«Поэзия Голоса». Премьера повести Виктора Маркова «Реальный балабан» (часть 1-я)


Автор: Виктор Марков @markvial

(по идее Александра Маркова)


Повесть о невозможном, когда придумывать поздно, а оценивать ситуацию рано. Такое получается только в страшном сне или в бреду. Но если так оно приходит, то почему бы и не рассказать. Хотя рассказывать бесполезно, вы всё равно не поверите.

Но расскажу, чтобы другие не попадались, не верили взрослым сказкам и не цеплялись за соломинку. Если тонуть, так — тонуть, но жить хочется, и будешь трепыхаться.

Вот так и в этой истории.


Глава 1-я. Знакомство

Часть 1-я

Шеф мне говорил, мол, можешь на работу не приходить. Типа, из дома поработаешь. А я, такой сознательный, попёрся в офис бабки отрабатывать.

Иду себе на работу, по сторонам не смотрю, вдруг обгоняет меня телега с кучей сена. Сверху чьи-то ноги болтаются.

Я, конечно, прифигел слегка — в мегаполисе и телега! Но чего в наше время не случается? И тут же ненавязчиво вступил в дерьмо. Нет, не собачье, а в коровье! Для непонятливых повторю — коровье! Ещё тёплое — парило зараза.

Ну, не ожидал я посреди города такой пакости.

Пришлось остановиться, глаза, залепленные мокрым снегом, продрать и выматериться от души. Но смотрю, что-то не так!

От такого открытия я про дерьмо думать забыл.

Машин нет, домишки кривые, люди не такие. Всё как бы похоже на родной город, но всё не так. А я вчера покуролесил некисло! День варенья у меня был. Как-никак сороковник стукнул! Вот не зря говорят — не надо сорок лет праздновать! А повёлся всё равно.

Не иначе последствия от этого в башке на глаза повлияли.

Думаю, надо бы зайти в заведение, поправить здоровье. Кружечка пива холодненького не помешала бы.

Вижу паб.

На вывеске так и написано — «Паб». С фантазией у манагера — просто беда. Оттёр непотребство со своих ботинок, зашёл. Сажусь за столик.

Подбегает вся такая официантка, как у немцев на Октоберфесте — декольте почти до пупа, жилетка эти два арбузика с обеих сторон поддерживает. Блондинка, вся в кучеряшках! Глаза синючие! Эх!.. И где моё вчерашнее здоровье!

Заказал я два эля. Сижу, пью. После первой кружки мозг просыпаться начал. Закурил, оглядываюсь по сторонам. Вокруг все в костюмах древних, в масках, как какие-то орки-гномы.

Ага, думаю! Попал на корпоратив! Соображаю дальше, валить надо по-шустрому! Нефиг людям праздник портить. Сам не люблю, когда с компанией гуляю, а тут левые рожи сидят.

Допиваю вторую. А они неплохо гуляют, и кабак зачётный. Под старину — головы звериные, факела на стенах, мебель тяжёлая.

Зову свою официантку:

— Счёт, пожалуйста.

— А вы больше ничего не будете? Может, задержитесь? У нас и комнаты наверху есть.

И вся так намекательски намекает! И профилем станет, и локон поправит, и губки свои пухленькие оближет.

Во, вкатился удачно! Надо будет кабак запомнить. После тяжёлого трудового дня здесь есть где расслабиться, если что... Но, блин, сейчас на работу надо!

— Спасибо! Счёт давайте!

А сам думаю, сколько чаевых оставить, чтобы не забыла меня до следующего раза.

— С вас пять серебряных.

Я улыбаюсь.

— Девушка, я не с этого праздника. Случайно зашёл. Ты в нормальных деньгах скажи, сколько надо.

Девушка с лица упала, на мои кровные посмотрела с ехидцей и эдак ручкой знак кому-то подаёт.

Подходят сразу два гоблина или орка. Фиг их там разберёшь! В лапищах дубцы немалые. Сразу видно — не бутафорские.

И что-то мне не по себе стало. Уйти хотел.

— Пацаны, а в чём траблы? Или деньги у меня кривые?

Один из этих полтинник из рук моих выхватывает. Посмотрел, покрутил... Только что на зуб не попробовал, но в карман положил.

— Да, всё нормально! Сколько он тебе должен? — спрашивает у официантки. — Запиши на наш счёт.

Тут второй хотел возмутиться, но первый его локтём в бок как звезданёт! Я бы под стойкой бара валялся, а тот ничего — только улыбнулся криво.

Мне говорит:

— Всё путём! Отпустим, если только с нами пузырь раздавишь.

Делать нечего — решил я отгулом воспользоваться. Вот тут бы мне сказать моё «Мля!» — не связалось.

Присел я с этими двумя за столик.

Выкатили они пузырь нездоровой отравы. Пьём! Они меня по плечам похлопывают. Легонько, но я чуть носом в стол не заныриваю.

Здоровые бугаи! Борцы или качки! Наверное, всё-таки борцы, уши-носы поломанные. Ведём беседу ни о чём.

Между собой они на каком-то языке «гыр-гыргыр-гыр» общаются. Я терпел, терпел, а потом (и куда только мой мозг девался) говорю:

— Вы меня пригласили, а сами между собой лопочете. Давайте на русском разговаривать, а то некрасиво получается.

Второй (я их так для себя и пометил первый и второй, представляться они не стали) — мне предъяву кидает.

— А ты сиди молчи! Тебя никто не спрашивает, раб! Но на первый раз прощаю.

Нифигасе заявки!

Я, конечно, нетрезвый, но по латексной морде залепил от души. Я не герой и не супермен! За бухло — им верну. Но чтобы со мной так обращались — хрен вам!

В принципе, и всё!

Дальше я изображал боксёрскую грушу. Аж секунд пятнадцать продержался! Потом вспомнил лихие девяностые, упал на пол, скрутился бубликом, а там и темнота пришла...


Часть 2-я

Очнулся.
Мля! Нет, не так. МЛЯ!!! Проще — твою мать!..

И это где-то так должно было начаться моё утро? Но оно совсем не так начиналось. Но с другой стороны — утро как утро.

Обычное декабрьское утро с мерзопакостной погодой. То ли снег с дождём, то ли дождь со снегом. Темень. «Здесь птицы не поют...»

Ничто не предвещает беды. Лежу я такой красивый — глаз заплыл, пару зубов пошло нафиг, что-то хрустит в груди, рука не шевелится. А что ниже пояса, вообще, не чувствую.

Короче, фарш!.. Натуральный такой фарш и без мозгов.

Вроде на сене лежу, вроде в неизвестном амбаре. И, вообще, остальное тоже — всё «вроде». Хотя жив не «вроде».

Ну а пока делать ничего не могу, пробую вспоминать, как я сюда забурился. Хотя, чего тут вспоминать?

Привет вам от «попаданца»! Засранца, твою мать! В общем, в одно замечательное утро с мерзопакостнейшей погодой попал я в необъяснимую хрень. Которая — фэнтези!.. Не сразу, конечно, я понял, что попал. И, как попал, тоже не понял.

Открываю глаз.

Сидит рядом дедуля, на Хоттабыча похожий. Но такой модный! В кожаной косухе, штанцы со множеством карманов, ботинки высокие, чуть ли не «казаки».

И вещает этот старичок мне сладенько:

— Пришёл, значит, в себя. Ты разговаривать не пытайся — всё равно не сможешь. Думай свои вопросы и ответы, я так прочитаю.

Вот оно что! На хип-хап хочешь взять? Ну, читай!

А дедок вслух спокойно лепечет.

— Во-первых, я не хмырь! Во-вторых, не гипнотизёр. Я верховный маг иммиграционной службы королевства Кантлосс. Нет, это не херня какая-то! И не перебивай. Да, и перестань через раз позорные слова думать, уважай старость.

Зовут меня Маллаур Башни Воздуха. Занимаюсь вами — пришельцами из другого мира. Да, залетел ты туда, что вы называете фэнтези. Но фэнтези это для вас, а для нас вполне нормальная жизнь. Мы называем вас «реалисты». Нам всё равно, а вам так хочется думать. Попадаете вы к нам часто. Раз-два в год, толпами. Человек так по двадцать.

Да, кто-то из ваших становится магом. Те, у кого сила есть. Нет, у тебя нету и не будет. Не надейся. Воином тебе стать тоже не светит. Стар ты для этого. Нет, родственников у тебя из королевской семьи тоже нет.

Инженеры, которые механизмы умеют разные делать, у нас в почёте. Но ты не механик. Нет, гномы у нас не маленькие, а вполне такие здоровые. Метра под два, потомственные кузнецы. А ты тоже молотом помаши по десять часов. Нет, орки человечиной не питаются. Эльфы есть! Нет, не перворождённые, дикие лесные племена. И, вообще, что ты там у себя в книжках читал, полная ерунда! Это всё выдумки ваши. У нас жизнь другая.

Нет, компьютеров нет. И любых других приборов на электричестве тоже нет. Вот такое равновесие: вам электричество, нам магия. Да, вернуться можно, но приблизительно через год, если повезёт — в то же время, из которого залетел. А вот чем тебе заниматься, надо очень хорошо думать, прямо сейчас. Сейчас поясню, кратко, во что ты влип.

Первое. Ты не заплатил по счёту. Орки взяли твой долг на себя. Ты им остался должен. Почему, думаешь, они тебя не убили? Они как раз тебя убили! В вашем понимании. Нет, ты сейчас вполне живой, но временно нездоровый.

Во-вторых, рядом был некромант, он не дал твоей душе покинуть тело. Нет, не врач-травматолог! Вполне обычный некромант — оживление покойников, вызов душ умерших и т. д. Ты его должник! Нет, на драконах не летают! Ты у себя на крокодилах не ездишь? За лечение плоти ты ещё должен моему департаменту. Как расплачиваться? Очень просто. Ты идёшь в рабство. К оркам на неделю, к некроманту на полгода и на год — к нам. Нет, к следующему переселению ты не попадаешь. Выход? Выход есть всегда.

У тебя есть трое суток, пока ты тут на излечении. Ты должен предложить нашему королевству то, что заинтересует жителей. И король сможет получать прибыль. Это обязано заинтересовать или военных, или магов, или наших простых граждан. С гражданами хуже всего: то, что ты придумаешь, надо, чтобы понравилось и женщинам, и мужчинам. И чтобы по возрасту ограничений не было. В разумных пределах. Как вариант, тогда, может, тебя кто-то и выкупит. Но не уверен! Альтруизм у нас не в почёте. Объявление о твоём выкупе висит два дня. Так что думай.

Служанка, которая тебе вазу меняет, на службе и в твоём распоряжении. Не, ну, смотри какой похотливый! Хотя, если осилишь, после лечения можешь воспользоваться. Олл инклюзив. Да, англичане тоже у нас есть. У нас свой, единый язык — тут все овладевают им автоматически. Ну, выздоравливай, Алекс!

Маллаур хохотнул, потёр ладони жестом прожжённого алкоголика и вышел из амбара.


Часть 3-я

Остался я в одиночестве. Только мыши скребутся по углам. Да луч солнца через дырку в крыше бегает по стенам. Лежу — то ли бывший мёртвый, то ли нынешний живой. Болей не чувствую, но и шевелиться не могу.

И тут она! Служанка моя временная.

Красоты неписаной! Талия как у пчёлки, грудь не меньше четвёртого, ноги длиннющие, лицо — бомба. Джессика Альба нервно курит бычки в окопе. Вот только ушки у моей служанки такие, ослиные! Мой логический ум сразу подсказал — эльфийка!

А я и поболтать с ней не могу! Она подошла и меня, как бревно, туда-сюда давай мотылять! Где надо — вытерла, где надо — помазала. А тело-то моё женские руки, оказывается, чувствует! Да и я чувствую, что ещё ого-го, вполне мужчина, расцветаю, так сказать. Только встать не могу. Но другое поднялось.

Она увидела, усмехнулась. И щелбан по моей гордости — бац! И «всё пропало, шеф, всё пропало!»

Краем сознания, слышу — музыка! Это она со мной заговорила. И так мелодично, певуче у неё получается, словно эхо с горным ручьём переговаривается.

— Зовут меня Синяя птица удачи, порхающая среди капель росы, ниспадающих с самого большого дерева в Заветном лесу из клана Приносящих Удачу. Или, если короче, когда сможешь говорить, зови меня Лаатаналь.

Тому, что наговорил тебе Маллаур, ты не верь. Не такие мы дикие и злые. Просто не используем все эти штучки, которые механикой зовутся. Живём мы в Заветном лесу и с Кантлосс поддерживаем соседские отношения. Есть пара условий. Одно из них — чтобы эльф мог жить в королевстве, он должен отработать на общественных работах. Всё исключительно по собственному желанию.

Мне в лесу скучно, и пошла я по распределению в иммиграционную службу. Тебя на ноги подниму и свободна. Если только призыва не будет. Мне ты совсем не нравишься, да ещё и бесперспективный, но призыву сопротивляться невозможно. Что это — узнаешь потом сам, если нужда будет. А нет, так на нет и спроса нет. Я помогу тебе понять устройство нашего мира, ознакомлю с законами, какие есть. Поэтому ты лежи спокойно, не дёргайся, будет немного неприятно.

И берёт она меня ручками за голову, и начинает плющить, как будто электричеством бьёт. Хотел бы вырваться, да не выходит. В ручонках её силы немерено — как тисками сдавила. Через какое-то время отключился я. Когда в себя пришёл, первая мысль — буду звать её Ланой, вторая — ох и покувыркался бы с ней на перинке, если возражать не будет.

А потом понял, что устройство их мира стало мне частично понятно, да и законодательства местного поднабрался.

Но, честно, прифигел от той задницы, в которую попал!

Статус лица здесь оценивается исключительно количеством рабов. Ни военные, ни гражданские заслуги тут не катят. Чем больше рабов, тем круче тело, которое ими владеет. При такой постановке они бы все друг у друга рабами были. Но правила заведения раба чётко регламентируются существующим законодательством. Поэтому все местные такие хитрые. И в последнее время за такими, как я, «реалистами» идёт охота.

Правда, есть закон, что в случае появления реалистов в первую очередь сознательные граждане должны сообщать в службу короля.

Но я так понимаю, и орки, и некромант хотели съехать и присвоить меня, как говорится, без уплаты налогов.

Радует, что рабство здесь не вечное и правила выхода из него тоже реально прописаны. И определённый шанс не попасть в кабалу у меня всё-таки есть. Вот лежу, думаю, что предложить этим урюкам. Ещё с учётом того, что в случае неудачи с реализацией моей идеи сразу угожу в рабство.

Через три дня я был просто молодым огурцом со свежей грядки. Даже больше. Те болячки, которые проявились в моём юно-пенсионном возрасте, пропали. Умирать, чтобы тебя потом восстановили, оказывается, не так и плохо. Хуже, что курить не получилось — кашлял, как в первый раз. Но ничего — потом научусь! Сейчас не до этого.

С Ланой, несмотря на все мои потуги, ничего замутить не получилось. Она приходила на работу, делала дело и уходила.

Маллаур оказался не таким плохим мужиком. Я ему, как заказчику, смог обосновать, что мне надо походить по городу, посмотреть то да сё. С барского плеча маг дал мне дополнительно два дня «на осмотреться» и два дня — на реализацию идеи. Судя по его хитрой морде, это всё он потом включит в качестве дополнительных дней рабства.

Единственным плюсом плена стало то, что Лана осталась в моей компании, а не сбежала сразу, как я встал на ноги. Нет, мы не жили вместе, меня поселили в общаге типа хрущёвки. Эльфийка заходила раз в день, приносила продукты, мучила меня образованием и, так как я бессовестно отрубался, уходила.

В остальное время я шлялся по городку, который ничем не отличался от задрипаного Первомайска или Урюпинска. Только — без электричества. На улицах сплошной гужевой и паровой транспорт.

Первые два дня прошли бездарно, в голову ничего не лезло. Вообще. Утром третьего дня я понял, что мне надо расслабиться, снять стресс. Короче — нажраться.

Неплохо было бы замутить с кем-то, но это мне не светило. Денег нет, поэтому я сидел и предавался мечтам. В том числе и эротического характера. Перспективы рабства маячили всё ближе и ближе. Как бы я хотел погулять напоследок!..

И тут, со страху перед рабством, я понял, что надо делать, и побежал к Маллауру.

— И ты хочешь сказать, что если крест, то следующих два тоже мои? А если второй опять крест, то он считается только после четвёртого? А палка считается сразу после второго? Это что за троллева математика? И при наличии всего ста я получу триста?

— Уважаемый Маллаур, давайте начнём, и всё станет ясно по ходу событий. Я надеюсь, наши оппоненты сделали ставки? Вы помните, что десять процентов от суммы идёт в казну? И десять в пользу заведения?

Я был сам мёд, меня можно было прикладывать к ранам.

На открытии собрались все потенциальные рабовладельцы: два орка, некромант, Маллаур, шесть плотников. Также были приглашены на торжество Лана, младший принц королевства девяти лет от роду и один стражник для чётного количества.

Я оглянулся на Лану. Она тайком показала мне знак одобрения. Эльфийка всё очень быстро схватывала.

— И как, говоришь, называется это у вас? Думаешь, будет успех?

— Да если будет успех, я тут, вообще, Лас-Вегас открою, а называется это — боулинг.


Продолжение следует...




Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь


group-vk.png group-fb.png


Торговая платформа Pokupo.ru

stihi-ioкрупные-формыvox-populiпрозатворчествоpoesieпоэзияпоэзия-голосаповесть
305
163.817 GOLOS
0
В избранное
Поэзия Голоса
Поддержка авторов на Голосе
305
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые