Сталинские соколы из Люфтваффе. часть 3

дизайн @konti

автор романа Михаил Кошелев @gektor

Продолжение [1 часть,](https://golos.io/stihi-io/@crypt0man/premxera-golosa-stalinskie-sokoly-iz-lyuftvaffe-roman-mikhaila-kosheleva [2часть](https://golos.io/stihi-io/@crypt0man/stalinskie-sokoly-iz-lyuftvaffe-chastx-2-)

 

ЧАСТЬ 3.

 

Гунько подошел к ним, сунул руки в карманы.

- Значица так. Чтоб переписать долг на себя, ты должен сделать такое, чтобы мы поняли, что Стриж этого заслуживает.

Максим недоуменно посмотрел на Гунько.

- Это как?

- Ну не знаю. Подвергнуть его испытанию. А он его должен выдержать.

- Ну давай я попрошу его серануть. Это зачтется?

Вокруг раздались незлобный смешки.

- Ты не умничай. Зачтется только реальная опасность.

- Ну тогда пусть серанет у костра.

Члены шайки стали ржать уже не скрываясь. Роман понял, что теряет инициативу и поднял руку вверх. К нему тут же подошли два дюжих пацана.

- На бочку его, - Гунько кивнул на младшего брата.

Пацаны схватили трясущегося Виктора под руки и взгромоздили на старую бочку из-под солярки   посреди помещения.

Гунько подошел к бочке, поднялся на табуретку и поставил ему на голову пустую бутылку.  Потом залез в чемодан, стоящий среди еще не разобранных вещей и достал оттуда два новеньких биллиардных шара.

Бубен понял, что хочет продемонстрировать ему Гунько. Как-то он ему уже рассказывал про срезанный гранатой флажок и разбитую в реке бутылку. Бубен понимал, что Роман приукрасил оба случая. А вот теперь он посмотрит на шоу лично. И сам оценит, так сказать.

Также все понял и Максим.  Его окутывал мягкий теплый свет, он испытывал невероятное спокойствие и уверенность в своих силах. Он даже уже просчитал траекторию броска.

«Только бы Виктор не дернулся. Неожиданно надо...»- подумал он и протянул руки навстречу приближающемуся Роману.

- Ну вот. –Гунько вложил оба шара в руки Максиму. -Две попытки. Как тогда, у реки.  Бутылка должна вдребезги. Иначе – не считается. А если...

Он не успел договорить. Максим воспользовался тем, что Виктор не мог видеть брата. Он видел только спину Гунько. И поэтому не увидел момент броска.  Бутылка разлетелась на мелкие осколки от первого же шара. Большинство пацанов, а также Роман так толком ничего и не поняли. От начала и до конца все видел только Бубен.

Гунько поперхнулся и посмотрел на Бубна. Тот кивнул.

Роман растерянно кашлянул и объявил:

- Долг переписан. Теперь, Макс, нам должен ты. Но как я понимаю, у тебя денег нет?

Максим ничего не ответил. Он внимательно разглядывал свои ботинки.

***

Жилище старика Тагира наводило ужас на всех, кто оказывался рядом с ним. Если бы современные мастера Голливуда задумали снимать сериал – ужастик про жизнь в советской глубинке, домик Тагира являл собой образец всех страхов, мистики и ужасных тайн, которые так будоражат любителей этого жанра.

Дом представлял собой старенькую небольшую хибару. Участок вокруг дома был обнесен высоченным забором, никак не вязавшимся со старой лачугой.  Во дворе росло несколько яблонь, непонятно как сохранившихся после социалистических сельскохозяйственных реформ, груша и абрикос.  Дом находился в старой части города, среди других полузаброшенных лачуг и бараков, в которых еще в середине 20-х годов жили  строители «Сельхозмаша». Но стоял он особняком от всех остальных. Задняя часть дома почти упиралась в единственную громадную скалу на окраине города, которая считалась рассадником всякого рода нечисти из-за того, что в ее пещерах обитала громадная популяция летучих мышей.  Любой, проходящий мимо высокого забора, кожей чувствовал, что за забором его сопровождает кто-то очень таинственный, жуткий и опасный.  Изредка некоторые слышали кратковременный многоголосый лай за забором, который мгновенно прерывался гневным окриком хозяина.

Сам Тагирбыл не менее эпической личностью.  Он работал ночным сторожем на мясокомбинате. Охранял часть периметра позади промышленных морозильников, в которых хранились туши глубокой заморозки специально для военных нужд страны.  Этот участок считался наименее опасным с точки зрения краж.  Но однажды, получилось так, что именно к этим холодильникам подъехала машина для погрузки, примерно через пол часа после начала смены Тагира.  Это была обычная практика, иногда машины для погрузки приходили из других городов и поселков области и ночью. Документы были оформлены правильно, водителя и грузчиков сопровождал завскладом Ребров. Единственной, кого не было среди них – кладовщицы Веры Ивановны. Но ключи от морозильников были у Реброва и, казалось, проблем с погрузкой готовой продукции не возникнет.  Но, почему-то вдруг Тагир потребовал у Реброва вызвать начальника охраны.

- Ты чего, Тагир, Вера Ивановна уже ушла домой. Да и мне уже пора, сейчас загрузим машину по-быстрому и все тут! -  Ребров явно заволновался.

- Вызывай начальника.- Тагир сделал шаг назад и уставился на Реброва взглядом, от которого у того сердце выпало через пятку на пол.

Дверца машины распахнулась и оттуда вышел водила – здоровенный мордоворот в телогрейке.

- Не дури, старик! – он положил громадную, всю в наколках, ладонь  на плечо Тагира,- нам еще всю ночь ехать до Ельников.

Тагир сделал еще один шаг назад.

- Вызывай начальника. - произнес он так, будто бы рядом и не было ни мордоворота и ни двух его «грузчиков».

Мордоворот сунул одну руку в карман телогрейки и осмотрелся вокруг.

- Не надо! - всхлипнул Ребров, понимая, к чему идет дело.

А дальше произошло то, о чем сам Ребров предпочел бы забыть никогда.

Тагир проскользнул мимо мордоворота, едва задев его плечом, и оказался между, якобы, «грузчиками», приехавшими в этой же машине.  В его руке что-то сверкнуло и оба «грузчика», молча хватившись за носы, повалились на землю.

В это время мордоворот удивленно посмотрел на свой живот, и, приложив к нему левую руку, опустился на колени. 

- Вызывай начальника. – не меняя тон сказал ТагирРеброву .

Тот молча кинулся к центральной проходной и через 10 минут «грузчики» в связанном виде ожидали прибытия милиции, а мордоворота, скорчившегося в луже крови, приводила в сознание дежурная фельдшер Евдокия Николаевна.

Как потом выяснило следствие – он сам напоролся на свою же финку, которую носил в правом кармане телогрейки.  Следователь Кравцов был более, чем уверен, что сторож здесь ни при чем. Впрочем, сам пострадавший также ошибочно посчитал это нелепой случайностью и личной неосторожностью.

А вот чем сломали носы его подельникам, следствие так и не выяснило. Сбивчивый рассказ Реброва не пролил свет на это, а сами подельники заявили, что последнее, что они видели перед тем, как потерять сознание – это то, как возле них неожиданно очутился сторож. Списали все на пропитые мозги бандитов, которые в суматохе столкнулись лбами и травмировали сами себя.

Однако, следовательКравцов, внимательно осмотревший раны подельников, оставил для себя пару нерешенных вопросов. Характер повреждений никак не соответствовал случайному столкновению двух людей.  А единственный, кто мог нанести такие раны – старик Тагир, - напрочь все отрицает, ссылаясь на преклонный возраст и «слабость в конечностях».

При оформлении протокола допроса Кравцов внимательно наблюдал за Тагиром. Густая черно-смоляная с обильной сединой растительность на лице тщательно скрывали его возраст. Сильные, жилистые руки, казалось, с трудом могут правильно удерживать ручку.  А вот что действительно поразило Кравцова, так это зубы Тагира. Белые, без налета, без признаков порчи, и, кажется, все тридцать два. Большая редкость.  И еще глаза. Задержать взгляд на глазах Тагира было практически невозможно. Правда Тагир сам старался отвести взгляд от глаз следователя. Но когда их взгляды встречались, у Кравцова по спине пробегал озноб и возникало ужасное чувство животного страха, которое он однажды испытал лишь однажды на встрече выпускников родного юрфака с товарищем Вышинским, генеральным прокурором СССР.

В общем, вопросы у Кравцова остались.  Однако он поблагодарил Тагира за бдительность и смелость и пожелал ему крепкого здоровья.

После этого происшествия директор мясокомбината лично выписал премию 10 рублей для Тагира и объявил ему благодарность в приказе.  Также Тагиру разрешили брать домой кости и отходы мясного производства для собак после каждого дежурства.

Это происшествие прославило Тагира чуть ли не на весь город. Его и раньше старались обходить стороной. А после событий на мясокомбинате, даже здоровые мужики вежливо уступали ему дорогу, а то и вообще старались переходить на другую сторону улицы, чтобы лишний раз не пересекаться с ним взглядами.

А спустя  ещедва месяца, когда Тагир возвращался после одного из дежурств домой. По дороге он зашел в магазин за хлебом.  Выходя из оттуда, он услыхал сдавленные стоны из ближайшего кустарника. Подойдя поближе, Тагир увидал, как трое уродов пытаются задрать юбку молоденькой девчонке, а та вся в слезах умоляет их оставить ее в покое.

Тагир подошел к ним.

- Эй, оставьте девушку, - негромко произнес он.

Парни узнали Тагира. Связываться с ним ни у кого не было желания. Но надо же было как-то себя проявить перед этой дурехой. Они же крутые, никого не боятся. Самый старший, Венька Лысак по кличке Лысый поправил кепку, шагнул к Тагиру и, чуть присев, выхватил из-за голенища самодельный нож с грязной рукояткой.

- Слышь, дед, валил бы ты отсюда. А то ведь не ровен час... - Венька для понтов ловко перебросил нож в левую руку. Чтобы эффектно поймать нож левой рукой, он буквально на мгновение оторвал взгляд от Тагира и сконцентрировался на ноже.  Нож послушно лег в левую ладонь и Венька снова устремил свой взор на Тагира. То, что он увидел, повергло его в ужас. Тагир стоял на том же месте. Вот только холщовая сумка с костями и хлебом уже лежала у его ног, а в руках смертельно мерцал великолепный кизлярский кинжал. Причудливую рукоятку кинжала венчала устрашающего вида трехгранная вставка, по форме удивительно напоминавшая форму характерных повреждений на переносицах бандитов, арестованных на мясокомбинате.

- Нож-это продолжение души хозяина, - тихо сказал Тагир, -  Посмотри на свою душу. Она вся грязная, в зазубринах.

Лысый инстинктивно глянул на свой нож и тут же почувствовал холодный клинок у своего горла. Ему было непонятно, как старик очутился возле него менее, чем за секунду. Нож выпал из его рук.

- Мы уходим. Бросьте ее... – едва слышно пролепетал Венька.

Но он мог этого и не говорить. Его сотоварищи уже давно отпустили девчонку и с ужасом наблюдали за происходящим. Как только прозвучал сигнал к отступлению, они стремглав бросились подальше от старика, даже не дождавшись Лысого.

***

...именно про этот кинжал Венькарассказал Бубну. И Бубен загорелся желанием раздобыть этот или такой же кинжал. Ему очень понравились слова старика, что нож- это продолжение души хозяина. И ему очень хотелось иметь такую же душу, как тот кинжал, который описывал Лысый.

Естественно Роман знал о всех желаниях своего хозяина.

Продолжение следует...

 

 

stihi-ioпрозаические-миниатюрыvox-populiпрозатворчествоcrypt0man
25%
1
232
255.954 GOLOS
0
В избранное
crypt0man
криптопопулярный журнал
232
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые