обострились.

Приморский азиатский городок обрушился на рецепторы. Жара, палящее солнце, толпы людей на тротуарах. Беспорядочное движение на многополосной трассе. Гудки машин, крики и ругань, мелодичный язык. Нагретый асфальт. Переплетения проводов над головой. Уличная забегаловка, ароматы готовящейся еды. Иероглифы вывесок. Крутящий педали велорикша.

Ткань мироздания.

Существо искало плоть. Эта плоть приняла беглый разум и отправилась куда-то очень далеко. Нужно установить — куда. Нужно доставить себя в это место и уничтожить разум. Не дать ему ускользнуть.

Оболочки теперь не важны.

Настройка сознания. Существо рыскало во всех диапазонах реальности, улавливая ментальные следы образца. Тяжело. Беглеца кто-то привёл в этот мир. Кто-то умный, владеющий основами безопасности. Они прятали слепки, маскировали запахи, усложняли задачу. Даже факт пребывания оставался под вопросом.

Внутри существа зрел голод.

Оно было хищником, пожирающим память, опыт, воспоминания. Оно чувствовало зависимость, ему хотелось свежего восприятия. Стать на долю секунды ещё кем-то. Вот что заложено в коде мудрыми творцами.

Нельзя успокаиваться.

Искать.

Существо выжало рукоятку сцепления своего байка и рвануло с места на первой передаче. Быстро влившись в транспортный поток, оно превратилось в живую клетку механистического тела. Добавив газу, существо ускорилось. У него был хороший байк. Мощные колёса, тысяча кубов, перевёрнутая вилка.

Байк для доброй охоты.


6

Туман рассеялся, и Клим увидел комнату/не комнату.

Объяснить это привычным языком было невозможно. Условные стены, обозначенные прямыми линиями. Стеклянный куб? Нет, стекло отсутствует. За условными гранями простирается космическое пространство. Ты видишь россыпи огней, как если бы летел ночью над многомиллионным агломератом. Приходит понимание, что звёзды — это ресурсы. Каждый огонёк имеет собственные координаты. И если ты не владеешь информацией, то навеки останешься в комнате/не комнате.

Ты разжимаешь кулак.

Распрямляешь скомканную бумажку. Читаешь символы, твои губы непроизвольно шевелятся. И — мгновенный переход. Новое место, иное время.

Лестницы.

Эшеровские головоломки, замкнутые в себе. Ты спускаешься по ступеням, возвращаешься в прежнюю точку. Поднимаешься — тот же эффект. Пробуешь представить другую локацию, но ничего не происходит. Хронопоток застывает янтарным безумием.

Тебя окликают.

— Эй! Что ты здесь забыл?

Вот так Клим впервые и встретился с легендой. Все называли этого парня Торином. Клим увидел рослого гнома с длинными волосами и впечатляющей бородой. Поверх кольчужных доспехов была наброшена шуба. В одной руке гном держал странноватый меч, часть гарды которого отсутствовала. Лезвие тоже имело необычную форму. С одной стороны — прямая линия, с другой — плавный изгиб. Оркрист, догадался Клим. В левой руке гнома, в полном соответствии с образом, находилось дубовое полено. Торин держал полено за сук, расположив вдоль локтевого сгиба.

— Мне дали адрес, — робко молвил Клим.

Гном почти вплотную приблизился к пришельцу. Остриё Оркриста упёрлось в подбородок Клима. Металл был холодным.

— «Сокрушитель гоблинов» не светится, — изрёк Торин. — Ты не гоблин.

— Нет, — просипел Клим, — я не гоблин.

— Что ж, — Торин убрал Оркрист в ножны за спиной. — Уже неплохо, дружище. Если тебя не послали алчные эльфы, то кто же тогда послал?

Дубовое полено исчезло. Теперь Клим видел, что на поясе Торина закреплён боевой топор, а в руке собеседник держит длинный лук.

— Адрес мне дал Гэндальф, — запинаясь и остро ощущая идиотизм происходящего, сообщил Клим. — Мне нужно тело в дубликате, Торин.

Взгляд Торина потеплел.

— Следуй за мной, путник, — гном положил тяжёлую длань на плечо Клима. — Но оденься подобающим образом, ибо облачение твоё вызывает оторопь.

В вирте человек выглядит обыденно. Ты знаешь, как отражался в зеркале при подключении. Сидел в майке, трусах и домашних тапочках? Этот светлый образ программа извлечёт из твоей головы и представит окружающим. Хочешь иного — пользуйся специальным софтом, конструируй аватары. Клим облачил себя во что-то нейтральное — светлые брюки, футболка и кроссовки. Он и представить себе не мог, что чужое обличье можно редактировать. Едва Торин коснулся его плеча, программа активировалась. И выдала нечто невообразимое. Уши Клима заострились, волосы отрасли. Вместо брюк и футболки нарисовался серый дорожный плащ. Клим посмотрел вниз и обнаружил, что ходит босиком, а его ноги покрыты мехом. Рост ощутимо уменьшился.

— Ты будешь моим взломщиком, — ухмыльнулся Торин.

Обстановка сменилась.

Клим сидел за прочным деревянным столом. В камине потрескивал огонь. Потолок изгибался, повторяя контуры холма, о существовании которого Клим уже догадался. Покосившись влево, он удостоверился в том, что окно круглое. Так и есть — хоббичья нора.

На столе — глиняные кувшины, две кружки с элем, какие-то горшочки, свиной пирог, блюдо с бараньей ногой…

— Вот что, — не выдержал Клим. — Давай сразу к делу, а? Я же серьёзно поговорить хочу. Что-то более… привычное есть?

Торин нахмурился.

И Клим тотчас пожалел о своих словах. Но сказанного не вернёшь. Декорации сменились — на сей раз Клим увидел до боли знакомый интерьер. Дешёвый хостел, в котором ему довелось жить несколько дней. Комната на четверых. Пара двухъярусных кроватей. Простенький письменный стол, платяной шкаф. Окно и мелькающие ноги прохожих. Цокольный этаж.

— Рабочая атмосфера, — Торин обвёл взглядом убогое помещение. — Ты же отсюда влезал в Сеть, да, дружок? Влезал, чтобы сломать чужие камеры и украсть чужие секреты. А теперь жарковато стало?

Клим выругался.

— Не нравится, — Торин задумчиво почесал подбородок. — Быть может, тебя привлекут королевские чертоги.

Декорации сменились.

Теперь они шли по просторному вестибюлю элитного мужского клуба в Рейкьявике. Строгость, лаконичность, изысканный стиль. Роскошь не бросается в глаза, не кричит о себе, но присутствует в каждой детали. Ковровое покрытие приглушает шаги. Всюду — мягкое освещение, почти осязаемая тишина. Людей нет, стойка администратора пустует.

— Какой номер предпочитаешь? — не оборачиваясь, произнёс Торин. Клим едва поспевал за своим проводником. — Люксы на третьем этаже. Можем пообщаться в неформальной обстановке. Сауна там, кальянная…

— Хватит, — резко оборвал спутника Клим. — Я возвращаюсь.

На следующем шаге он провалился в очередной конструкт. Обычная квартира, таких много. Стандартная панельная «двушка». Кухня — старенькая, без претензий. Но довольно уютная.

— Это из моих воспоминаний, — сказал Торин. — Присаживайся.

Спорить уже не хотелось. Бывший пёс-призрак наигрался и решил, наконец, пообщаться с гостем своей виртуальной песочницы. Похвально.

Клим уселся на расшатанный табурет.

Закипел чайник. Гном выключил газ, прислонил лук к холодильнику, а топор и меч сложил на подоконник. Из верхних ящиков появились две чашки и заварник. Кухня наполнилась ароматом травяного чая.

— Мой любимый, — сообщил Торин. — С можжевеловыми веточками.

— И мой, — кивнул Клим.

— Я знаю.

Воинственный король-под-горой уселся напротив. Жестом указал на вазу с печеньем. Звякнула кольчуга. Всё это дико не вязалось с образом.

Клим протянул руку и взял печенье.

— Мне известно всё, — сказал Торин. — Твоя жизнь, твои страхи. Почему ты бежишь — я это тоже знаю.

Перед визитом в Даркнет Клим навёл кое-какие справки. Много лет назад Торин был псом-призраком. Легендарным, одним из лучших. А до того работал на полувоенную корпорацию. Поговаривали, что Торин имеет некое отношение к первым путешествиям в дубликаты. Чуть ли не благодаря ему всё завертелось. Потом Торин исчез, и про него благополучно забыли. Существовало несколько версий ухода пса-призрака. Кто-то уверял, что Торин — это собирательный образ, целая команда псов, защищавших разумы богачей. Парни оступились, и всю бригаду зачистили. Вторая версия связывала исчезновение Торина с давними грешками. Дескать, его искали-искали, а потом и нашли. Третья предполагала связь пса с правительственными структурами. Приверженцы этой теории полагали, что Торин заключил выгодную сделку, переместился в один из дубликатов и начал там выполнять грязную работу. Существовало и предположение, что Торин никогда не жил на Земле-1 и является представителем высокоразвитой цивилизации, освоившей альтернативные переходы много столетий назад.

Ни одна из этих версий не давала ответа на главный вопрос — почему гном вернулся. О да, его никто не видел в реальности. Но в Даркнете пёс-призрак был весьма популярен. Торин владел ключами к иным мирам. Сотни подпольных автоклавов, разбросанных по смежным вселенным. Путешествие, заметание следов, сгенерированная личная история. Оболочки, выращенные в нужных дубликатах, принимали своих владельцев и внедрялись в альтернативный срез. Появлялись документы, биографии, идентификаторы. Обменивались деньги.

Ты должен знать лишь одну вещь, сказал Гэндальф, разговаривая с Климом в «Гарцующем пони». Торин сам выбирает тех, кто хочет получить билет в новую жизнь. Деньги его не интересуют. Многие предлагали, не сработало. Сложно сказать, что там у него в голове. Но если он решит, что ты не достоин, ищи себе другого проводника.

И вот они сидят на кухне.

Пьют чай.

— Тело ты получишь, — выдал свой вердикт Торин. — Хотя я и не верю, что тебе это поможет. Запомни мои слова: однажды за тобой придут.


Продолжение следует...




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь



Торговая платформа Pokupo.ru

stihi-ioпрозаические-миниатюрыvox-populiпрозатворчествоcrypt0manzaebooka
187
139.969 GOLOS
0
В избранное
crypt0man
криптопопулярный журнал
187
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые