Роман Яна Бадевского «Предельные Чертоги» (часть 6-я)

2.png
Дизайн @konti

Автор: Ян Бадевский, @zaebooka


Продолжение. Части 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я


Странники несут дурные вести. Они приходят, чтобы вырвать вас из привычного круговорота вещей и швырнуть в чужой мир — навстречу приключениям.
Едва Коэн из Предельных Чертогов объявился на пороге, Ольгерд понял — его ждёт Путь. И новый контракт. И опасные встречи.
Впереди — Стимбург.
Непостижимый город, вобравший в себя половину Европы.
Город дождей и туманов.
Город иллюзий.
Город Демиургов.


Предельные Чертоги

Глава 6-я
Тропы


Келар Антоний собирался в город, и ему требовался сопровождающий. Навсикая вызвалась помочь, отпросившись перед этим у Вячеслава. Наставник дал своё согласие, но велел следовать за Антонием, куда бы тот ни пошёл. Трордор сложно назвать безопасным местом, сказал Вечеслав. Так что не нарывайся на неприятности.

— Я возьму Хрума?

— Конечно, бери.

— Спасибо, Наставник.

Разговор состоялся накануне спуска в Трордор. Навсикая волновалась. Ей хотелось покинуть террасы хоть ненадолго, побродить среди обычных людей, познакомиться с кем-нибудь. Половину ночи девочка ворочалась с боку на бок. Сны были обрывочными и непонятными, почти ничего она не запомнила.

На рассвете металлический шарик упал на тарелку, и девочка вскочила с расстеленной на полу шкуры. В Гильдии Ножей наступал обычный день, наполненный тренировками, медитациями и чтением древних манускриптов. Вот только Навсикая не считала этот день обычным. Любое нарушение рутины радовало послушницу.

Антоний ждал Навсикаю на складской террасе, неподалеку от жестяного сарайчика с зерном. Завтрак уже закончился, рлоки учеников были накормлены и довольны жизнью. Келар угрюмо покосился на Хрума. Подобно другим братьям Внутреннего Круга, Антоний ходил в город без рлока. Навсикая подозревала, что питомцы старых мастеров умерли, а новых они так и не смогли завести. Или не захотели.

— Что будем делать? — спросила Навсикая.

Келар взглянул на сияющее лицо девочки. Хмурое лицо на мгновение ожило. Тень улыбки. Или Навсикае показалось? В любом случае Келар предпочитал вести себя сдержанно. Он знал историю «рунического ребёнка», знал о предназначении Навсикаи. И понимал, что без должного уровня дисциплины мастера не смогут натренировать величайшего воина за всю историю Гильдии.

— Идти, — сказал Антоний. — Вот что мы будем делать.

И они двинулись к нижним террасам. Миновав прачечную, кухню и тренировочные ярусы, они попали на площадку для выгула рлоков. Вниз вела узкая тропа, петляющая среди валунов и скальных выступов. Дальше начинались террасы с кельями учеников. Навсикая увидела десятки плоских крыш, на которых в позе лотоса сидели послушники. В основном, мальчишки. Взрослые и дети. Те, кто заканчивал курс обучения и готовился стать мастером. Те, кто находился в середине пути. И те, кто пришёл в Гильдию совсем недавно. А ещё Навсикая увидела плотников. Кряжистые мужики орудовали пилами и топорами, носили доски, копошились на стропилах. Их наняли братья Внутреннего Круга. На террасы постоянно шли ученики, и жилья на всех не хватало.

Запахло стружкой.

Каменные карнизы и бревенчатые настилы террас шли нескончаемой вереницей. Навсикая шагала за Антонием, думая о том, что им предстоит сделать. Келар периодически совершал вылазки в Трордор, чтобы договориться о поставках провизии. Мастера ножей — не крестьяне и не садовники. Братство Гильдии не растит зерно, не возделывает поля. Владение короткими клинками — это всё, что интересует мастеров и их учеников. Еда, одежда, утварь — всё приобретается внизу. Навсикая знала, что из городского бюджета выделяются незначительные средства на содержание террас. Остальное приходится покупать за свои сбережения.

Однажды девочка спросила у Вячеслава о способах заработка Гильдии. Родители Навсикаи были торговцами, она с детства привыкла к товарно-денежным отношениям.

— Есть источники, — уклончиво ответил Вячеслав.

— Какие? — не унималась Навсикая.

Вячеслав задумался.

— Отступные от городов, к примеру. Чтобы в городе появился мастер ножей, ярл должен заключить сделку с Гильдией и хорошо заплатить.

— И это всё?

— Нет. Но для тебя пока достаточно.

Наставник частенько удивлялся «взрослым» вопросам Навсикаи. Пытливый ум ребёнка сочетался с убийственной логикой. Подобный ученик встречался Знающему-на-Перекрёстках лишь однажды.

Провизия, дрова и сукно доставлялись на террасы с помощью браннеров. Навсикаю это не удивляло: мастера выбрали для учебного комплекса труднодоступное место. Террасы были связаны между собой узкими горными тропами, веревочными и деревянными лестницами, шаткими настилами. Вьючные животные сюда подняться не могли, носильщики требовали больших денег. Поэтому Антоний несколько раз в год составлял объёмный список покупок, спускался в город, приобретал всё необходимое и арендовал грузовой браннер. Отлаженная схема. За специями и целебными травами Келар ходил сам, изредка прихватывая одного-двух учеников.

Навсикая так и не смогла понять природу имени Антония. Она, разумеется, слышала о том, что келары в отдалённых монастырях Тверди заведовали кладовой и отпуском продуктов на кухню. Но, во-первых, полномочия Антония были значительно шире. А во-вторых, братья Внутреннего Круга уважительно обращались к нему, говоря «Келар». Так, словно это было его именем.

Антоний потрясал детское воображение своей мощью. Широченная спина, исполинский рост, бугрящиеся под балахоном мышцы. Бритый наголо череп. И как он не мерзнёт? Сложно было вообразить противника, который справился бы в клинче с кладовщиком. Антоний мастерски владел шипованными кастетами — так говорили старшие ученики. Видеть его в бою Навсикае не приходилось.

Девочка пыталась угадать, откуда Антоний родом. Вряд ли с юга. Курдский хребет? Роккевениум? Последнее предположение казалось наиболее жизнеспособным. Северяне отличаются могучим телосложением, высоким ростом и неукротимостью в бою. Как тот парень, Сдвиг, нанятый Коэном.

Проходя мимо стражей ворот, Антоний сухо кивнул. Навсикая помахала ребятам рукой и широко улыбнулась. Сегодня под навесом дежурили Ундарг и Торбин, ученики мастера Суоне. Навсикая восхищалась тем, как они владеют кусари-гамой.

Навсикая знала, что путь в Трордор отнимает уйму времени. Сегодня вечером они заночуют в гостевом домике и лишь вечером следующего дня увидят крыши города, ставшего столицей величайшей империи Тверди. Там они задержатся на три дня — так сказал Вячеслав. Потом — в обратный путь. Настоящее приключение!

— Вообще-то, — сказал Антоний, когда они проходили через ворота, — брать с собой рлоков запрещено.

— Но другие берут, — возразила Навсикая.

— Другие — это кто?

— Ученики. И мастера.

Антоний строго посмотрел на девочку.

— Их питомцы старше. Где гарантии, что твой Хрум не сожрёт какого-нибудь гончара?

Навсикая прыснула со смеху.

— Что смешного?

— У нас крепкая связь. Так сказал Наставник.

— Что ж, — рассудительно заметил Келар, — коли так, пусть вся ответственность и лежит на нём.

Остаток пути до гостевого домика они проделали молча. Антоний шёл первым. Слева высились кручи Ливонского Хребта, справа зияла пропасть. Древняя тропа обтекала склоны, словно ручей, стремящийся к полноводной реке. Иногда в тропу врезались ступени, вырубленные предшественниками Навсикаи прямо в скале. Об ограждении никто не позаботился.

Домик был ветхим, покосившимся. На ночь его не запирали. Во-первых, было некому. Во-вторых, здесь ночевали все, кто приходил или уходил с террас. По старой традиции люди приносили в дом охапки хвороста и дрова. Считалось правильным оставить немного топлива тем, кто пройдёт этими тропами в будущем.

Антоний швырнул связку дров в угол. Играючи, словно это был мешок с тряпьём.

— Устраивайся.

Навсикая придержала массивную дверь, впуская Хрума. Девочка покосилась на своего спутника, но Келар промолчал. Видимо, решил довериться мнению Вячеслава.

Дрова берегли. Поэтому остаток вечера провели в полутьме, укутавшись в кожаные плащи с опушкой. Лето ведь, недоумевала Навсикая, когда Келар выдал ей эту штуковину. Плащ был детским, ученическим. Так что пришёлся впору. На грубо сколоченном столе горела масляная лампа. Навсикая коротала время, придумывая новые руны. За основу своего творчества девочка взяла кривую загогулину «ульг», с помощью которой мастера ножей иногда разжигали костры. Идея была в том, чтобы создать тепло в доме без помощи дров. Навсикая изменяла «ульг» разными способами — добавляла хвостики к центральной линии, меняла их направленность. Пока ничего не выходило. Антоний внимательно наблюдал за действиями послушницы.

Когда Торнвудова Луна выкатила свой осоловелый глаз, Келар поднялся с расстеленной в углу шкуры и начал складывать дрова в камин.

— Зажги, — предложил он Навсикае.

Девочка взмахнула рукой, вычерчивая одну из своих бытовых рун. Вспышка озарила помещение. Потянуло дымом. Сперва занялись щепки и хворост, затем огонь перекинулся на поленья.

— Ума не приложу, — сказал Антоний, — как ты это делаешь.

Девочка пожала плечами.

— А что сложного?

Келар добродушно ухмыльнулся.

— А то, — он поднял мясистый палец, — что мастера ножей владеют боевыми рунами. Иногда — лечебными. И всё.

Навсикая вздохнула.

— Я неправильный мастер.

— Ты ещё не мастер.

Она совсем сникла.

— Не переживай, — вдруг подобрел Антоний. — Ты станешь мастером. Просто у тебя будет свой стиль.

Девочка придвинулась поближе к огню.

Келар Антоний стал выгружать из рюкзака хлеб, завёрнутую в ткань солонину, свежие овощи. Последние, как слышала Навсикая, выращивались на террасах с насыпным грунтом и наколдованными тропиками. Овощей всегда было немного, ученики получали их в строго дозированном количестве.

Вслед за едой вынырнули кружки и мешочек с ароматными травами, из которых Антоний готовил изумительные напитки.

— Принеси воду, — попросил Келар.

Навсикая бросилась к вещам Антония и вернулась к столу, держа в руках мех с завинчивающейся крышкой. Келар наполнил деревянные кружки, взятые им на полке камина.

— Говорят, ты умеешь кипятить воду без огня.

Девочка вывела над столом руну.

Вода в кружках мгновенно пошла пузырями. Антоний цокнул языком и принялся засыпать в кружки сушёные травы.

— Береги эти руны, — сказал мастер после ужина. — Мне сложно определить ценность твоего дара. Но ты, безусловно, отличаешься от других учеников.

Укутавшись в шерстяные одеяла, они легли спать в разных углах дома. Навсикая перед этим погасила свечу. Рлок, пристроившись под окном, обгладывал телячью кость. Мешок Антония утратил былой объём — большую его часть, как выяснилось, занимала еда.

В камине догорали поленья.

Утром двинулись в путь. Первым теперь бежал Хрум, опередивший людей на пару десятков шагов. Навсикая получала от друга фрагменты картинок, звуков и запахов. Небо над тропой было чистым, безоблачным.

Обогнув массивный утёс, девочка увидела город. Не впервые, конечно, увидела, но Трордор всегда поражает воображение. Море крыш, лес шпилей. Канатные развязки. Браннеры, швартующиеся к мачтам Гнезда. Трущобные помойки на севере, роскошь дворцовых комплексов на востоке. Корабли в Бухте Радости. Мрачная Скала Самоубийц. Всё это предстало перед девочкой, словно полотно талантливого художника.

Нога утратила опору.

Навсикая покачнулась, всё её существо пронзил испуг. Чья-то рука схватила ученицу за плечо и с лёгкостью выдернула из пропасти.

— Следи за дорогой, — посоветовал Антоний.

И они продолжили спуск.

Трордор приближался, разрастаясь вширь и загромождая собой горизонт. Тропа вилась вдоль восточного склона Хребта, постепенно заворачивая к дальним кварталам. В предгорьях селились кузнецы, вольные наёмники из Гильдии Бойцов, сектанты и искатели приключений. Тут было сравнительно безопасно, хотя кварталы и выплеснулись за пределы крепостных стен.

Солнце уже цеплялось брюхом за крыши домов. Плащ Навсикая упаковала в рюкзак. Сейчас на ней был серый балахон, по которому безошибочно узнавались представители Гильдии. Дуэльные ножи — в набедреных чехлах. Другого оружия у Навсикаи не было.

— Держись рядом, — сказал Антоний. — Не отставай.

Девочка кивнула.

Горная тропа незаметно перетекла в улицу. Странная это была улица. Дома карабкались вверх по склонам, срастаясь с толщей скалы и цепляясь друг за дружку. Иногда задней стеной здания служил утёс. Неведомые строители использовали каждый выступ, каждый карниз для вмуровывания жилья. По левую руку высились стены домов и лестницы, ведущие к парадным входам. Справа и внизу виднелись черепичные скаты крыш. А ещё Навсикая заметила невысокую башню мага. Вячеслав рассказывал, что жители предгорий опасаются схода лавин, поэтому скидываются на дорогостоящие услуги подручных Гримлиэля. Маг слушает скалы и своевременно устраняет опасность.

Навсикая долго размышляла над словами «устраняет опасность». Потом решила обратиться к Наставнику за пояснениями. Всё просто, сказал Вячеслав. Колдуны испаряют лишний снег. Не везде, конечно. На склонах, прилегающих к Трордору.

Тропа повернула к побережью.

— Куда мы идём? — спросила Навсикая.

Антоний не спешил — по своим меркам. Но девочка с трудом поспевала за гигантом, чей рост вдвое превышал её собственный.

— Домой, — сказал Антоний, даже не обернувшись. — Близится вечер, знаешь ли.

Только сейчас Навсикая поняла: Келар прав. Солнце наполовину скрылось за изломами крыш, тени удлинились, а узкие переулки сделались хмурыми и зловещими.

Хрум радовался приближению ночи. Внешне рлок был самой невозмутимостью, но девочка улавливала потоки торжества и любопытства, исходящие от зверя. Хрум совершал ментальные вылазки в Трордор почти ежедневно, но сравнить ускользающие образы с реальностью не мог. Теперь такая возможность предоставилась.

На предгорные кварталы надвинулась густая тень внешней крепостной стены. Трордор отгородился от мира тремя фортификационными рядами — это была, пожалуй, самая продуманная защита на континенте. Чтобы попасть в Средний Город, нужно было пройти мимо стражников, охранявших Восточные ворота. Стражники почти никого не трогали, поскольку Ворота считались формальностью. С момента основания Трордора никто не пытался атаковать с этой стороны.

Улица по-прежнему шла под уклон, петляя среди одноэтажных домиков и неприметных лавок. В соседних переулках играли дети. Завидев рлока, малыши растворялись в сумерках. Хлопали дубовые двери, задвигались засовы.

Тьма накрыла улицы.

Окна домов высветились изнутри. Уличные фонари встречались лишь на перекрёстках — их попросту не успевали устанавливать. Слишком быстро разрастались трордорские пригороды.

Навсикая не сразу заметила, что за ней наблюдают. Не только за ней, разумеется, но и за Антонием. Силуэты неспешно бродили по смежным проулкам, тихо перешёптывались меж собой. Крыши плотно сдвинулись, дома нависли над мостовой почерневшими эркерами и коваными балкончиками. Из-за печных труб вынырнуло несколько голов. Столь же внезапно эти головы исчезли, слившись с кирпичной кладкой.

— Приготовься, — тихо сказал Антоний.

— К чему?

Келар промолчал. Навсикая заметила, что в свете Ока и Паломника сверкнули шипы, выраставшие, казалось, из костяшек пальцев мастера.

Кастеты.

И когда Антоний успел их нацепить? Не важно. Успел. И правильно сделал, потому что силуэты выступили из мрака и превратились в очень даже осязаемых разбойников.

Догадаться, что перед ней разбойники, было легко. Эти ребята «вели» мастеров чуть ли не от самых предгорий. Позже Антоний объяснит ученице, что в больших городах часто нападают на путников, не представляющих видимую угрозу. Дело, разумеется, было не только в этом. В трордорские трущобы просочился слушок о том, что Гильдия Ножей регулярно посылает своего человека вниз за провиантом. И что этот человек носит с собой кучу золотых империалов. И что он предпочитает слоняться по городу без охраны. Лёгкая добыча. Так думали местные головорезы. О репутации бойцов с террас, разумеется, слышали все. Поэтому собрали побольше народу. И дождались удобного момента.

Глухой проулок.

Нет света, нет стражей порядка. Ворота сравнительно далеко. Идеальное место для нападения.

Идеальное — для любителей.

Силуэты зашли с двух сторон, отрезая пути к отступлению. Кто-то спрыгнул с балкона. Кто-то соскользнул вниз по водосточной трубе. Навсикая видела лишь полоску вечернего неба впереди и приближающиеся фигуры. Безликие и беспощадные.

— Что там у нас? — прозвучал грубоватый голос с крондатским акцентом. — Монахи-отшельники?

Короткий смешок сзади.

Звон разматывающейся цепи. Шелест клинков, вынимаемых из ножен. Хруст разминаемых суставов.

— Мы за тобой следили, Антоний, — новый голос доносился откуда-то сверху. — У тебя водятся деньжата.

— Валите отсюда, — добродушно посоветовал брат Внутреннего Круга. — В городе хватает ребят попроще.

Крондатец сплюнул себе под ноги.

— Клади мешок на камни. И мы вас отпустим.

Хрум утробно зарычал.

— Милая зверушка, — сказали сзади.

Зверушка, подумала Навсикая. Надо же, нашлись неудачники, впервые повстречавшие на своём пути рлока.

— Постарайся выжить, — сказал Антоний.

И приступил к делу.

Самое глупое в уличной драке — ждать, когда тебя атакуют. Бей первым. Железный закон подворотен.

Келар Антоний за один краткий миг превратился из тяжеловесного увальня в безотказную машину смерти. Шагнув вперёд, мастер выбросил правую руку и с хрустом вогнал шипы в челюсть крондатца. Парень небрежно закинул на плечо дубину, утыканную гвоздями, но воспользоваться этой штуковиной не успел.

— Наших бьют! — заорали с балкона.

Антоний переступил через тело оппонента и взялся за остальных грабителей. Навсикая не могла уловить отдельных движений. Смазанное пятно, мелькающие руки и ноги. Свист клинков, треск вспарываемой одежды. Хруст суставов. Крики.

Девочка обернулась, вспомнив о втором конце проулка.

Вовремя.

К ней бежали двое разбойников. Один размахивал коротким мечом, второй занёс над головой моргенштерн. Новые тени соскальзывали на мостовую по водосточным трубам.

Защити меня!

Призыв был обращен к Хруму. Девочка ещё не умела отдавать чёткие приказы и действовать сообразно обстановке. Навсикаю этому не научили. Всё, что ей оставалось делать — просить.

Хрум открыл пасть.

Вопль прозвучал где-то за пределами человеческого восприятия. Звук, превратившийся в ударную волну. Сметающий все на своём пути. Близко расположенные стены проулка помешали волне рассеяться. Тьма сдвинулась, фигурки людей подхватило чудовищным ветром и унесло прочь.

Навсикая плохо видела в темноте и не смогла оценить ущерб, нанесённый грабителям. Тела нападавших срослись с ночью на пределе обозримого пространства. Никто из бандитов не поднялся.

— Хорошо, — похвалил Антоний.

Девочка медленно развернулась. Келар спокойно взирал на поле битвы, протирая окровавленные шипы куском чьей-то рубахи. Мостовую устилали трупы — их было не меньше семи. В тусклом свете звёзд Навсикая увидела расплывающиеся чёрные лужи.

С тихим шелестом в подошвы Антония втянулись клинки. Навсикая поняла, что брат Внутреннего Круга не использовал традиционные ножи. Вообще.

В сердце прокрался страх.

Юная ученица впервые столкнулась со смертью вот так, лицом к лицу. Тренировки на террасах долгое время казались забавной игрой, но теперь всё обрело смысл.

Если бы не Антоний с Хрумом, она погибла бы. Бандиты не собирались никого щадить. Они расправились бы с мастером и его учеником, прирезали бы рлока. Человеческая жизнь ничего для них не значила.

Просто они не смогли.

Ты или тебя.

Интересно, она сможет вот так взять, достать ножи и начать убивать? При одной мысли об этом становилось жутко.

Ночь затапливала трордорский проулок кровью, звёздами и лунным сиянием. Антоний прислонился к стене, его поза выражала полное безразличие к происходящему. А Навсикаю парализовало. Девочка не могла сдвинуться с места, переживая случившееся. Перед её мысленным взором стояла разверстая пасть рлока и сминаемые акустическим ударом силуэты. Приторно-сладковатый запах пробирался в ноздри.

— Идём, — сказал Антоний. — Поздно уже.

Навсикая молча побрела за мастером, перешагивая через бесформенные груды мяса и костей, некогда бывшие людьми. Под ногами неприятно хлюпало. Поскользнувшись, Навсикая вытянула руки и упёрлась в шершавую стену.

— Не смотри на них, — посоветовал Келар.

Бесконечное каменное ущелье. Навсикаю начало колотить. То ли от холода, то ли от пережитого. Хотя, какой холод? Лето в разгаре.

Выбравшись из теснины, они оказались на сравнительно широкой улице, идущей под уклон. Здесь девочке стало легче.

— Мир жесток, — сказал Антоний. — Надо привыкнуть.

Вскоре они достигли Восточных ворот.


Продолжение следует...




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь



Stablecoin MILE

stihi-ioпрозаические-миниатюрывоь-попули-проза-творчество-cрыпт0ман-заебоока
268
249.193 GOLOS
0
В избранное
crypt0man
криптопопулярный журнал
268
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые