Роман Яна Бадевского «Предельные Чертоги» (часть 7-я)

2.png
Дизайн @konti

Автор: Ян Бадевский, @zaebooka


Продолжение. Части 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я, 6-я


Странники несут дурные вести. Они приходят, чтобы вырвать вас из привычного круговорота вещей и швырнуть в чужой мир — навстречу приключениям.
Едва Коэн из Предельных Чертогов объявился на пороге, Ольгерд понял — его ждёт Путь. И новый контракт. И опасные встречи.
Впереди — Стимбург.
Непостижимый город, вобравший в себя половину Европы.
Город дождей и туманов.
Город иллюзий.
Город Демиургов.


Предельные Чертоги

Глава 7-я
Вычислительная фабрика


Делрей завтракал, когда в дверь постучали. Кристоф направился в холл и вскоре вернулся с давешней девушкой.

— Регина, — вспомнил Делрей.

— Всё правильно, — улыбнулась девушка. Сегодня на ней был элегантный твидовый плащ серого цвета, шорты, тёплые колготки и высокие сапоги с пряжками. Под плащом Делрей увидел корсет, перепоясанный кобурой. Из кобуры торчала массивная рукоять шестизарядного револьвера. — Сейчас девять.

Детектив кивнул.

Плащ у Регины был приталенный, с высоким стоячим воротником. Ближе к фраку, чем плащу.

— Присаживайтесь. Хотите кофе?

— Не откажусь.

Снаружи громыхнуло.

Только не дождь, мысленно взмолился Делрей. Сегодня ему предстоял долгий путь, а слякоть он не выносил.

Кристоф скрылся на кухне, примыкающей к столовой. Очень практично. Делрей всегда восхищался подобными планировками. Всё под рукой, еда не успевает остыть.

— Контракт готов, — сообщил Делрей. — Займёмся им после завтрака. Вы не голодны?

Регина покачала головой.

— Нет. Кстати, мы перешли на «ты» ещё вчера.

Делрей сделал глоток из кофейной кружки.

— Извини. Голова забита всякой ерундой. А тут ещё налоговая…

Новый раскат грома.

— Дождь собирается? — поинтересовался Делрей. Просто так, чтобы завязать разговор. Он не любил молчание. Особенно в обществе симпатичных девушек.

— Вроде того.

Столовая была просторной и светлой. Широкое окно выходило в сквер, начинавшийся сразу за Малой Котельной. Там росли каштаны и тополя. Встречались даже клены. Из окна хорошо просматривалась чугунная скамейка. Дворник сгребал в кучу опавшие листья.

— День у меня строго распланирован, — сказал Делрей. — Сегодня, во всяком случае. Работать будешь в моём кабинете. Я распоряжусь, чтобы Кристоф поставил дополнительный стол. Мебельщики пришлют его сегодня.

— В одиннадцать, — Кристоф поставил перед гостьей чашку с дымящимся кофе, забрал грязные тарелки и вновь скрылся на кухне.

— Питание за мой счёт, — продолжил Делрей. — Кристоф!

Зомби возник на пороге.

— Что угодно?

— Принеси контракт.

Делрей перевел взгляд на девушку.

— Смотрю, ты вооружилась.

Регина сделала глоток.

— Ты сказал, это важно.

— Да, — согласился Делрей, — важно. Но не сегодня.

— Почему?

— Сегодня ты займёшься сортировкой бумаг в нашем кабинете.

Взгляд девушки оказался красноречивее любых слов.

— Понимаю, ты ожидала чего-то более… увлекательного. — Делрей отставил пустую чашку. — Но без этого никак. Там картотека и папки с делами. Некоторые пора выбросить. Отложи их на мой стол, я разберусь вечером. В отдельную папку сложи квитанции, расписки, чеки. Всё, что имеет отношение к финансам. Это для налоговой.

Регина понимающе кивнула.

— Хорошо.

В дверях появился Кристоф с контрактом и самопишущим пером.

— Давай его сюда, — поторопил Делрей.

Зомби чинно приблизился к столу и подал Регине документ. Четыре листа, скреплённых скоросшивателем. В двух экземплярах.

— Спасибо, Кристоф.

Дворецкий удалился.

В столовой потемнело. Встав со своего места, Делрей приблизился к окну. Небо укуталось в плотный саван из туч. На стекле появились первые капли.

Осень.

Как ни крути.

— Меня всё устраивает, — сказала Регина. — Вот.

Делрей отвернулся от окна. Девушка стояла перед ним, протягивая подписанный экземпляр контракта.

— Здорово, — Делрей взял документ, не глядя на подписи. На мгновение их взгляды пересеклись. — Кристоф поможет с кабинетом. Захочешь поесть — скажи ему.

Регина кивнула.

За спиной Делрея пошёл дождь. Мелкие капли барабанили по стеклу, шуршали в листве, прогуливались по скатам крыши. Делрею почудилось, что девушка не отсюда. В смысле, не из Стимбурга. И даже не с Земли. В её глазах клубилось нечто иное, непостижимое для людей, подобных Делрею.

Наваждение схлынуло.

— Возьми зонт, — улыбнулась Регина.

— Обязательно.

Коридор, связывающий столовую с холлом, был освещён двумя газовыми рожками. Тусклыми, не имеющими никакого отношения к магии. На стенах висели картины с предками бывшего владельца дома. Делрей не успел избавиться от этого хлама. Врочем, картины придавали жилищу налёт аристократизма. На детектива взирали благородные мужи в моноклях, фраках и белоснежных рубашках. Кое-кто носил парик, намекая на свою принадлежность к судебным органам. Встречались тут персонажи как пожилые, с поседевшими от времени бакенбардами, так и совсем юные, одетые по моде столетней давности. Между портретами висели канделябры с оплывшими свечными огарками. Кристоф редко их использовал.

Делрей пересёк холл с потухшим камином. В прихожей он неспешно оделся. Кожаная кепка, длиннополый непромокаемый плащ, ботинки на толстой подошве. Не зимний вариант, но и не привычные теннисные туфли. Поколебавшись пару секунд, Делрей намотал вокруг шеи длиннющий шарф. В одну руку — зонт, во вторую — портфель с бумагами. Никакого оружия, сегодня ствол не потребуется.

Детектив собирался нанести визит Вычислительной фабрике.

Спустившись с крыльца, Делрей раскрыл зонт и задумался над оптимальным маршрутом. Фабрика располагалась не так уж далеко от Треугольника, но ехать туда придётся с пересадками.

Дождь был мелким, неприятным. Вдобавок поднялся ветер, решивший отобрать у детектива зонт. Крепко вцепившись в трость, Делрей двинулся вниз по Малой Котельной. Прохожие казались унылыми призраками, тенями в урбанистическом лабиринте.

На углу Ваци и Траурного переулка Делрей вскочил в трамвайчик на паровой тяге. Он был старым, обшарпанным. Жестяная коробка, грохочущая по рельсовым стыкам. Топка располагалась в задней части вагона, там же сидели машинист и кочегар. Клубы чёрного дыма вырывались из клёпаного раструба, смешивались с дождливой мглой. Если менялось направление ветра, дым врывался в открытые окна. Пассажиры кашляли и злобно отплёвывались.

Делрей сложил зонт, спрятал его в чехол и перебросил через плечо. Трость держалась на ремне с дополнительными кармашками для мелких монет. Достав медный грош, Делрей расплатился с кондуктором — неприветливой рыхлой женщиной, бурчащей что-то под нос. Женщина выдала детективу оранжевый билетик.

Трамвай катился мимо фешенебельных бутиков в сторону Мехограда. Город в городе, так его называли. Обитель учёных, инженеров и промышленных магнатов. Грохочущий и коптящий небо кошмар. Там, в сердце техногенного муравейника, сформировалась Вычислительная фабрика — место, где люди искали ответы на поставленные вопросы. Подобно чудовищному спруту, фабрика протянула щупальца во все уголки Стимбурга. То были щупальца из проводов, вакуумных труб и вспомогательных шахт. Чудовищный организм, живущий в мире информации.

Делрей хотел потрогать некоторые ниточки, ведущие к господину Фламелю. Что там с его родственниками, друзьями? С кем он общался, что контролировал? Писали о нём газеты или нет?

Публичность, разумеется, претит тайным культам и сообществам. Держаться в тени, управлять всем издалека — вот их стиль. Так что Фламель преподнесёт уйму сюрпризов, в этом Делрей не сомневался.

Трамвай обогнул по широкой дуге Площадь Несогласия и углубился в лабиринт старых улочек. По бокам железнодорожной колеи высились растопыренные пальцы деревьев. Ветер срывал с веток красно-жёлтую листву и лепил её к мокрому тротуару. Прохожие жались к стенам домов, уступая дорогу пыхтящей консервной банке.

Что известно о Фламеле? Могущественный волшебник, занимающий тёплое местечко. Орден Серебряного Заката ощущает потерю — это очевидно.

В портфеле лежал список, доставленный курьером Трисмегиста. Перечень магов, превосходивших своим мастерством покойного. Делрей ожидал увидеть километровые столбцы имен, но его ждал приятный сюрприз. Пятнадцать человек. И всё. Детектив дважды перечитал клочок бумаги, маркированный личным гербом Трисмегиста — циферблатом часов и скрещёнными посохами. Большинство имен ничего не говорили, другие были смутно знакомы. Сегодня Делрей намеревался собрать на этих людей подробное досье.

Пятнадцать человек.

Наверняка полиция решит, что убийца — один из них. Поначалу это кажется разумным. Если забыть о том, что Фламель контролировал единственную Дверь, связывающую Землю с бывшими космическими колониями. Теоретически волшебника мог расчленить кто-то со звёзд. Почему нет? Мигрант-нарушитель, желающий скрыться от правосудия своей планеты. Неплохая версия, надо её обдумать.

Трамвай остановился перед невысокой ратушей. Несколько человек вышли из вагона. Рядом с Делреем встала шарообразная дама с тремя подбородками. В руках она держала корзинку со снедью, купленной на одном из плавучих рынков.

Снова — перестук колёс.

Нужно заглянуть в полицию, решил Делрей. Желательно — сегодня. Криминалисты наверняка обследовали останки несчастного колдуна и вынесли вердикт касательно орудия убийства.

Орудие.

Меч? Коса? В воображении моментально всплывает образ костлявой старухи, приходящей за смертными из преисподней. Делрей знал, что многие сейчас верят в эту чушь. Подземный мир и небеса. Душа, попадающая в заповедные кущи. Почему бы и нет? Звучит красиво. Эту идею можно продавать в многочисленных храмах и молельнях.

Впрочем, Делрея смущал не только способ убийства, но и методы, выбранные преступником для демонстрации своего могущества. Неужели в магическом мире объявился маньяк? Эта версия объясняет многие вещи, включая кровавую надпись на стене. Психопат убивает колдунов. Равных либо превосходящих его по силе. Не слабаков каких-нибудь. Возможно, преступнику нравятся схватки. Острота ощущений, одинаковые шансы с жертвой. В таком случае этот парень не остановится. Список подозреваемых, лежащий в портфеле Делрея, может превратиться в список потенциальных жертв. Зловещая мысль.

Трамвай ускорился на крутой улице. Вагон катился под гору, лязгая всеми сочленениями. Мимо проплывали лавки цирюльников, кальянные, булочные и кофейни. Заведения были совсем крохотными, они жались друг к дружке в теснине Андалузского Тракта. Улочка извивалась в теле Стимбурга подобно кротовой норе. Пару раз трамвай нырял в полутёмные туннели и под недавно возведённые эстакады.

Мехоград приближался.

Это ощущалось по многим признакам. Взять, к примеру, паромобили. Их стало больше. Или эстакады. Городским властям требовались новые развязки, поскольку уличное движение уплотнялось. Кое-где мелькали фонари с электрическими лампами накаливания. Делрей слышал об электричестве, но, как и многие жители Стимбурга, относился к нему настороженно. Провода, по которым струится энергия? И чем это лучше газа или, скажем, пара? Да и про магию нельзя забывать — многие используют огненную стихию для освещения своих домов. В общем, очередная игрушка промышленного века.

Дышать стало тяжело.

Мехоград дымил неисчислимым количеством труб, выбрасывал в воздух тепловые волны, сажу и грохот гидравлических поршней. Летом небо оккупировал смог, но с приходом осени положение слегка улучшалось. Дожди, правда, не сулили ничего хорошего. Струи воды несли вниз всякую дрянь, от которой щипало кожу. Поговаривали, что если поселиться в Мехограде и много лет кряду разгуливать без шляпы или зонта под дождем, то рано или поздно выпадут все волосы, а череп покроется язвами. Делрей относил эти россказни к категории городских легенд.

Пришлось достать из портфеля респиратор. Эти штуки появились в магазинах недавно. Мегаполис развивается, заводы обрастают новыми цехами. В некоторых районах без респиратора невозможно находиться.

Делрей натянул аппарат на лицо и сделался похожим на мистическое чудовище с гравюр постсимволистов. Некоторые пассажиры трамвая последовали примеру детектива.

В уши вторгся утробный механистический гул. Этакий пульс железного городского нутра. Старинные кварталы остались позади, уступив место широким проспектам, пересекающимся железнодорожным полотнам и подвесным фуникулёрам. Над головой Делрея промчался вагон, забитый работягами с ночной смены. Детектив не мог видеть их лица, но подозревал, что своей жизнью те недовольны. Раньше у Делрея было много знакомых с фабричных кварталов — небритых, питающихся третьесортной мерзостью и вливающих в себя дешёвое пойло. Беспросветная жизнь, дремучие нравы.

Справа возникло нечто громадное, облепленное строительными лесами и кранами. Площадку огородили деревянным забором, а трамвай пустили по объездной колее. Внутрь вагона ворвались крики монтажников, лязг, грохот и невразумительное шипение.

Делрей скривился.

Звуки стройки напомнили ему о детстве, прошедшем на задворках промзоны. Мать Делрея состояла в одном из тайных орденов, поэтому отец с ней и развёлся. Не просто развёлся — забрал сына к себе на воспитание. Забытая история, Делрей был маленьким и не знал всех подробностей. Судя по всему, разгорелся конфликт. Отец хотел, чтобы мама покинула орден и жила «как все нормальные люди». Эту фразу он часто повторял. Мать была связана какой-то страшной клятвой. Найти компромисс не удалось.

Наверное, ты любил бы магию, думал Делрей, глядя на обшарпанные стены заводских цехов. Умел бы колдовать. Ни в чём не нуждался. Но судьба распорядилась иначе. Южные районы Стимбурга жили по патриархальному укладу. Отец, заявивший права на своего ребёнка, мог спокойно его забрать. Мама ушла, и Делрей её никогда больше не видел.

Отец старался.

За несколько лет он преодолел путь, отделяющий простого инженера от руководителя отдела снабжения. Что позволило переехать в более престижный район. Делрей ни в чём не нуждался, но простить маму он так и не смог. Ни разу она не попыталась с ним встретиться. Ни разу за все эти годы.

Так что он ненавидел волшебников.

И тайные ордены.

Промышленные районы расступились, освобождая место для Вычислительной фабрики — чудовищного порождения человеческой мысли. Уродливое здание, сплошь состоящее из труб, гидравлических узлов, систем охлаждения и пароотводов. Комплекс, забитый вычислительными машинами, использующими энергию пара для манипуляций с данными. Машины собирали новости со всего Стимбурга, систематизировали их, накапливали в бездонных хранилищах памяти. Здесь выполнялись платные запросы по поиску редкой информации. Обслуживающий персонал был особой кастой, четвёртым поколением сумасшедших учёных, отрешившихся от суетного мира.

Трамвай остановился перед фабрикой. Делрей сошёл на тротуар и раскрыл зонт, защищаясь от кислотного дождя. Перед ним высился самый мощный на Земле вычислительный центр. Фабрику воздвигли на заре Эры Упадка. Когда учёные поняли, что человечество глупеет, то решили соорудить нечто, мешающее земной расе скатиться в тотальное варварство. Знания рассыпались в прах, и действовать приходилось быстро. Чертежи в процессе строительства менялись множество раз. Это было вызвано потерей целых блоков знаний, связанных с информационными машинами. И всё же проект довели до конца.

Делрей не мог взять в толк, что случилось в те стародавние времена. Человечество строило Двери и космические корабли, подчиняло себе чужие звёздные системы, а потом всё оборвалось. Наука стала магией, недоступной для понимания. На смену чистым энергиям пришёл пар. Многие вещи пришлось открывать заново. Космос теперь внушал страх. Там жили Посторонние — те, кто однажды явится на Землю, чтобы добить её ослабленных обитателей.

Космос.

Что это такое? Существовали различные теории. Бескрайняя пустота, заполненная эфирными потоками, звёздами и планетами. Такова главенствующая точка зрения. К этим мирам можно добраться на звездолётах, но никто не знает, как их строить. Где-то в строгой секретности хранятся древние корабли — сведения об этом не распространяются. Поговаривают, что главенствующие фракции пытаются освоить управление этими механизмами, но всё слишком сложно для восприятия современного человека. Представьте пещерного человека, которого посадили за руль паромобиля. Ну, или в кабину дирижабля. Уйдут столетия, чтобы понять базовые принципы.

Даже Вычислительная фабрика ускользает от восприятия современных стимбуржцев. Мы пользуемся этими штуками, подумал Делрей, но вряд ли чётко представляем их устройство.

Здание, массивное и непостижимое, нависло над ним. Странная угловатая архитектура, трубы и гофрированные шланги, выведенные на внешнюю стену, лабиринт вспомогательных лестниц и тоннелей, выставленных на всеобщее обозрение. Люки, вмонтированные в стены. Всё это — на верхних и средних ярусах. Для пользования техперсонала. Посторонним вход строго воспрещён.

Делрей поднялся по гранитным ступеням, толкнул одну из вращающихся стеклянных дверей и вошёл внутрь фабрики. Шорохи, шелесты, приглушённые шаги. Тихое дуновение ветерка, перегоняемого вентиляционной системой.

Вестибюль был достаточно скромным. Мраморный зал с квадратными колоннами, стойкой регистратора и дверями, ведущими к лифтам и пользовательским залам нижнего яруса. Никаких ковров, гобеленов, картин — всего, что порождает пыль. Зарешёченное окошко гардероба на пределе видимости. Редкие посетители.

Делрей остановился перед регистратором.

Женщина средних лет оторвалась от своего инфотрона и уставилась на посетителя.

— Что вам угодно?

Инфотрон был стандартным устройством фиксации данных с механической клавиатурой и шариковым блоком. Медный экран с деревянными вставками был повёрнут к Делрею обратной стороной.

— Поиск, — сказал Делрей. — Только поиск, никакого анализа.

Женщина кивнула.

— Одну минутку.

Пальцы регистратора забегали по клавиатуре. Устройство отдалённо напоминало пишущую машинку, но Делрей знал, что это обманчивое сравнение. На инфотронных клавиатурах была куча дополнительных клавиш, о назначении которых знали не все. К счастью, отец научил Делрея пользоваться инфотронами.

Механизмы фабрики долгое время работали на энергии пара. В недрах здания шевелилось море клапанов, реле, трубочек, шестерёнок и совершенно невообразимых устройств, которым даже не было названия. Всё это нуждалось в постоянном ремонте, смазке, коррекции и модификации с учётом современных требований. Делрей слышал, что комплекс собираются перевести на электричество. Или уже перевели? Присмотревшись к экрану, детектив заметил толстый кабель, ныряющий в крышку стола. Значит, перевели. Прогресс не остановить, как говаривал отец.

Женщина поправила пенсне и строго посмотрела на детектива.

— Есть свободное место в третьем зале. Бронировать?

Делрей кивнул.

— Время?

— Три часа. С возможным продлением.

— Половина риксдалера.

Сжав зубы, Делрей достал кошелек. Информация стоит дорого, так было всегда. Отсчитав пять грошей, Делрей принял чек и полированный жетон из красного дерева с номером «47». Жетон вкладывался в специальный паз на корпусе инфотрона, после чего запускался обратный отсчёт. Крохотный циферблат безошибочно показывает время, проведённое в стенах фабрики. Когда стрелка застынет, инфотрон перестанет работать.

Поблагодарив женщину, Делрей двинулся в сторону гардероба. Отстояв небольшую очередь, сдал плащ, кепку и респиратор угрюмой, чуть полноватой тетке. Сунул номерок в нагрудный карман жилетки и зашагал в дальний конец вестибюля.

Пришлось ехать на лязгающем лифте в компании низкорослого промышленника с закрученными вверх усами и лифтёра-азиата. Последний был одет в строгую ливрею синего цвета и мог похвастаться отменными манерами.

Решётчатая дверь сдвинулась, пропуская Делрея в вычислительный зал. Здесь тоже гулял тёплый ветерок, тихо шелестели вентиляторы, светились экраны в отгороженных секциях. Делрей направился в проход между рядами, читая надписи на перегородках. Через полсотни шагов обнаружилась свободная ячейка с искомым номером.

Делрей сел в кресло с ротанговой спинкой, вложил жетон в приёмный паз и, дождавшись характерного щелчка, приступил к работе. Инфотрон представлял собой ящик, начинённый сложной механикой, вентилируемый и связанный с более мощными устройствами, скрытыми в недрах здания. Ящик соединялся с выпуклым экраном из чёрного стекла, клавиатурой и шариковым манипулятором. Вся эта груда металлолома оживала на глазах. Пыхтели клапаны, лязгали шестерёнки, что-то натужно гудело. Наконец, вспыхнул экран. Делрей увидел стартовую страницу обработчика с перечнем опций и строкой поиска.

Пора браться за список.

Делрей перевёл целеуказатель в поисковую строку и вбил с клавиатуры имя первого подозреваемого. Ладислав Синкратор. Механизм переварил имя, вогнал его в медно-никелевое нутро и стал расшвыривать по вакуумным трубкам, телеграфным проводам, архивам и библиотекам. Закрутились маховики сбора данных.

Биография Ладислава впечатляла. По неподтверждённым данным — верховный канцлер Общества Четвёртой Стихии. Потомственный боевой маг. Лидер корабельной фракции, объединившей сторонников восстановления космической мощи Земли. Сравнительно молод по меркам колдовского мира — около двухсот лет. Владеет эфирными техниками, позволяющими атаковать противников на дальних дистанциях. Хозяин сети букинистических и антикварных лавок. Влиятельная фигура, избегающая публичности.

Дальше — веселее.

Турин Зонтич. Адепт Безликой Силы, мастер иллюзий и перевоплощений. По слухам, умеет превращаться в дым и проникать в любые щели. Видный промышленник, основатель фабрики по производству дирижаблей, расположенной на западе Стимбурга. В молодости участвовал в колдовских дуэлях, одержал бесчисленное множество побед. В порочащих связях не замечен. Выступает за блокировку портала на Преддверье и полную изоляцию Земли от внешнего мира.

Ярослав Полторанский. Орден Чёрного Солнца. Страж Последнего Порога — так называется его должность во внутренней иерархии. Это означает, что Полторанский — боевой маг высочайшей квалификации. Его задача — охранять артефакт, дарующий силу членам Ордена.

Делрей погрузился в изучение биографий остальных магов. Важные детали он выписывал в блокнот. Его интересовало всё: адреса, места работы, политические взгляды, привычки, характер, точки пересечения с жертвой. Некоторые вещи предстояло проверить. Возможно, он займётся этим самостоятельно. Или отправит на рутинную работу новую помощницу. Не важно. Главное — учесть все фрагменты головоломки.

Три часа пролетели незаметно. На коробе инфотрона вспыхнула красная лампочка. На экране появилась надпись: «Желаете продлить сессию?» Нажав «Да», Делрей забронировал ещё один час. На выходе он расплатится с администраторшей, но сейчас его ничто не должно отвлекать.

Шорох дождя за окном слился с шелестом бесчисленных вентиляторов третьего вычислительного зала. Информация стекалась к Делрею по телеграфным проводам и вакуумным почтовым трубам. В недрах здания непостижимые устройства обрабатывали поступающие сведения, систематизировали, упрощали для человеческого восприятия и выводили на экран ячейки № 47. Незнакомые волшебники, живущие собственной жизнью, превращались в добрых приятелей Делрея.

Ближе к полудню тучи рассеялись, обнажив пронзительно голубое небо. Расплатившись и забрав свою одежду, детектив покинул здание фабрики.

Пожалуй, стоит навестить криминалистов.

Неприятный визит в налоговую Делрей, презирая себя, упорно откладывал.


Продолжение следует...




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь



Торговая платформа Pokupo.ru

stihi-ioпрозаические-миниатюрыvox-populiпрозатворчествоcrypt0manzaebooka
167
227.477 GOLOS
0
В избранное
crypt0man
криптопопулярный журнал
167
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые