«Премьера Голоса». Повесть Михаила Кошелева «Ostap Bender 2020 v.3.0» (часть 1-я)


Обложка @konti


Автор: Михаил Кошелев @gektor


Часть 1-я

В половине двенадцатого из юго-восточного аварийного выхода кафедры генетических исследований и клонирования Госуниверситета вышел молодой человек лет двадцати восьми с папкой под мышкой. За ним бежала вахтёрша с веником и кричала:

— Пропуск! Где пропуск?!! Сейчас охрану вызову! Больше сюда не пущу! Ты у меня в мониторе есть!

Молодой человек остановился, повернулся к вахтёрше, достал из папки чистый лист бумаги, ручку и начал размашисто писать.

— Пропуск… — на выдохе фыркнула вахтёрша и остановилась перед молодым человеком.

— Это шестая проходная? — спросил тот.

— Пятая. А пропуск? — не отставала вахтёрша.

— Очень хорошо. Это пока единственная проходная, где вахтёр исполняет свои обязанности согласно утверждённым инструкциям и установочному приказу по учебному заведению. Будете поощрены денежной премией. Ваша фамилия?

— Артюхова Клавдия Ивановна. А большая премия?

— В размере должностного оклада. По поручению руководства университета я проверяю надёжность нашей охраны на пропускных пунктах. И вы первая, кто проявил настоящую бдительность и осмотрительность. Всякие тут могут шастать по вузу с просроченными пропусками и размытыми фотокарточками. Вижу, что у вас тут полный порядок. Отмечу это в докладе. Ведь через вашу проходную даже мышь не проскочит, так?

— Не проскочит! Уж я её! — заверила молодого человека Клавдия.

Вахтёрша погрозила веником всем мышам, которые в это время как раз готовились проскочить через проходную номер пять.

— Хорошо, Клавдия Ивановна. Покажите мне, где вы храните утерянные документы и изъятые пропуска.

— Да вон тама, в столе. Айдате я покажу. Там ещё и кредитные карточки есть, и проездные утерянные.

Молодой человек переписал все фамилии с пропусков и карточек к себе на листок и протянул вахтёрше.

— Распишитесь за изъятие. Будем переоформлять.

Вахтёрша старательно расписалась, хотя так и не поняла, что именно будут переоформлять.

Молодой человек положил листок и изъятые документы к себе в папку.

— Клавдия Ивановна, — обратился он к вахтёрше, — мне и моим подчинённым ещё до самого вечера надо обойти все проходные и проверить всех вахтёров. Вы не звоните им. Не предупреждайте, что сегодня будет проверка. Пусть всё идёт как обычно. Чтобы приказ по университету о поощрении бдительных и наказании нерадивых был объективным и непредвзятым. Вы поняли меня?

— Да-да, — закивала вахтёрша. — Как можно! Я ни-ни!

— Ну вот и ладно. Где тут шестая проходная? — молодой человек сунул папку под мышку и зашагал прочь.


***

На мониторах видеонаблюдения лаборатории клонирования за происшествием наблюдали в прямом эфире два генетика и айтишник Вячеслав. Когда Остап оставил в томительном ожидании премии самую строгую вахтёршу города, генетики хлопнули друг друга в ладоши.

— Кажется, у этого парня большое и светлое будущее, если он с первого раза нашу Клаву прошёл без бэдов, — сказал генетик № 1. — Это случилось впервые за всё моё пребывание в универе.


***

За неделю до описываемых событий…

Два генетика сидели у огромного экрана лабораторного сетевого компьютера, ели картошку фри и оживлённо спорили.

— Да ему было достаточно переговорник в ухо вставить, и он бы с завязанными глазами всех васюковцев обыграл бы! — сказал генетик № 1.

— Ну, не скажи. У современных васюковцев тоже свои Deep Blue могли оказаться. И наушники тоже, — ответил ему генетик № 2.

— Ну ладно. А этот трюк с красным зеркальцем вместо удостоверения? В наш супермаркет на той неделе пожарная инспекция прибыла. Показали ксиву, купленную в подземном переходе. Сказали, в связи с участившимися случаями самовозгорания — внеплановая проверка. Отодрали всех, акт на восемнадцать листов составили, денег взяли немеряно, продуктов и уехали. Оказалось — студенты из театрального. А возглавлял их — заслуженный, но неумолимо спивающийся ветеран сцены. Вот такой спектакль. До сих пор документы, сунутые в самую морду, никто толком не читает.

— А я вот думаю, что современный Остап сумел бы решить вопрос на аукционе, когда Киса прогулял свою часть денег. Ему просто нужно было бы положить свои бабки на банковскую карточку. И расплатиться за стулья в том числе кредитными деньгами. А пока проценты капали, он уже и драгоценности обналичил бы.

Генетик № 1 взял из холодильника две бутылки с минералкой, протянул одну генетику № 2 и сказал:

— А не провести ли нам эксперимент с Остапом Ибрагимовичем?

— Сам об этом уже думал, — ответил генетик № 2. — Только где взять подходящего клона? Они же все прочипованные репродуктивным отделом…

— А как насчёт списанных?

— Так их тоже на исследования биотехнологических методов забирают в медблоки.

— Вот ты проблему придумал! Десять минут на акт, что у клона повреждены все органы ввиду утечки криожидкости, чистим пол, климат-камеру и в спецхран сдаём только чип.

— А если Катерина прибежит проверять?

— А ты с ней разве не спишь?

— Сплю. Но это её только заводит. Она ко мне ещё строже стала относиться, чем до того, как... И дома перед сексом она строго наказывает меня за любые косяки на работе. Вчера, к примеру, я с детским ранцем и в шортах стоял в углу после ужина. А всё за то, что кто-то не выключил криостат, — генетик № 2 укоризненно посмотрел на своего коллегу.

— Счастливчик. Обожаю сильных дам. Если она соберётся от тебя уходить, предложи ей мою кандидатуру, пожалуйста.

— Да я бы прямо сейчас поменялся с тобой, дружище...

— Ну так что, соратник, запускаем проект «Остап Бендер версия 3.0»? Давай ему фамилию немного освежим. Бондарь, к примеру. Или Бондар, без мягкого знака. Да и отчество не помешало бы придумать. Такое, эпическое. Казимирович пойдёт?

— Эх, была не была! Давай!

— Тогда зови Славика, будем программировать чип для Остапа. Оставим только книжную базу или добавим инфоблоки за последние 90 лет? Как будет лучше?

— С книжной базой оно поинтересней было бы. Но ты помнишь, как мы двухсотлетнего моряка из Арктики клонировали и не обновили в чипе инфобазу?

— Помню. Здорово получилось. Но повторять не будем. Я предлагаю и Остапу дать только общие сведения о технических новинках. Просто чтоб не шарахался. Да и мы, если что, подкорректируем его вербалку по сателлит-каналу.


***

Примерно через десять минут после того, как Клавдия Ивановна рассталась с обаятельным молодым человеком, во всём университете произошёл пропускной сбой.

Озверевшие вахтёрши и вахтёры под лупой рассматривали пропуска каждого входящего и выходящего из универа, отбирали их направо и налево за малейшую неровно пропечатанную букву и вели строгий реестр провинившихся. На всех проходных назревал народный бунт от скопившихся по обе стороны турникета нарушителей пропускного режима.

Волна народного гнева быстро докатилась до проректора по административно-хозяйственной части. Он спустился к центральной проходной, на которой как раз обыскивали портфель доктора медицинских наук, профессора кафедры исследования стволовых клеток. Через турникет не пропускали даже начальников кафедр, проработавших в университете всю свою сознательную жизнь и на свою беду забывших сегодня пропуска дома. Студенты по обе стороны турникета уже разучивали второй куплет песни «Вихри враждебные веют над нами».

— Что тут происходит! — рявкнул проректор двум дюжим вахтёрам.

— Вот, нарушителей режима ловим, Виктор Сергеевич! — ответил один, выворачивая портфель профессора.

— Кто дал команду? — заорал проректор.

— Так вы же и дали. Клавдия позвонила и предупредила нас о комплексной проверке.

Население по обе стороны турникета притихло и с любопытством уставилось на проректора. Тот начал менять цветовую гамму лица.

Тишину нарушил профессор:

— Стыдно, батенька! Старика обыскивать… Я в этих баночках уже почитай двадцать годков диетический суп из дома ношу. Какие это университетские пробирки?

— Долой самодержавие!!! — прокричал кто-то из задних рядов, и народ одобрительно закивал.

Проректор икнул, хотел что-то сказать, но поперхнулся, схватил хромированную ограду турникета и сдвинул его на всю ширину.

— Ну-ка, марш все отсюда! И сюда! — заорал он.

Потом подошёл к вахтёру и сказал:

— Сходи-ка на пятую, подмени Клавдию. Пусть она ко мне в кабинет зайдёт.

Проректор поднялся к себе в кабинет и обратился к молодому человеку, которого он ненадолго оставил у себя, отлучившись по делам.

— Извините, там ЧП чуть не произошло. Какая-то Клава от моего имени в вузе коллапс устроила. Ну и я ей сейчас устрою, — проректор протянул руку молодому человеку. — Так мы договорились, Остап Казимирович? Тогда до завтра. Надеюсь, всё будет не так, как с вашим тёзкой? Правда, тот был вроде бы как бей и звали его, кажется, Остап Сулейманович.

— Ну что вы! Мы солидная фирма. И, уверяю вас, не «Рога и копыта», Виктор Сергеевич. А у того Остапа отчество было Ибрагимович. Как у известного шведского футболиста с не очень шведскими корнями.

Молодой человек элегантно поклонился и вышел из кабинета проректора.



Продолжение читайте в среду 26 сентября



Новый клиент экосистемы блокчейн-платформы Голос для поэтов
Проголосовать за делегата stihi-io можно здесь


Text.ru - 100.00%

group-vk.png group-fb.png



Stablecoin MILE


30 second exposure


stihi-ioкрупные-формыvox-populiпрозатворчествоpoesieпоэзияпоэзия-голосаповесть
331
383.596 GOLOS
0
В избранное
Поэзия Голоса
Поддержка авторов на Голосе
331
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (11)
Сортировать по:
Сначала старые