Роман Яна Бадевского «Предельные Чертоги» (часть 32-я)

2.png
Дизайн @konti

Автор: Ян Бадевский, @zaebooka


Продолжение. Части 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я, 10-я, 11-я, 12-я, 13-я, 14-я, 15-я, 16-я, 17-я, 18-я, 19-я, 20-я, 21-я, 22-я, 23-я, 24-я, 25-я, 26-я, 27-я, 28-я, 29-я, 30-я, 31-я


Странники несут дурные вести. Они приходят, чтобы вырвать вас из привычного круговорота вещей и швырнуть в чужой мир — навстречу приключениям.
Едва Коэн из Предельных Чертогов объявился на пороге, Ольгерд понял — его ждёт Путь. И новый контракт. И опасные встречи.
Впереди — Стимбург.
Непостижимый город, вобравший в себя половину Европы.
Город дождей и туманов.
Город иллюзий.
Город Демиургов.


Предельные Чертоги

Часть 3-я. Потерянные боги

Глава 10-я
Сокё


Сказитель перебирал струны и суровым голосом пел о старых добрых временах. Это была песня о величии Тарроса и войне с вероломным правителем Зурда. В ту пору Шинский Лес простирался до Заповедных Земель, а Крондат был могучим и уважаемым городом. Всё было именно так — если верить сказителю.

В харчевне собралось много народу.

Посреди зала высился каменный круг, сложенный из массивных, потемневших от времени и копоти булыжников. Внутри полыхал огонь. По вечерам на террасах «Оазиса» было холодно — сказывалась внушительная высота. Так что уютное потрескивание дров в очаге оказалось весьма кстати.

Постояльцы почти не общались между собой. Каждый из них от кого-то прятался. Каждый стремился зашиться в щель и не привлекать к своей персоне лишнего внимания.

Мерт ела остывающий ужин.

Она провела на обломке несколько дней, наполненных тренировками, медитациями и напряжённым ожиданием неизбежного. Никто не уходит от клана Онису. Этому её учили с раннего детства. Рано или поздно жертва, получившая конверт с чёрным песком, умирает. Закон природы.

Горные убийцы были вездесущи и неотвратимы. Взяв след, они не успокаивались. Задуманное всегда доводилось до конца.

Мерт сделала глоток.

Горячий отвар, разумеется. Никакого эля. Если до неё доберутся, голова должна быть светлой, а реакция — молниеносной.

Харчевня предлагала своим посетителям уникальную возможность — каждый мог зайти на кухню и лично проследить за тем, как готовится его ужин. Это практически исключало возможность отравления. Кроме того, все напитки подавались на стол в запечатанных бутылях. Все, кроме горячего отвара, который постояльцы готовили сами на раскалённых камнях очага.

Милая традиция.

И полезная.

Сказитель поведал о том, как две армии сошлись у Соленого озера. Была великая сеча, и много воинов полегло. Родня погибших пришла оплакивать своих мужчин на берега того озера. Поэтому, сообщил сказитель, оно и называется Солёным. От пролитых слёз.

Мерт хмыкнула.

Солёное озеро, насколько она знала, всегда было пресным. Так что правдивость легенды вызывала серьёзные сомнения.

Изменения всегда происходят резко.

Сказитель ещё не закончил петь, а в Мерт уже полетел сюрикен. Девушка почувствовала характерное движение воздуха и отклонилась вправо. За спиной послышался сдавленный крик — в кого-то попали.

Новые сюрикены устремились к цели.

Мерт отшвырнула стул и выхватила меч. Гатана сверкнула в свете магических ламп и начала описывать восьмёрки, отбивая летящую смерть. Звон металла и дикость происходящего заставили постояльцев вскочить со своих мест.

Началась паника.

Мерт отбила почти все звёзды. Лишь одна зацепила предплечье, вспоров куртку и пустив кровь. Порез был неглубоким, Мерт даже не обратила на него внимания.

Постояльцы разбегались, толкая друг друга и ругаясь на всех языках Тверди. Кто-то достал оружие, кто-то упал с распоротым животом или отрубленной головой. Вокруг сновали люди-тени, их лица были закрыты чёрными повязками асассинов.

Мерт взвилась в воздух.

Над столом сверкнул серп кусари-гамы, запущенный кем-то из убийц клана. Лезвие вспороло пространство, в котором мгновение назад стояла девушка.

Метнуть шип.

Убийца падает, хватаясь за горло. Мерт отталкивается от столешницы и в прыжке сносит полголовы ещё одному оппоненту. Прямо перед ней свистит серп кусари-гамы. Уклониться, нырнуть вниз. Отсечь ногу противника, добить ударом в сердце. Развернуться, выбросить руку, разворотить квадратной цубой челюсть очередного врага. Добить.

Харчевня превратилась в кровавую баню.

Сказитель исчез. Повара — тоже. Вместо них появились наёмники «Оазиса». Крепкие ребята. Все хорошо вооружены, все умеют обращаться с клинками. Но для борьбы с кланом этого недостаточно. Мерт видела, как постояльцев и наёмников теснят к центру зала.

А затем погас свет.

Магические шары вырубили простым заклинанием — этот факт не вызывал сомнений. Единственным источником света продолжал оставаться очаг, но кто-то выплеснул туда ведро воды. Дрова зашипели, едкий дым окутал центр зала. Полностью огонь не погас — Мерт видела тлеющие красные угольки.

Началось истребление.

Свистели лезвия, рубились головы, руки и ноги. Предсмертные вопли слышались во всех уголках харчевни.

Мерт быстро перестроилась на ночное восприятие и вступила в бой. Чтобы выжить, ей пришлось положиться на слух и чутьё, выработанное годами тренировок. Девушка реагировала на всё. Скрип половиц, дуновение ветра, более густые тени. Её глаза моментально приспособились к полумраку — тлеющие угли давали достаточно света.

Нагнувшись, Мерт подняла вакидзаши, принадлежавший мёртвому асассину. Рукоять была липкой от крови.

Тени перешёптывались, метались по всему пространству харчевни. Бойцы «Оазиса» продолжали умирать. Мерт скользнула вперёд и широким взмахом гатаны отсекла руку убийцы, занёсшего меч над чьей-то головой. В тот же миг рядом материализовался низкорослый Онису. Девушка, судя по комплекции. Свистнул клинок, Мерт отбила удар. Звон стали привлёк соратников гэнина.

Мерт действовало быстро и жёстко. Несколько стремительных выпадов в клинче, блокировка ударов коротким клинком. Нурнуть вниз, рубануть по ногам. Девушка мягко подпрыгнула, оттолкнулась от деревянного столба и попыталась вогнать вакидзаси в плечо Мерт. Пришлось встать на одно колено и полоснуть гатаной по животу соперницы. Внутренности Онису вывалились на пол. Вслед за этим рухнуло тело.

Перекат и выпад.

Лезвие гатаны вошло в ногу следующего противника. Хрустнула кость. Выдернув меч, Мерт уклонилась от вражеского клинка, рассекающего воздух, и метнула вакидзаси. Убийца схватился за горло и обмяк. Послышались булькающие звуки.

А потом её настиг чужой удар.

Кто-то невероятно быстрый возник рядом, полоснул сталью по ноге и добил упавшую Мерт ударом рукояти.

Тьма.

Пульсирующая болезненная тьма, расплывающиеся перед глазами круги. Эхо голосов, переговаривающихся на хошанском.

Забвение.

Сколько часов Мерт провела в отключке? Сложно сказать. Её грубо выдернули в реальность, выплеснув на лицо ледяную воду. Мерт разлепила веки. Кажется, один глаз оплыл. Голова кружилась, сфокусироваться удавалось с трудом.

Знакомое лицо.

Прямо перед ней.

Девушка прищурилась. Узнавание не принесло ей радости. Рядом стоял не тот человек, которого хочется узнавать.

Патриарх клана Онису спокойно смотрел на блудную дочь, покинувшую додзё много лет назад. Утэку сильно постарел — его лицо покрылось непроходимой сетью морщин. В глазах сокё поселилась вечная пустота. Казалось, он не мог испытывать эмоций. Машина-убийца, поставившая на поток производство таких же машин.

Зрение полностью вернулось к Мерт. Теперь она могла видеть всех клановых бойцов, уцелевших в драке. Их было десятка полтора, не больше. Остальные — либо мертвы, либо на заданиях. Кто-то продолжает тренироваться в додзё. Обычная практика.

Горят дрова в очаге.

Сияют магические светильники.

Куда-то исчезли трупы и отсечённые конечности. Видимо, асассины занимались уборкой, пока Мерт лежала без сознания.

Её привязали.

Верёвки врезались в плечи, руки и ноги. Спиной Мерт ощущала гладкую лакированную древесину опорного столба.

— Столько лет прошло, — сказал Утэку. — Мы ничего не забываем, Унге.

Мерт проигнорировала своё клановое имя. Она думала об Ольгерде, их домике у Мглистого Брода и несбыточных мечтах. Атолл Миядзаки, ребёнок, тихая старость — всё это не для них. Не для тех, кто привык резать людям глотки. Прошлое лезет из каждой щели и накрывает тебя справедливым возмездием. Наверное, так распорядились боги.

Она умрёт, причём смерть будет жестокой. Утэку пару раз на её памяти устраивал показательные казни. Там, в горах, за высоким забором, высился такой же столб — высокий, покрытый плотной вязью иероглифов. Каждый иероглиф — имя предателя. Того, кто пытался сбежать или перейти в другой клан. Того, кто не оправдал доверие патриарха.

— Унге, — тихо повторил учитель, глядя в глаза Мерт. — Беглый гэнин, убивший столько моих людей. Верных людей, прошу заметить. Жаль, что я не могу казнить тебя в школе — там, где ты начинала свой путь.

— Меня зовут Мерт, — процедила девушка.

Сокё нахмурился.

— Ты — теневая воительница, дитя моё. И так будет до твоего последнего вздоха.

Морщинистое лицо отодвинулось.

— Дети клана Онису! — громко возвестил патриарх. Его скрипучий голос разнёсся под сводами харчевни. — Перед вами предатель. Унге в прошлом была одним из лучших гэнинов нашего рю. Я доверял ей. Унге получала самые ответственные задания. Я давно выбираю себе преемника, и я питал определённые надежды на её счёт. И вот она стоит перед вами. Что мне делать?

По рядам пробежался шепоток.

Голоса теней окрепли, и Мерт услышала одно лишь слово.

— Убей.

Утэку повернулся к девушке. Он производил впечатление дряхлого старика, но внешность обманчива. Мерт знала, на что способен сокё.

— Сейчас, — сказал Утэку, — я вскрою твою грудную клетку и достану сердце. Ты умрёшь. Сердце твоё сгорит в пламени очага. Душа не сможет увидеть богов. Я должен был сделать это в додзё, стены которого пережили твоё предательство. Но у меня нет возможности туда попасть. Поэтому твой иероглиф останется на столбе «Оазиса». Пусть хозяева этого обломка знают: нельзя прятать от клана тех, кто просыпал чёрный песок.

Закончив говорить, сокё поднял руку. Сухие сморщенные пальцы сжались в когти орла. Мерт знал, что сейчас произойдёт. Вырывая сердца из груди своих врагов, Утэку не пользовался клинками. Он легко убивал без оружия.

Мерт сделала глубокий вдох.

А затем начали происходить невозможные вещи. Во-первых, по харчевне прокатилась невидимая волна, от которой у Мерт заложило уши. Волна полностью снесла задний ряд асассинов. Словно осенний ветер подхватил сухие листья и швырнул их в скалу. Фигурки убийц искорёжило. Кого-то бросило на опорный столб, кого-то в стену. Хруст, вопли, звуки сталкивающихся тел. Пламя очага испуганно вжалось в каменное углубление, сноп искр взметнулся к потолку. Тела, подхваченные призрачным ветром, безжалостно обрушили клановую реальность.

Полетели ножи.

Клинки вели себя странно. Описывали размашистые траектории, разили сверху и сбоку, носились по всему залу, разбрызгивая кровь. Ножей было много, их поведение никто бы не взялся предсказать.

Мерт скосила глаза.

У входа стояли мастера ножей. Мужчину она сразу узнала — это был Вячеслав, нынешний Хозяин Дверей и Наставник Ольгерда. Девочка… сильно подросла. Мерт помнила Навсикую другой — робкой и вечно скучающей по родителям. Но вот она здесь, рядом со своим учителем, носит такой же серый балахон, а её клинки отнимают человеческие жизни. Время летит слишком быстро, его не остановить.

Убийцы опомнились.

Завязалась драка.

Мерт увидела молодого рлока, носившегося по харчевне и убивающего одним ударом лапы. Увидела Вячеслава, двигающегося с поразительной быстротой. Движения рук мастера с трудом угадывались. Там, где он проходил, оставались лежать бездыханные тела.

Навсикая метнула чакру, вспыхнувшую синим пламенем. Один из убийц попытался отбить её гатаной, но диск описал размашистую спираль и врезался в висок асассина.

Возврат.

Мерт завороженно наблюдала за действиями мастеров. Старик и девочка работали слаженно, как часовой механизм. Рлок, перемазанный своей и чужой кровью (пару раз его зацепили), прыгал меж дощатых столов.

Утэку спокойно оценил картину разрушения.

— Конец твоему клану, — прошептала Мерт.

Патриарх не ответил.

Он вступил в бой.

Мерт всегда поражалась переменам, происходившим с этим человеком в моменты поединков. В дряхлого старика вселялись демоны необоримой силы. Покой и движение — две стороны одной монеты. Так любил говорить патриарх.

Утэку неспешно шагнул вперед и наотмашь ударил Навсикаю. Казалось, ничего особенного в этом движении не было. Но голова девочки дёрнулась, ноги оторвались от пола. Навсикая рухнула на доски — в её глазах застыло изумление. Рлок метнулся защищать хозяйку. Но зверь был слишком молод и неопытен — он никогда не встречался с людьми, подобными Утэку.

Сокё выхватил меч и одним ударом отрубил рлочью голову. С Рыком у него бы это не вышло, яростно подумала Мерт. Но питомец Навсикаи был гораздо меньше и слабее.

Девочка завизжала.

В её глазах застыл невыразимый ужас. Она попыталась встать, но это получилось с трудом. Упавший керамбит скользнул в детскую руку.

Меч сокё описал широкую дугу, но был отбит. Перед патриархом выросла фигура Наставника Вячеслава. Учитель заслонил девочку и замер в боевой стойке.

— Ножи, — Утэку держал меч обратным хватом. Широкие штанины полностью скрывали его ноги, седые волосы были собраны в пучок на затылке. — Это интересно.

Противники сошлись.

Оба двигались с запредельной скоростью. Сокё ничем не уступал брату Внутреннего Круга — его меч творил невероятные вещи.

Схватка была недолгой.

Вячеслав не успел применить ни одной руны — ему попросту не дали это сделать. Всё свелось к десятку резких выпадов и блоков. Оба бойца ступали легко, беззвучно. Ни одна половица не скрипнула.

Потом Вячеслав отступил.

Утэку простоял пару мгновений и упал на доски. Мерт увидела, как под высохшим телом патриарха расплывается тёмное пятно.

Дуэльные клинки выпали из рук Вячеслава.

Наставник медленно опустился рядом со своим противником, привалившись спиной к ножке дубового стола. Серый балахон пропитался кровью.

— Эй, — окликнула Мерт. — Прекрати.

Вячеслав не ответил.

— Развяжи меня! — крикнула Мерт, обращаясь к Навсикае. — Ему нужно помочь!

Девочка, всхлипывая, подобрала нож и двинулась к Мерт. Идти быстро она не могла — после ударов сокё так просто не встанешь.

Освободившись от верёвок, Мерт бросилась к своему рюкзаку. Ноги и руки слушались с трудом — они занемели. Ухватившись за столешницу, девушка перевела дух. Вытащила из заплечного мешка чистую ткань и несколько баночек с целебными средствами.

— Помоги мне.

Навсикая позволила Мерт опереться на своё плечо. Вдвоём они доковыляли до стола, под которым сидел Наставник.

— Ты как? — спросила Мерт.

Вячеслав грустно улыбнулся.

— Хорошая школа, — прошептал Знающий-на-Перекрестках, — в вашем рю.

— Ты не умрёшь, — сказала Мерт. — Не сегодня.


Продолжение следует...




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь



Торговая платформа Pokupo.ru

stihi-ioпрозаические-миниатюрыvox-populiпрозатворчествоcrypt0manzaebooka
174
137.906 GOLOS
0
В избранное
crypt0man
криптопопулярный журнал
174
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые