Сайт работает в режиме только на чтение.

Он, Она и Перестройка (комедийно-трагедийная иронично-детективная семейная стихоповесть с продолжением.... (Глава 6)

Ссылка на оригинальное изображение

Как краснозадые мартышки
Из экзотических лесов,
По сцене крутятся вприпрыжку
Девчушки средних возрастов.
Они поют в таких трусишках,
Как будто вовсе без трусов,
Но это, в общем-то, не слишком,
Когда совсем без голосов…

Глава 6. Послеобеденное время 1 июля, Он 
Процесс ожидания сильно затянулся. Края колбасы на бутерброде, подсыхая, начали приподниматься кверху. Но сейчас меня не интересовало, какие физические процессы провоцируют трансформацию «мясного продукта». И даже если кусок колбасы сию минуту встанет перпендикулярно к ломтю хлеба, мне это никак не помешает ждать мою Рыбку. 
С целью скоротать время, я включил телевизор и тупо уставился в экран: показывали новости. Через 15 минут я знал, кого убили и каким изуверским способом, при этом техника расправы излагалась настолько детально, что всё время подмывало повторить хоть что-нибудь из усвоенного материала… Ещё через 10 минут я ужаснулся, сколько детей пошло за ягодами и потерялось в периферийных лесах (альтернативным вариантом весной было, сколько рыбаков унесло на льдине в открытое море)… Надо же, а мой-то сын уехал в лагерь (если уехал) с тревожным названием «Лесные дали». Надеюсь, за ягодами они ходят строем… Почти совсем протрезвел я на сообщении, какая эпидемия гриппа ждёт соотечественников в этом году, сколько жизней она унесёт, и какая очередная божья тварь будет в этом виновата… Основной новостной блок закончился региональными мелочами: доблестной миграционной службой поймано и выслано из страны три сотни нелегалов, а просочилось обратно 30 тысяч…Четыре человека отдали Богу душу, отравившись палёной водкой. 14 человек погибло в ДТП на Минском шоссе. Туристический автобус выскочил на встречку и столкнулся с фурой на полном ходу. Что-то там про педофилов в свете очередной кампании против извращенцев разных мастей. В конце выпуска не обошлось без обязательного вселенского катаклизма, на этот раз в виде каких-то там ещё неведанных и потому непредсказуемых процессов внутри нашего Солнца, которое вот-вот взорвётся. Да, кстати, неплохо было бы узнать, чем дело закончилось: перед тем как мне уйти в полную отключку, говорили, что Тверскую область посетили инопланетяне, но по какой-то причине из тарелок не вышли, просто повисели, посмотрели, чего они там ещё не видели, и отбыли в неизвестном направлении. Да-да, точно, дед, который рассматривал их на своём огороде, божился честью страны и бабкиным здоровьем, уверяя, что если на его 6 соток посмотреть с высоты птичьего полёта, то можно будет увидеть следы пришельцев в виде оставленного при взлёте аппаратом неприличного слова из двух букв! Ну, как не поверить?
Эмоций особенных от просмотра новостей я не испытал. Впрочем, откуда им взяться, когда вот уже почти  лет 15 по ящику талдычили одно и то же ― трупы, трупы, трупы и для разнообразия конец света. В конце концов народ, да и я в том числе, перестали обращать внимание на весь этот поправдашний бред. Почему? Ну, представьте себе поле созревающей пшеницы, неподалёку от которого бушует торнадо, разрывающее всё на своём пути в клочья. Так вот, колосья ― это люди, которые вросли корнями в землю и некуда им, да и бессмысленно куда-то бежать ― всё равно вихрь догонит, разметает, сотрёт в порошок. Остаётся стоять на месте и ждать: может быть, повезёт, и воронка, не задев, пройдёт стороной. 

А всё началось с обнадёживающего слова «перестройка». В начале 90-х, когда «процесс пошёл», для учителей в стране закончились деньги. Конечно, не только для них... И это несмотря на то, что основную массу составляли голые энтузиасты ― бессребреники. Походив несколько месяцев вокруг гороно с плакатами «Учитель ― тоже человек», они стали потихоньку разбредаться кто куда, чтобы прикрыть голое и посеребрить несеребрёное. Легко сказать, да трудно сделать! Поменять профессию для того времени было большим подвигом, но оказалось, что это ещё не всё. Проблемой стало получить заработанные деньги. Хозяева новой жизни не спешили расставаться с презренным металлом и откладывали расчёт со своими работниками до «лучших» времён. Трудящиеся бывшего Советского Союза разделились на два лагеря: одни, потеряв всякую надежду и интерес к жизни, расселись по лавочкам во дворах и глушили дешёвый спирт «Ройал», изредка подрабатывая разгрузочно-погрузочными телодвижениями в местных торгово-офисных организациях и у частных лиц. Другие, к которым принадлежал и я, пытались найти хоть какое-нибудь дело, за которое можно было бы получать достойную в идеале зарплату. 
Как Маркиз из «Достояния республики», кем я только не был! Моя трудовая книжка, походившая уже на японскую рыбу фугу, рахитично раздувалась и готова была лопнуть от очередной записи: остеклитель балконов, подсобник в строительной организации, курьер в редакции, столяр-плотник, охранник, руководитель сервисной службы… Уф! Продолжать можно до бесконечности, тем более что большинство работ было однодневками и оформлялись в виде договора, где трудовая книжка была не нужна. Мне было всё равно, по какой бумажке получать казначейские билеты, напоминавшие разноцветные ― синие, розовые, зелёные, жёлтые ― фантики, с многочисленными нулями. Впрочем, до оплаты доходило редко. А то и вовсе получал заработанное натурпродуктом. Как-то, работая продавцом книг и сопутствующих товаров с лотка у метро Павелецкая, в один из вечеров зарплату мне выдали… пазлами! Заявившись домой и попив пустого чайку, мы всей семьёй разложили головоломку на полу и начали подбирать фрагменты картинки друг к другу. Ближе к часу ночи на выцветшем линолеуме красовалась большая яркая стодолларовая банкнота…
Вот так с хлеба на воду мы выживали до конца 90-х. 
За долгие годы мытарств я приобрёл такую эксклюзивную коллекцию болезней, что любой современный медицинский центр почёл бы за честь иметь меня своим пациентом, если бы я, в свою очередь, имел много денег. Но денег не было, поэтому моими анализами кроме меня самого никто больше не заинтересовался. 
Я умолчу о социальной незащищённости, о праве на труд, даже вообще об элементарной человечности. Это осталось там ― далеко за горизонтом, в другом мире, в другой жизни. И если б я об этом думал, то давно бы уже вымер вместе с теми бедолагами, которые не смогли перенести позора современного бытия, постоянного унижения и глумления над человеческой личностью. Одних только знаменитых актёров ушло от нас за эти «прекрасные» годы ― жуть! А уж нас-то, простых смертных… 
Я продолжал отчаянно сопротивляться нищете, покупал пачками газеты с объявлениями о приёме на работу, обзванивал знакомых и друзей в надежде на протекцию в устройстве хоть куда-нибудь всё равно кем. Однако был ошеломлён сногшибательной новостью ― мужчина, достигший 45 лет, ни на одной работе в Москве не нужен, потому что он «старик». 
Одним словом, пришлось поседеть до времени… И всё это на фоне будничных уличных перестрелок, захвата заложников, взрывов домов, крови, поголовной ненависти. 
Невозможность того, чтобы жить достойно и даже просто жить, привела меня к бутылке. Но теперь всё! Хватит! Надо что-то делать! Надо вытащить всех из дерьма! Как? Не знаю пока, но обязательно надо!

Из оцепенения меня вывела мелодия, сменившая новостной блок, которую пыталась одолеть группа девиц, лихо отплясывающих в нижнем белье и курлыкая: «Я выйду замуж за капитана, прощайте, папа, прощайте, мама…» 
О, нет!!! Где же всё-таки жена?

Ссылка на оригинальное изображение

stihi-ioбез-рубрикитворчество-стихи-проза-ирония-семья
151
4.212 GOLOS
0
В избранное
Mickey Sleep
Пишу стихи и рассуждаю на тему вечного
151
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (8)
Сортировать по:
Сначала старые