«Поэзия Голоса». Премьера повести Виктора Маркова «Перпендикуляры перекрёстков» (часть 25-я)


Обложка @konti


Автор: Виктор Марков @markvial


Продолжение. Части 1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 5-я, 6-я, 7-я, 8-я, 9-я, 10-я, 11-я, 12-я, 13-я, 14-я, 15-я, 16-я, 17-я, 18-я, 19-я, 20-я, 21-я, 22-я, 23-я, 24-я


Глава 3-я. Тётя Соня

Часть 2-я

Летом широкая река обмеливала, и по ней могли передвигаться только моторные лодки местных охотников и геологов.

Зимой, когда устанавливался лёд, река становилась главной автомобильной артерией, связывающей посёлок с большой землёй.

Но каждая машина находилась на особом учёте и в целях экономии бензина выезжала из посёлка по утверждённому местной администрацией графику.

Поздней весной, в период большой воды, по реке приходили огромные баржи с грузами для всего населения посёлка. Буровики тащили сюда оборудование, запасные части к технике и дизельное топливо. Местный магазин затаривался мукой, сахаром, макаронными изделиями и прочими продуктами на весь год.

Новые бизнесмены забивали склады одеждой, мебелью, бытовой техникой, посудой, моторами к лодкам и снегоходам.

Особое внимание уделялось нуждам местных охотников.

По отдельному списку на баржах привозили бензин, спирт, водку, консервы в стеклянной и жестяной таре.

В общем, на баржах было всё, что необходимо для жизни в долгую и морозную зиму.

На время прихода речных караванов работы хватало всем — не успевали разгружаться. Трудились круглосуточно, ночью — при свете прожекторов.

Был в посёлке и аэродром. Один раз в неделю холодный «кукурузник» доставлял желающих в районный центр, а обратным рейсом заполнялся почтой и мелкооптовым товаром.

Пассажиров на самолёт всегда сопровождал вооружённый «калашником» охранник.

Массивные ворота колонии со скрипом распахнулись — и вот она, почти свобода!

Морозное зарево окрасило снежную равнину сиренево-малиновым цветом. Величавые сосны, одетые в бело-голубые шубы, подпирали высокий небосвод, а впереди столбами дыма из труб обозначался таёжный посёлок.

До него НикИв дошёл быстро.

Дверь в дом местной администрации была подпёрта голиком для обметания снега, значит — внутри никого нет.

На улице быстро начинало темнеть, крепчал мороз, а зековский зимний комплект одежды никак не располагал к ночлегу на улице.

Приплыли? И что дальше? Баржи разгружать? Не сезон. Да и на причалах нет никого. Вокзала в посёлке нет, домик для пассажиров на аэродроме закрыт. На постоялый двор в таком виде лучше и не соваться! Да и денег всё равно нет.

Обратно на зону?

Чтобы сэкономить время, НикИв решил пройти коротким путём, по замёрзшей излучине реки.

Ещё утром он обратил внимание, что наезженная дорога проходит по дуге, огибая болотистые берега. Напрямик получается намного короче, и он успеет к глухой темноте по льду добраться до знакомых ворот зоны.

Шагать легко. Лёд ровный. Снег ветрами и морозами уплотнился до состояния асфальта. И не скользко, и не увязнешь.

Красота!.. Ещё и к ужину можно успеть.

Холодящее чувство непонятного беспокойства вдруг проявилось в сознании. НикИв оглянулся.

От леса со стороны посёлка, выстроившись ровным полукругом, его догоняла стая волков.

Они бежали не кучей, а организованной правильной дугой, с одинаковыми промежутками друг от друга.

Как будто бы опытный загонщик заранее расставил их по номерам, чтобы отсечь от посёлка и загнать обречённую на смерть добычу к середине реки.

А там ни дерева, ни палки, ни камня! И помощи ждать не от кого.

«Всё, конец! — ледяным обломком прошуршало в голове. — От них не убежишь! Они бегают быстрее человека. Да и голодная зима — хороший стимулятор, чтобы не упустить такую лёгкую добычу!»

Ещё немного погони — и ужин на столе!

НикИв остановился.

Только сейчас до него дошло, почему дверь в дом местной администрации не закрывают на замок, а лишь помечают веником, что там никого нет.

Без сомнения, внутри и запас дров отложен, и кусок хлеба на видном месте лежит.

Пережидай ночь в тепле, если так тебе приспичило! Но не делай глупостей, не ищи приключений на мягкое место!

А он, видно, нашёл!

Волки окружили его плотным кольцом и с глухим ворчанием ждали. Чего? Неправильное поведение у них, и внешний вид необычный.

Это не однородная тёмно-серая масса! Звери в стае разных мастей, разного размера.

Собаки!

Одичавшие, злые, голодные, но — собаки! Друзья человека.

Заезжие городские охотники бросают своих питомцев в тайге по разным причинам. Одни — потому, что из-за добычи не хватает места в вертолёте или тягаче.

Другие расстаются с собакой из-за невозможности перевезти её на новое место назначения по работе. А иным просто надоедает охотничий пёс, который тоскует в городской квартире по лесу и дичи.

Преданные человеком собаки гибнут, растерзанные волчьими клыками, но выжившие в лесу друзья человека не стремятся опять приблизиться к нему.

Сильные кобели отбивают себе невест из стаи диких собратьев, и их щенки, возмужав, становятся настоящим бедствием для ближайшей округи.

Они помнят человека, знают его привычки, методы охоты, не боятся огня и огнестрельного оружия.

Без труда проникают в закрытые сараи, не попадаются в капканы и нагло растаскивают охотничьи припасы. Для них любая крупа, хлеб, макароны, мороженая рыба — еда. К этим продуктам долго и упорно их приучал человек.

Потом к взрослым волчье-собачьим метисам присоединяются другие забытые людьми друзья человека, и образуются стаи, способные у волков отвоёвывать жизненное пространство.

Людей они не боятся и без особой нужды не нападают. Но голод и холод притупляет полузабытое чувство уважения к человеку.

НикИв понял, что стоит хоть одному из них дёрнуться, стая в ту же минуту не оставит от него даже завязки от ушанки.

Надо было что-то делать! Но что могло его спасти?

И он начал кричать! Кричать изо всех сил, вспоминая все известные ему собачьи клички.

— Дружок!.. Лежать!.. Трезор!.. Сидеть!.. Бобик!.. Ко мне!.. Валет!.. Ждать!.. Барбос!.. Дай лапу!.. Тузик!.. Апорт!..

Собаки заволновались, вспоминая командный человеческий голос. Утраченная нить общения с человеком воскресала в их собачьих мозгах и вызывала недоумение.

Вожак стаи, метис, решил показать пример и в длинном прыжке полетел на загнанную добычу.

Сбоку его полёт перехватил другой рыжий зверь. Они сцепились в воздухе и, вырывая куски окровавленного мяса из тел друг друга, рухнули на снег у ног НикИва.

У рыжего кобеля сработал вековой инстинкт — в любой ситуации защищать человека! И он ценой собственной жизни ещё раз показал человеку, что эти два слова — «преданность» и «предательство» — хотя и стоят в словаре русского языка рядом, но имеют очень разный смысл.

Собаки устроили общую драку, забыв о жертве.

И НикИв побежал…


Продолжение следует...




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь


Text.ru - 100.00%

group-vk.png group-fb.png


Торговая платформа Pokupo.ru

stihi-ioкрупные-формыvox-populiпрозатворчествоpoesieпоэзияпоэзия-голосаповесть
228
286.916 GOLOS
0
В избранное
Поэзия Голоса
Поддержка авторов на Голосе
228
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые