[Конкурс “Героические 90-е”] (третий тур). Романтика и будни

Эту историю никак не назовешь «героической». Даже на «романтическую» она, пожалуй не тянет, хотя она действительно произошла в девяностые, точнее в 1999 году. В те годы я участвовал в литературных группах на Яху. В одной из них, руководитель каждый месяц выдавал нам название, и все кто хотел, писали рассказ, основываясь на этом названии. Это было что-то вроде конкурсов, которые проводятся здесь на Голосе.  Такие, как конкурс буриме, блиц или Белиберда, но только прозаический, где исходным параметром была не рифмы или картинка, а название будущего рассказа.

Некоторые, правда, жульничали. Представьте себе, например, что выданное название - «Якорь» или «Солнечный диск». Казалось бы, что общего?  Но если у вас в рассказе есть пивная или кафе, то тогда рассказ про эту пивную ничем не будет отличаться будь его название «Якорь», «Солнечный диск» или «Виртуальные понятия». Такого типа рассказы я называю портативными, по аналогии с портативным кодом, что в программирование – очень хорошая практика, ну в к литературном конкурсе – не очень.  Ведь одно дело написать новый рассказ под название, и совсем другое – взять уже давно написанный рассказ и сменить в нем название пивной.

Как в том старом анекдоте, помните? Что нужно сделать, чтобы превратить московский вуз в публичный дом? В МИСИ – сменить мебель, обучить персонал и сменить вывеску, а во ВГИКЕ только сменить вывеску.

Так вот, был там один парень, ну не парень – мужчина, с сильно выраженным холерическим темпераментом, который вступал со всеми в идеологические потасовки и задирал всех женщин в группе одновременно. Его было хлебом не корми – дай подискутировать и покадриться.  Его девизом было «Я не расист – я ненавижу всех одинаково!»

Сам он был этаким картинным викингом – 6 футов 4 дюймов роста (194 см), чем то средним между Тристаном, Зигфридом и Айвенго. По профессии он был военным консультантом и в связи со своей работой, объездил много стран Африки, Азии и Латинской Америки о чем говорил с некой завуалированностью «вот когда мы были в Родезии. Ах, извините, я не могу об этом говорить...»  

Та вот, видимо, его подловили именно на таком портативном рассказе. И хотя он и горячо протестовал, утверждая, что это была шутка, и что устроители этого вшивого конкурса должны были быть счастливы, что он осчастливил их своим участием, его выперли из группы.

Ну и что? Он просто хлопнул дверью, насколько это было возможно в виртуальной атмосфере сайта. То есть объявил на всех других сайтах, где он участвовал, что он плевать на них всех хотел, и что все они были бездарностями, и что он сам набирает группу, которая будет ещё лучше – настоящая творческая фабрика талантов.

Я тогда использовал каждый шанс общения на английском и вошел в его группу. В противном случае где взять общение? Моя работа молчаливая: я и компьютер. Потом едешь домой и с женой говоришь на рускиш – то есть комбинации русского и английского – наиболее быстрого пути выразить биллинговую мысль. Часть фразы быстрее и легче сказать по-русски, а часть по английски.   

Так вот эта группа была меньше по размеру и интимней, и там было много людей из канадской очной группы, которую, назовем этого человека Крейг, курировал в Торонто. Там он часто заводил интрижки, что было сразу ясно из контекста и тона его переписки с очередной фавориткой.

Эти женщины, как правило, или писали стихи, или художествовали. В любом случае им не хватало в жизни романса, который Крейг предоставлял им, ну на какое-то время. В бытность мою в этой группе, я даже написал рассказ о такой женщине, которой недоставало в жизни романса.

Один раз Крейг предложил группе задание написать о нём романтический мини рассказ, или скорее его синопсис.

Так как я был одним из немногих мужчин в группе, и как человек женатый, никогда не был опасностью, Крейг, частным образом, делился со мной своими похождениями, а иногда горестями. Он считал себя настоящим романтиком, который все время ищет ту, особенную, единственную, но никак не находит. И я приблизительно представлял паттерн его любовных похождений.

Следующее описание как раз и будет таким синопсисом.


Герой, то-есть, Крейг встретил её онлайн. Она была впечатлена его рыцарской внешностью, его внешне грубоватыми, но внутренне нежными эмоциональными порывами, его интеллектом,красноречием и чувством юмора, его напором и знания женского сердца. Крейг же был явно впечатлен ее внешностью, но помимо этого, её элегантным стилем, выраженным в её художественных работах и в её онлайн репликах. Крейг чувствовал, что она также романтична в своем восприятии реальности, как и он, и он испытывал неутолимую жажду сравнить их версии романтизма.

Оказалось, она жила в 100 милях от Торонто. Сто миль – это и много и мало. Вы знаете, как это бывает ... для одной женщины вы готовы идти до конца Вселенной, а для другой вы даже и пальцем не двинете. В данном случае для Крейга диапазон 100 миль был немного перебором. Он продолжал флиртовать с ней онлайн, но не решался ни на что определенное. Пару раз Крейг намекал ей, что ему приятно было бы видеть ее в прекрасном городе Торонто, но она не заглатывала приманку, ссылаясь на то, что ее машина была не очень надежной.

И вдруг ... о чудо! В связи с рабочей командировкой Крейгу пришлось съездить как раз в её город. Встретились, и сразу между ними пробежала искра. (Здесь я должен сделать романтическую сексуальную сцену – вставить ее из одного из рассказов Крейга).

Обычно американские фильмы снимают эту сцену либо в лифте, либо на кухне, либо в офисе, когда герои настолько полны страсти, что до постели дотерпеть ну совершенно невозможно. Заманчиво.  Но, думаю, что в этом случае, придется обойтись гостиничным номером. Или, может быть, сделаю это в её студии? «После того, как Крег насладился ее работами, он насладится ею». Хм ... все-же отель, наверно, лучше. Кто знает, был ли у нее в студии душ? Наверное, только раковина и унитаз. Так или иначе ...

Так или иначе, пока он был в командировке – жизнь прекрасна... любовь морковь. Но просто так ехать куда-то за 100 миль? Это уж слишком. В то же время, просить ее переехать и острановиться у него - это взять на себя слишком большую ответственность. Крейг решился на компромисс и пригласил ее в Акапулько. Это будет испытание - ​​действительно ли она - та, единственная?

«Вид из окна в нашей спальне настолько романтичен! Мы будем купаться в теплом море, пить вино и есть устриц». Девушка соглашается и они проводят сказочные две недели на курорте в Акапулько, где Крег инструктируете ее в своей последней версии прикладного романтизма 101.

Однако, когда Крег вернулся домой, он понял, что, хотя она и романтична, её романтичность странным образом отлична от его, и он отметил в уме как «неправильный романтизм»,или даже «не романтизм вовсе». Он, конечно, пытался научить ее истинному смыслу романтизма, но она оказалась упрямой и нелогичной.

За день до того, как они покинул Акапулько, у них даже была небольшая размолвка. Крейг заметил ее, любезно говорящей и кокетливо улыбающейся, с каким-то неряшливо одетому «каврону», которого он правда сразу нейтрализовал, прямым в челюсть. Она же не поняла этого жеста и называла Крега «животным». И хотя, позже они помирились, и она уже использовала этот эпитет в совершенно другим значении, память об этом событии оставила дурной осадок. Все чаще Крег начинал видеть несоответствие в ваших восприятиях красоты. Теперь ее искусство скорее раздражало, чем вдохновляло Крега.

Наконец, у них произошел финальный разговор по телефону, после чего вы оба почувствовали себя несколько преданными и недооцененными. Это было разрывом.


Однако через некоторое время кто-то заметил, что стиль письма Крейга развился, стал более насыщенным и сложным. Крейг начал думать об этом, перечитал свой последний рассказ и, действительно, заметил новое «краски» в своем письме. Это было ЕЁ влияние!

Тогда Крейг вышел на ее страницу, и, внимательно просмотрев ее последнюю работу, заметил, что её манера стала чем-то намного ближе и понятней. Видимо, это и был отпечаток Крега в её художественном восприятии.

Когда я представил Крегу этот синопсис он сказал «Да что ты, Майкл, разве это рассказ о романтике? Это рассказ о моих трудовых буднях.»

 

 

Подготовлено в рамках конкурса «Героические 90-е»

stihi-ioпрозаические-миниатюрыгерои90хконкурсжизньvox-populiисториярассказромантикаобыденностьжизнь
25%
3
206
139.736 GOLOS
0
В избранное
mgaft1
Как гарантировать то, что ты знаешь о чем пишешь? Не писать о том, чего не знаешь.
206
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (21)
Сортировать по:
Сначала старые