Конкурс «Эпические 90-е». Адмиралтейство

Вспоминает @bambuk


Проходя мимо Адмиралтейства, не мог его не запечатлеть.

Решил обработать снимки в чёрно-белом режиме. Даже обработал и начал размещать в пост.


И тут незаметно фотографии навеяли воспоминания.
Пять годков моей юности прошли в его стенах.
Здесь получил профессию.
Есть такая — корабли строить.
Но корабли строить не довелось.

Зато педагоги были там очень хорошие. Красная профессура, как мы называли тамошних корифеев науки, знала, чему учить и как это делать.

Натура у меня увлекающаяся. Учился я строить спасательные корабли. Соответственно, изучали водолазное дело, спусками под воду занимались. И вот в светлую голову юного курсанта закралась мысль о подводной археологии. Уже и бросить обучение хотел. А что, три года образования давали железобетонную уверенность, что знаю практически всё и пора на поиски сокровищ. Благо, под водой этого добра достаточно.

Дело дошло до посещения института археологии и встречи с одним крупным археологом. Он охладил мой пыл, сказав, что подводной археологии у нас в стране нет и пока не предвидится.

Учёбу я уже подзапустил. А тут сессия очередная. Сопромат, если кто сталкивался, надо либо учить, либо не браться и просто надеяться на халяву и везение. Последнее не прокатывало. А двойку пересдать было почти нереально. В случае неуда мне светило убыть на флот матросом до ближайшей демобилизации.

До сих пор не знаю, как тот красный профессор узнал о моей блажи археологической. Поставив явно не заслуженную тройку, он сказал, что это аванс и мне стоит хорошенько подумать, прежде чем бросить учёбу. Именно этот его поступок решил мою судьбу.

Может быть, я и стал бы археологом, возможно, даже получилось бы найти что-то под водой. Но получилось то, что получилось — офицер ВМФ.

Служа спасателем на Балтике, не оставлял мысль вернуться в Ленинград /это уже потом он Санкт-Петербургом стал, хотя Питером его звали и раньше/.

И вот в начале 90-х (тех самых эпических) сбылась мечта идиота.

Я стал начальником лаборатории на родной кафедре в родном училище.


Годы эти были непростыми. Многое менялось.
Я и сам менялся. Должность позволяла расти в звании, но денежное содержание не всегда позволяло исполнять хотелки, даже самые бытовые.

Кто попроворнее, увидели в новом времени новые возможности. Одни ушли со службы и ударились в свой бизнес, другие прибыльно умудрялись совмещать. Кто-то просто потерялся и так и не нашёл себя.

Не знаю, как так вышло, что кафедра наша продолжала нормально функционировать и даже развиваться. Соответственно, я был весь в каких-то делах и времени на постороннее просто, видимо, не было.

Так или иначе, но служба и семья позволили практически не заметить того лихого ужаса, что творился в стране. Мы просто жили. При этом никто из моих знакомых не погиб на стрелках и разборках.
Никого из них не посадили за решётку. Обычная жизнь, не очень сытная и уютная, но вполне сносная.

Скажу больше. В этот эпический период я смог практически получить квартиру. Заплатить, конечно, денег пришлось, но эти деньги несравнимы с ценниками жилья того времени.

Один из офицеров с другого факультета проявил чудеса деловой хватки. По закону военнослужащие должны обеспечиваться от МО жильём. Были соответствующие очереди, и народ ждал своего счастливого часа. С развалом СССР время такого ожидания стало стремиться к бесконечности. Но закон-то остался. Так вот этот офицер, назовём его Соломоном за мудрость, задумал построить дом. Гениально, но никому не понятно до сих пор.

Были использованы очередники на получение жилья, привлечены долевики, которые за возможность поучаствовать оплатили крупную часть нашей доли расходов, выбита земля под застройку... Даже не представляю всего объёма вопросов, которые надо было согласовать и решить.

Но принял-таки самое живое участие в возведении этого чуда. Я его охранял. Не я один, конечно. Была бригада из тех, кто претендовал на квартиры там. У нас вагончик стоял рядом со стройкой.

Пока ставили стены и крышу, особой надобности в охране не было. Но когда пошла сантехника и прочее мелкое наполнение...
Времена были неспокойными, и мы, охраняя фактически своё, проявляли запредельную ответственность.

Потом скамейка, на которой мы спали несли службу в вагончике, некоторое время служила мне верой и правдой на кухне. Да, квартиры мы получили. Заплатили, конечно, но, я считаю, получили. Но это были просто бетонные коробки с рулонами раскроенного линолеума в углах комнат. Соответственно, весь ремонт и обустройство — всё сами. Денег на мебель нормальную не хватало.

Соломон, конечно, поимел с этой стройки хорошо (думаю, что даже очень-преочень), но если бы не он...
Квартиру от МО при увольнении я бы, несомненно, получил, но это ещё почти 10 лет в коммуналке и дом в пригороде. Так что, Соломон, поклон тебе за твою мудрость.

Хуже пришлось альма-матер. Это сейчас госпожа Матвиенко в Москве восседает. А в те времена она рулила городом, и её очень интересовал вопрос дорогой недвижимости. А тут центр города, Адмиралтейство и... какое-то там морское училище. А ещё известные реформы Вооружённых сил.

Хотели родную систему (так курсанты училище между собой называют) перевести куда-то за черту города. Оно, конечно, такие хотелки и до неё проявляли разные хотельщики, но тут дело как-то начало подогреваться. Я не вхож в высокие коридоры, и, как оно было на самом деле, сейчас не расскажет никто. Но вначале сменился мэр (ушла на повышение в Москву), потом в Адмиралтейство перевели Штаб ВМФ из столицы, потом...


Училище пока существует, правда, теперь это институт. Но от былого в теперешних стенах осталось всего ничего. Практически одна наша кафедра да часть другого факультета, у которого тут размещена серьёзная тренажёрная база. А было три полноценных факультета.

Почему уцелела наша кафедра? Всё просто. В нашей лаборатории учебной есть 12-метровая водолазная башня, барокамера и ряд других важных штук. Деньгов не хватило на полноценный переезд. Это же столько всего надо заново отстроить.

Вот такие мысли навеялись фотографиями.


Раньше в это время у фонтана, можно сказать, жизнь кипела. Здесь назначались свидания. Девчата молодые бродили в ожидании увольнения возлюбленных (это если те в самоволку не бегали). По утрам целые роты курсантов выбегали на физзарядку, зимой на лыжах по Шуркенту бегали. Шуркент — это Александровский сад.

А кораблик на шпиле равнодушно смотрит сверху на людскую суету. Ему не понять.

Кстати, когда его в очередной раз реставрировали, мне удалось потрогать этот символ своими руками. Как раз дежурил по училищу, и кого-то надо было сопроводить.
Вид оттуда открывается просто сумасшедший. Жалко, что камеры у меня тогда не было.


С уважением, Бамбук



Ленинград — Санкт-Петербург, 90-е годы

Подготовлено в рамках конкурса «Эпические 90-е»

Обложка




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь


Text.ru - 100.00%

group-vk.png group-fb.png



Торговая платформа Pokupo.ru

stihi-ioпрозаические-миниатюрыvox-populiгерои90хepic90жизньконкурспрозатворчествоpoesieпоэзия-голоса
50%
50
252
411.036 GOLOS
0
В избранное
Поэзия Голоса
Поддержка авторов на Голосе
252
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (16)
Сортировать по:
Сначала старые