[ПРОЗА НОВИЧКОВ] → Сага. "В людях". Часть 8


Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7

Следующий день в семействе Лунгиных был днем из жизни муравьев: с самого утра все бегали, суетились, что-то разбирали, складывали, переносили, перетаскивали, мешали друг другу, уступали дорогу, помогали, советовали… Переезд – дело хлопотное даже в том случае, когда особо нечего собирать.

Все утро Борис и Анечка, пребывая в самом счастливом расположении духа, никак не могли сконцентрироваться на поставленной задаче, и своими хаотическими перемещениями по квартире только мешали Валентине Матвеевне, думавшей за всех и отделявшей от нажитого добра посильную часть: чтоб молодым на новом месте было в чем чай вскипятить, и суп сварить, и чем его есть, и на чем спать, и чем лицо вытирать. Они же сами за прошедшие полдня едва справились с тем, что собрали свои личные вещи.

После обеда Федор Константинович вызвал микроавтобус, куда погрузили все вещи, потом уселись сами: он впереди, а молодежь с Валентиной Матвеевной, продолжавшей давать последние наставления, в салоне, и отправились на новую квартиру, где все уже было приготовлено к встрече дорогих соседей.

К вечеру, устав от переселенческого празднично-делового ажиотажа, накрыли стол на кухне. Сидели совсем по-семейному. Разговаривали, как родственники, которые встречаются только по праздникам. Все шло чудесно, лучшего нельзя и пожелать.

* * *

Анечка, уединившись, осматривала квартиру. В тот первый раз она смотрела на все совсем с другим настроением, и оттого толком ничего не разглядела, не запомнила даже, как расположены комнаты. Но теперь глазам ее открывалась совершенно иная картина. За те дни, что прошли с момента их первого появления здесь, когда отец преподнес им этот в полном смысле бесценный подарок, она постепенно привыкла к мысли, что они больше не гости в той квартире, в которую она поначалу даже в гости-то стеснялась зайти, но – хозяева! И теперь осматривала все хозяйским взглядом.

Планировка в этот раз показалась ей простой и очень удобной: из прихожей прямо от двери вел широкий длинный коридор, разделяя квартиру на две почти равных половины, и упирался в ванные комнаты. По левую сторону того коридора располагалась их с Борисом часть, по правую – Яновских. Две двери с одной и с другой стороны, в шахматном порядке. Налево из прихожей вел другой коридор, такой же широкий, но вдвое короче – в кухню. Были еще какие-то небольшие ответвления, потайные дверцы: эта в кладовую, за другой – еще что-то.

Как и в первый раз, Анечке казалось, что квартира эта больше похожа на музей или на театр. Вернее так: их половина – на музей, а хозяйская – на театр. Эти длинные полутемные увешанные различными старинными бра коридоры с крупным скрипучим вытертым паркетом, высокие двустворчатые двери с латунными ручками, огромные окна с рамами, разделенными на шесть частей, широкие подоконники, шторы с потолка до самого пола с подвязками. И комнаты, уставленные антиквариатом.

Анечка ходила, обращая внимание на всякую мелочь, и всякая мелочь удивляла ее. Какие-то пуфики на львиных ножках, полосатые кушетки с валиками, тумбочки, этажерки уставленные милыми безделицами собранными, кажется, со всего света, стеклянные шкафчики с хрустальной посудой, серванты с фарфором, прозрачным на свет, секретер, хранящий тысячи секретов, каждый в отдельном ящичке, вазы, картины – и это малая часть того, что хранила в себе эта загадочная квартира – только то, что осталось на их половине.

И книги, множество книг, в шкафах до самого потолка, на полках, за стеклянными дверцами, папки с какими-то рукописями торчат наверху, тумбы, заваленные бумагами, так что они вылезают из-под дверцы, конторка и огромный дубовый письменный стол с пресс-папье и чернильным прибором.

«Только гусиного пера не хватает, - подумала про себя Аня, - и все-таки книги, что за книги?»

Она вернулась к шкафам и принялась разглядывать старые тисненые золотом корешки. Яновский А.В. Что-то знакомое. Яновский…
В эту минуту размышления ее прервал появившийся на пороге комнаты Виталий Альбертович:

— Анечка, а мы вас потеряли. Отчего вы здесь?
— Так, смотрю… Вы читаете Яновского?
— К слову сказать, Альберт Витальевич Яновский – мой отец. А вы знакомы с его трудами?
— Ой, нет… - она смутилась, что-то соображая. – Ой, так вы, значит, выходит, Виталий Альбертович Яновский, тот самый, чью книгу мы в институте изучали по истории.
— В самом деле? Что за книга?
Анечка смутилась еще больше, потому что ни названия, ни содержания в точности не помнила:
— Там что-то про купечество, и…
— Понял-понял, все понял. Очень интересно, действительно, я об этом писал, но никогда не думал, знаете ли, что пойдет такой, с позволенья сказать, резонанс. А что за институт, простите?
— Химико-технологический.
— Тем более странно! – искренне удивился Виталий Альбертович. – Вы не находите?
— Просто там новый факультет открыли, экономический, так вот по вашей книге, - она вспомнила, - мы изучали торговые отношения в России с семнадцатого века и до семнадцатого года.
— Ха-ха-ха! – прыснул Виталий Альбертович. – Вас понял, - и снова не сдержался. – Ха-ха-ха!

Анечка смотрела на него, улыбаясь за компанию и не понимая, что это его так рассмешило, но спросить постеснялась.

— Ну, пойдемте же назад в общество, а то нарушим сложившийся баланс, - сказал он, и только потом сообразив, что вышло, рассмеялся снова. – Ха-ха-ха! Скажите, Анечка, а вы сейчас по специальности работаете?
— Да, помощником бухгалтера.
— Отлично, просто отлично. Тем более вам не следует надолго покидать компанию.

Они направились назад в столовую, и Аня, глядя на этого странного господина в турецком халате и в туфлях-скороходах, думала о том, что опять попала в какую-то странную среду, где ее снова станут допрашивать и подгонять под какие-то рамки. И от подобных мыслей ей стало очень неприятно на душе. Но только на какое-то мгновение. Затем она быстро утешилась тем, что здесь она сама себе хозяйка и никому не позволит вмешиваться в их личную жизнь.

«Тем более возможно, что никто вмешиваться и не собирается, а просто это мы вторгаемся в чужую жизнь?» - подумала она.

Она представила себя на месте хозяев, которые неизвестно сколько лет тут прожили, и у них давно сложились свои правила и привычки, которые не так легко отделить от себя, как ту самую часть квартиры слева от коридора. Сложно представить, что ты больше не хозяин там, где прожил всю свою жизнь. А мы кто? Смешно, конечно, смешно.

В очередной раз взглянув на чудаковатую фигуру Виталия Альбертовича, она никак не могла свыкнуться с мыслью, что именно этот человек написал ту книгу, которую они читали в институте.

«Совсем не похоже, - думала она, - может быть, он просто меня разыгрывал? И это вовсе не он? Но – Виталий Яновский – это он. Странно. Сын академика! Вот отчего у них дома столько книг. И в шкафу огромное собрание – неужели столько может написать один человек? Поразительно! Нужно будет почитать, что же он там написал. Интересно».


Уважаемые блогеры! Если вы хотите опубликовать на страницах нашего сообщества свои художественные или публицистические произведения, пожалуйста, познакомьтесь с правилами подачи текстов, опубликованными здесь.

Если вы сами не пишете прозу, но читаете, и вам попались интересный рассказ или повесть — подскажите, пожалуйста, новичку, что он может публиковаться в нашем сообществе.



Торговая платформа Pokupo.ru


Stablecoin MILE


Автор: @maryatekun
Редактор: @ladyzarulem
Публикация: @stone
Дизайн: @sxiii


stihi-ioбез-рубрикиvp-liganovi4kovvox-populigolosтворчествопроза-новичков
249
245.482 GOLOS
0
В избранное
Лига Новичков
ресурс для обучения, поддержки и продвижения новых пользователей на платформе Голос
249
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые