[Конкурс «Героические 90-е»] Нюансы внутренней жизни

Автор @mgaft1 для сообщества «Русское Зарубежье» @vp-zarubezhje.


Я долго думал, что еще со мной приключилось в 90-е. Ну да, работал программистом в нескольких компаниях. Утром на работу, вечером домой. Разные там семейные дела.

На героическое явно не тянет. Это если говорить о событиях внешней жизни. Но ведь есть и события внутренней. И пожалуй, тут я могу что-то рассказать.

В те годы, я старался не читать ничего по-русски, чтобы улучшить свой английский. Читал то, что попадется под руку, в основном, компьютерные книжки – повышал свой уровень. А что касается беллетристики – за десять долларов я купил в комиссионке целый ящик старых книг. Какие-то бульварные романы, где действие происходило на «диком западе» или в викторианской Англии с неизменным мускулистым красавцем героем и прекрасной до умопомрачения девушкой. Они встречались и ах... влюблялись друг в друга. Долго ходили вокруг да около, пока не выручал он её от плохого дяди или обморока, или еще от какой-то неловкой ситуации и, наконец, они объяснялись в любви. Потом возникали обстоятельства, по которым им нельзя было быть вместе. Как правило, это было социальное неравенство. Но любовь покоряла все препятствия и, в конце концов, они вступали в брак и на свадьбе вцеплялись друг в друга в пламенном поцелуе.

Я уже навострился читать такие книжки быстро до непонятного слова. Здесь я останавливался, смотрел его в словаре, опять читал фразу, стараясь запомнить, и опять давал галопом по фразам.

Но один раз мне попалась настоящая книга, которая оказала на меня влияние. Какое, точно не могу сказать. Во внешней жизни это более осязаемо. Купил акции Майкрософта, выросли они в 10 раз и ты купил новый дом. А во внутренней жизни – черт его знает. Но точно несколько дней ходил под сильным её влиянием и в голове был сравнительный винегрет. Книга называлась «День Шакала» Фредерика Форсайта. Но сначала введу вас в курс моего внутреннего состояния на тот момент.

Когда я учился в университете в Сан Диего, у меня был один знакомый эмигрант из Венгрии. Ласло его звали, как и известного боксера Ласло Папа. Как то у нас зашел разговор о романе «Преступлении и наказание». С его точки зрения, смысл этого произведения сводился к тому, что люди уходящего поколения - в лице старухи процентщицы, должны дать дорогу молодому поколению - в лице Раскольникова. Таким образом, её убийство символизировало необходимость смены поколений.

Согласитесь, довольно однобокое понимание этого произведения. Достоевский в те времена переписывался с Ницше и был под влиянием его концепции «бог умер» и «сверхчеловек» в противостоянии к ней. То есть, Федор Михайлович мучался божественной темой и мучил своих героев. Ведь Раскольников хотел проверить себя, если он такой сверхчеловек, если он сможет преступить закон – закон государства, но прежде всего закон божий – не убей. Хотел проверить, он Наполеон или он тряпка. В результате, конечно, оказался... ну во всяком случае точно не Наполеоном. И наказанием оказалось не столько наказанием государства, сколько наказанием божьим – муками совести.

Теперь перенесемся в 20-е столетие.

8 сентября 1961 года произошло покушение на Де Голля — первое из пятнадцати, организованных правой «Организацией Секретной Армии» (Organisation de l’Armée Secrète). На его жизнь покушались в связи с решением Де Голя прекратить колонизацию Алжира. История покушений на Де Голля легла в основу известной книги Фредерика Форсайта «День Шакала».

**

Главный персонаж романа - это профессиональный наемный убийца высшего пилотажа, англичанин, которого наняла «Организация Секретной Армии», чтобы убить президента. Настоящим именем убийцы было что-то вроде Чарльз Кален, что по французски звучит как Шарль Кален. Таким образом, взяв первые две буквы имени и три из фамилии, он и пришел к кличке Шакал.

Форсайт создал интересный образ настоящей «белокурой бестии»; внешне очень любезного, эффектного, прекрасно одетого, интеллигентного, образованного молодого человека, мастера на все руки, с очаровательной улыбкой и глазами, в которых ничего не отражается. С внутренней стороны человека расчетливого и хладнокровного, не имеющего никаких моральных норм или привязанностей.

Он профессионал, действует продуманно и аккуратно. Например, сделал себе много паспортов на разных людей. Для каждого он тщательно подбирал на кладбище человека одного года рождения. Он заказал себе специальное разборное ружье, которое можно провести с собой как набор трубочек. Он изворотлив, беспринципен и беспощаден. Для него убийство не имеет ничего общего с эмоциями - это просто бизнес. Когда итальянец, сделавший ему документы, пытался его шантажировать – он не моргнув глазом его убивает. А когда ему нужно было скрыться, он закадрил женщину в баре и провел с ней несколько дней в любовных утехах. Но как только она поняла, кто он, увидев его фотографию по телевизору, немедленно от неё избавился. То же случилось и с геем, которого он подцепил в бане.

Действие романа - напряженная интеллектуальная борьба между Шакалом и самым лучшим полицейским во Франции Комиссаром Бувье, к услугам которого были брошены все ресурсы Франции и других европейских государств. Тем не менее, Шакал все время был на шаг вперед, до самого последнего момента покушения. Его останавливают автоматной очередью, когда он уже целился стрелять в президента во время его речи на дне независимости Франции.

Интересно, что на похоронах Шакала у гроба был единственный человек – Комиссар Бувье, который оценил его высочайший профессионализм, и которому было грустно, что такой талант был утрачен.

Я подумал, а что бы стало с Достоевским, прочитав он такой роман? Зачем говорить о Наполеоне? Представьте себе Шакала на месте Раскольникова. Какие там угрызения совести? Он бы и глазом не моргнул, и сразу забыл бы об этом убийстве, как будто его и не было. Человек, у которого не хотелось бы оказаться поперек дороги. Все же Шакал вовсе не великий человек. Профессионал своего дела, но не больше.

Вот что сказала Ахматова о Достоевском:

"Достоевский знал много, но не все. Он, например, думал, что если убьешь человека, то станешь Раскольниковым. А мы сейчас знаем, что можно убить пять, десять, сто человек — и вечером пойти в театр".

Думаю, Достоевский прекрасно знал, что такие люди как Шакал существуют. Да таких полно было и в русской истории, и в любой другой. И откровенных убийц, и подосланных.
Он намеренно выбрал совестливого человека, человека, у которого был бог в душе и заставил его убить, чтобы показать, что случится с совестливым человеком.

Вообще вопрос очень сложный. Во время войны убийство врагов приветствовали. Вон Василий Зайцев 225 человек убил и не скажешь.

**

Может Зайцев был совестливым человеком. Но вот сказали ему, что этих убивать можно и даже нужно, и он убивал без проблем. И будь он на гражданской войне, спокойно и русских людей убивал бы. А преступал ли он при этом божью заповедь, это какой нибудь священнослужитель должен объяснить.
Так что же, если бы Раскольников убил врага на войне, он не переживал бы? Все бы было ок?

Как то так. Опять же не знаю, что во мне сдвинуло чтение этого романа? Может быть, просто заставило задуматься об этих вещах.


Эта статья написана в рамках участия в конкурсе: “Героические 90-е”.
Проверка на уникальность статьи произведена на сайте text.ru



Из США, ваш @mgaft1


Торговая платформа Pokupo.ru

stihi-ioэссе-и-статьигерои90хконкурсжизньvox-populiамерика
425
434.379 GOLOS
0
В избранное
Русское Зарубежье
Сообщество блогеров, живущих за рубежом
425
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (80)
Сортировать по:
Сначала старые