Шестая глава фанфика "Tale as old as time..."


25 октября. Новолуние

Сегодняшний день выдался на редкость пасмурным и угрюмым. Над головой угрожающе клубятся чёрные тучи, медленно, но верно, окуная город во мрак. Где-то вдалеке слышатся раскаты грома. Однако Минако Айно, Рей Хино и Ами Мицуно с безмятежным, как у пасущихся овечек видом, сидят за столом на кухне в доме при храме Хи и готовятся к предстоящим семинарам, поедая сэндвичи и картошку фри. Они не замечают надвигающейся бури. В их маленьком ограниченном мирке каждый день — солнечный. Они не видят зла. Они не слышат зла, и они никогда не говорят о зле. Маленькие обезьянки, не желающие замечать правды и разверзшейся пропасти под ногами… Этот мир жесток к маленьким невинным девочкам, отворачивающихся от правды…

Из открытого окна я вижу, как они разговаривают и смеются, листая учебники и конспекты. Странный у них ритуал — собираться вместе, чтобы подготовиться к семинарам. Абсолютно бесполезное занятие, по моему разумению, большую часть своего времени эти глупые девчонки потратят на такие же глупые шутки и праздные разговоры о своих никчёмных жизнях. Жалкие, убогие души. Вы ещё не знаете, сидя там в своём псевдо безопасном мирке, что всё уже решено. Вы послужите великой цели. Я заберу вашу силу вместе с плотью, потому что, такие как вы всё равно тратят её бездумно, словно неисчерпаемый ресурс… Я заберу ваши души по праву сильнейшего, того, в чьих венах течёт священная, древняя кровь истинных охотников…

″Никогда не забывай, КТО ТЫ″ — звучит в моей голове мёртвый голос отца. Я помню. Разве можно забыть? Я всегда буду помнить, ведь узы, связывающие нас, простираются сквозь время и саму смерть.

Девушки встают из-за стола и идут на кухню за новой порцией сэндвичей и картошки. Воистину невинные овечки, не подозревающие что такое скотобойня. С другой стороны — это даже лучше. Ведь они не знают, что я слежу за ними, что выбор пал на них… Вдох. Выдох. Нужно успокоиться… Нельзя терять голову… Это предвкушение охоты может одурманить меня, заставить забыть об осторожности… Ничто так не будоражит кровь, как ощущение агонии и паники, выбранной жертвы. Я глубоко вдыхаю прохладный вечерний воздух, почти ощущая сладкий запах рвущейся плоти и удивлённый взгляд, расширившихся от испуга глаз… М-м-м… Вкусно… Это особое наслаждение — пить последнее дыхание того, что ещё недавно было человеком и смаковать на языке тёплую кровь, бьющую фонтаном из порванных артерий… Да…

Я сглатываю слюну и улыбаюсь. Таковы законы этого мира — слабый должен умереть, отдавая свою силу тому, у кого на неё больше прав. Таких, как я, избранных, мало… Хотя, как оказалось, в этом мире есть душа, не побоявшаяся бросить мне вызов. Неожиданная встреча… Судьбоносная встреча… И этот взгляд полный космоса, который никогда не ожидаешь встретить в завшивевшем городке, вроде этого… Неужели мне повстречалось существо равное МНЕ по духу? Одиночество больше не будет моим уделом? Странно слышать подобные мысли от себя, ведь у истинных охотников никогда не бывает ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни имени, ни друзей… Есть только жизнь, которую мы проживаем, наполняя высшим смыслом.

Однако я не могу пройти мимо истинной красоты… Той безличной красоты, что озаряет своим светом все вокруг, и только я могу по достоинству оценить эту музыку, исходящую из недр души, что темнее самой ночи… Просто шептать твоё имя…Ощущать его на вкус… Зная истинное имя, можно обрести власть над всем сущим. Этому меня всегда учил отец. Имя… Имя… Имя… Ты ведь на самом деле знаешь, КТО я, или ещё не догадываешься? Забавно… Это будет забавнее всего… Ведь тот заяц был знаком… ТВОИМ знаком…

Минако Айно закрывает окно и снова направляется к столу, на котором громоздилась целая гора книг и тарелка с сэндвичами. Нельзя рисковать… Осторожность — прежде всего… Я усмиряю своё разочарование и ухожу, оставляя этим овечкам ещё один день жизни. Но это ненадолго… Пламя… Холодное и обжигающее… Пронизывающее до костей…и моя улыбка слегка наискосок… Ненадолго… Я подожду. Я буду ждать. Буду…


Громкий стук в дверь внезапно разбудил меня, безжалостно вырывая из объятий Морфея.

— Усаги Цукино, хватит спать, быстро вставай и спускайся вниз! — послышался сухой командный голос моей мамы.

Что за чёрт? Сегодня же суббота! Мой затуманенный ото сна взгляд рассеянно скользнул по комнате в поисках будильника, но его нигде не было видно. Что собственно неудивительно. Несмотря на стерильную чистоту всего дома, моя комната всегда оставалась неизменной, поражая маму размахом беспорядка, с которым она давно прекратила вести неравный бой, оставляя за мной право, жить в привычной для меня среде ″свинарника″, как она любила называть моё личное пространство ″творческого хаоса″.

— Ма-а-ам, что за спешка? Ты же знаешь, что я отсыпаюсь по выходным! — недовольно пробурчала я, переворачиваясь на другой бок.

— Я сказала, живо! — бросила мама через дверь, и секундой позже послышались её торопливые шаги.

Делать нечего. Придётся вставать, если не хочу получить очередной нагоняй от своей строгой мамочки, единственной манией которой, была одержимость безраздельно контролировать жизнь всего нашего семейства. Эта отчаянная домохозяйка была просто зациклена на приготовлении вкусной (по её меркам) и здоровой (что иногда сомнительно) пищи, отделке интерьеров и соблюдений правил приличия (в её понимании). Поэтому спорить с ней было чистым самоубийством, а заставлять повторять дважды и того хуже.

Я нехотя вылезла из кровати и направилась в ванную. Наспех почистив зубы и умыв лицо, я поспешила спуститься вниз на кухню, откуда доносился умопомрачительный запах готовящегося обеда.

— О, Господи! Ты только взгляни на себя! — хмуро посмотрев на меня, сказала мама, разглядывая мои взлохмаченные волосы и розовую пижаму в белых кроликах. — Выглядишь так, будто из психушки сбежала! Живо сними свою пижаму и надень что-нибудь приличное!

Что-то новенькое… С каких это пор у нас дресс код за обедом? Приглядевшись, я заметила, что мама была одета в своё любимое ярко-голубое платье и праздничный розовый передник, который она надевала в исключительных случаях. Ну, прямо Стендфорская жена японского разлива суетилась у плиты!

На конфорке закипела высокая кастрюля. Мама сняла крышку, и высыпала в кипяток целую тарелку самодельных гёдза. Я оглядела кухню, заставленную всевозможными блюдами, и открыла рот от удивления. Что-то мама сегодня разошлась в своём стремлении приготовить тихий семейный обед на четверых. Еды, находившейся на кухне, с лихвой хватило бы на целую толпу, умирающих от голода. На столе стояла запечённая в соусе терияки курица, посыпанная кунжутом, рисовые шарики, фасолевый салат и окономияки* со свининой в соусе.

— Мама, у нас, что сегодня праздник какой-то? — спросила я — Может, тебе помочь?
— Не нужно. К тебе пришёл гость. Лучше переоденься и займи его, — строго сказала мама, помешивая гёдза. — Он ждёт твоего пробуждения уже два часа! Тебе должно быть стыдно!
— Какой ещё гость в субботу? — растерялась я. — Все знают, что я сплю до обеда по выходным…
— Вот так всегда! Сама приглашаешь человека в гости и забываешь об этом! Хорошо, что он любезно согласился подождать в компании твоего отца и брата, — сказала мама, кивая в сторону гостиной из которой доносился звук одобрительных мужских возгласов и стук по клавишам джойстиков.
— Я никого не приглашала… — пробормотала я озадаченно, теряясь в догадках, кого бы это из моих знакомых могло занести ко мне домой в субботу утром.

Через мгновение звук голосов стих, и на кухню зашли улыбающиеся отец и мой младший брат Шинго.

— Вот это игра! Надо бы повторить и сравнять счёт! — воскликнул мой братец, обращаясь к кому-то позади.
А дальше… Я на сто процентов была уверена, что вижу галлюцинацию, потому что в реальность вошедшего следом человека было просто невозможно поверить.

— Отличная пижама, — усмехнулся незваный гость, разглядывая меня с ног до головы.

Передо мной предстал омерзительно прекрасный Ятен Коу, который выглядел просто умопомрачительно в своих вельветовых штанах, розовой футболке и синем пиджаке. Ну, прямо принц, сошедший со страниц модного журнала, чтоб его!

— Какого чёрта ты делаешь в моем доме?! — потрясённо заорала я, глядя вовсе глаза на ехидно ухмыляющегося молодого человека.

Казалось, вся моя семья на несколько секунд потеряла дар речи. Чёрт! Ну, почему, когда Ятен неожиданно появляется вблизи меня, я предстаю в самом невыгодном свете?

— Усаги, где твои манеры?! — нахмурилась мама, первая пришедшая в себя. — Ятен любезно согласился помочь тебе с проектом по биологии, прождал столько времени, пока ты проснёшься, а ты ведёшь себя просто оскорбительно по отношению к нему!
— Но мама, он же всё и подстроил с этим проектом… — начала я оправдательную речь, но она не дала мне закончить.
— Усаги, ты просто невыносима! — рявкнула мама. — Сейчас же извинись перед Ятеном!
— Что вы, госпожа Цукино, — улыбнулся Ятен Коу одной из своих раздражающе милых улыбочек. — Это я виноват, что пришёл так рано… Но видите ли, наш проект по биологии очень важен для итогового экзамена, и мы с Усаги должны как следует подготовиться, чтобы получить хорошие оценки…

Подготовиться? Ха! Как бы не так! Но когда я собиралась одёрнуть этого завравшегося засранца, я вновь услышала мамин голос.

— Боже! Ятен, ты такой ответственный! Я так рада, что хоть кто-то решился наставить мою дочь-лентяйку на путь истинный, — пропела мамочка медовым голосом, искренне улыбаясь молодому человеку цветущей улыбкой.

Клянусь, моя строгая мама УЛЫБАЛАСЬ Ятену Коу, словно самому лучшему другу! Внезапно мне захотелось умереть. Потом она развернулась ко мне, и её лицо вновь сделалось суровым.

— Усаги, будь добра, приведи себя уже, наконец, в порядок! Не позорь меня с отцом перед нашим дорогим гостем!

Что. Здесь. Блять. Происходит? Какой ещё ДОРОГОЙ ГОСТЬ?

Багровая от стыда и едва удерживаясь от того, чтобы не продолжить словесную перепалку, я бросилась в свою комнату.

Через двадцать минут, одетая в свои линялые джинсы, порванные на коленях и белую футболку с надписью ″Princess of Moon″, я сидела за столом, заставленным едой, и вяло ковыряла гёдза, гоняя их палочками от края до края своей тарелки. Аппетит, по странному стечению обстоятельств, просто исчез, и причина сидела рядом со мной, лучезарно улыбалась моим родителям, которые смотрели на неё все с возрастающей симпатией, как на новоиспечённого родственника.

— Отличный дом, госпожа Цукино. Здесь очень уютно, — одобрительно кивнул молодой человек, пробуя гёдза.
— Ох, спасибо большое, Ятен! — зарделась от удовольствия мама. — Я сама придумала дизайн и занималась обстановкой!

Боже! Пристрелите меня!

— У вас отличный вкус, госпожа! — восхищённо отозвался молодой человек. — Сразу видно, что вы — человек, умеющий тонко чувствовать вещи. Взять хотя бы фарфоровую тарелку, которую я заметил в вашей гостиной. Могу поклясться, что это ранний фарфор из Ариты*** первой половины XVII века…
— Да, всё верно, — польщённо кивнула мама. — Эта тарелка — наша семейная реликвия. И она действительно из Ариты, а год примерно 1620… Ты так здорово разбираешься в антиквариате, что прямо удивительно…
— Моя мама была антикваром, и она научила меня всему, что знала сама, — ответил молодой человек.
— А твой отец?
— Отец… — Ятен немного помолчал. — Он был археологом и учёным. Ничего сверх выдающегося. Но некоторые его статьи можно отыскать в престижных изданиях, а находки хранятся во многих музеях мира.
— У тебя немного странный акцент. Ты жил заграницей? — спросил Шинго.
— Я родился и вырос далеко отсюда…
— А где же ты жил?
— Много где… — передёрнул плечами Ятен. — В Западной и Северной Африке… Австралии… Канаде… Китае… Мы часто переезжали… из-за работы отца…
— Ух, ты! Здорово! — воскликнул Шинго. — А твои родители, они сейчас где?

Затянувшаяся пауза заставила меня оторваться от гёдза и посмотреть в сторону молодого человека.

— Где… — Ятен удивлённо посмотрел на моего брата, как будто увидел впервые. — Они умерли… мама… она… в неё случайно попала пуля охотника во время прогулки по лесу… Несчастный случай… А отец… он умер от тоски по маме через месяц. Сердце не выдержало…
— Ох, прости, Ятен, — вмешалась моя мама, сложив руки в молитвенном жесте. — Шинго иногда ведёт себя нетактично со своими расспросами. Мне очень жаль, что пришлось тебе напомнить…
— Ничего страшного, госпожа Цукино, — вымученно улыбнулся молодой человек. — Мне не нужно напоминать. Я никогда не забываю своих родителей… К тому же они сейчас вместе, а это лучшее, что может быть для них. Мой отец последовал за любовью всей своей жизни, и в этом нет трагедии… Для него это было вполне естественно.
— Я всегда думала, что любовь должна быть именно ТАКОЙ, — вздохнула мама.
— Она и есть ТАКАЯ, госпожа, — тихо ответил молодой человек, склонив голову.

Он развернулся ко мне, и его зелёные глаза вспыхнули.

— Но только для НЕКОТОРЫХ из нас ТАКАЯ любовь возможна… — пробормотал он еле слышно, пристально глядя на меня.

Я заметила, что Ятен разглядывал моё лицо с какой-то особой нежностью, которой я никогда ещё не замечала в этих бездонных зелёных омутах. Сердце защемило от внезапно нахлынувшей на меня тоски. Мне вдруг стало неловко. Я покраснела до корней волос и отвернулась от него.

Остаток обеда прошёл за обсуждением нейтральных тем. Ятен делился своими впечатлениями об удивительных местах и обычаях, которые ему довелось наблюдать во время своих путешествий. Мои родители и Шинго жадно слушали, открыв рты, ловя каждое его слово. По их лицам было видно, что они пребывали в полном восторге. Но хуже всего было то, что моя кошка Луна, похоже, тоже дезертировала в лагерь противника, пав жертвой чар белобрысого дьявола. Сначала она тёрлась о его ноги, а потом и вовсе запрыгнула на колени. Свернувшись калачиком, кошка зевнула и довольная уснула, пока Ятен легонько почёсывал её за ушком.

— Просто удивительно, Ятен, что Луна так расположена к тебе. Эта кошка славится своеобразным характером и не признаёт никого, кроме Усаги, — заметила мама.
— Я очень люблю кошек, — улыбнулся молодой человек. — И всегда нахожу с ними общий язык. В Египте за мной бегала целая орава котов. А в долине Лимпопо я мог спокойно ходить мимо леопардов или других больших кошек, и они меня ни разу не тронули.
— Поразительно! Видимо у тебя особый талант в общении с животными.
— Возможно… — уклончиво ответил молодой человек, криво улыбнувшись.

Когда обед закончился, Ятен решил потащить меня в библиотеку для подготовки к проекту по биологии. Я хотела было возмутиться и высказаться, что ни в какую библиотеку я с ним не пойду, но молодой человек шепнул мне на ухо что-то вроде: ″Эй, не расстраивай мамочку перспективой″ неуда “за экзамен”″, — и вопрос моего сопротивления волшебным образом решился за одну секунду. Наращённая броня вновь рассыпалась в прах, и мне ничего не оставалось, как согласиться и молча наблюдать за тем, как этот, предусмотревший всё, засранец буксировал меня из дома, а родители с братом умилительно махали мне вслед.

Однако не успела за мной закрыться входная дверь, как я увидела, что на подъездной аллее меня ждал ещё один сюрприз. Я думала, что в библиотеку мы пойдём пешком, поскольку здание колледжа находилось недалеко от моего дома, но вместо этого Ятен подошёл к необычной чёрной машине, которая всем своим видом напоминала скорее НЛО, чем средство передвижения по земной поверхности.

— Запрыгивай, — улыбнулся молодой человек, кивая в сторону машины, возле которой уже собралась приличная толпа зевак.
— Что это вообще ТАКОЕ? — воскликнула я, пробираясь сквозь толпу. — Бэтмобиль?
— Всего лишь McLaren P1****, — пояснил он, закатив глаза. — Я ждал его месяц.

Ятен галантно открыл передо мной дверь, которая непривычно поднялась вверх, чтобы я смогла забраться в машину-НЛО, а сам поспешил сесть на место водителя. Внутри салон автомобиля ещё сильнее напоминал космический корабль — все эти электронные приборные панели, руль и кресла кричали о том, что при желании мы могли бы улететь в другую Галактику, если бы захотели.

— Ты что, Брюс Вейн? Я просто не могу представить, сколько эта машина может стоить! — воскликнула я, пристёгивая ремень безопасности.
— Что-то около 866 000 фунтов стерлингов… — пробормотал Ятен, осторожно трогаясь с парковки. — Но она того стоит… С бензиновым битурбированным двигателем V8 и электромотором эта девочка может развивать около 916 лошадок. Она разгоняется до сотни за 2,8 секунды. Очень быстрая…
— 866 000 фунтов стерлингов? — потрясённо выдохнула я, нервно заёрзав в кресле, поскольку представить такую астрономическую сумму, было нелегко. — Откуда у тебя 866 000 фунтов?!
— Родители оставили мне небольшое наследство, — улыбнулся Ятен.
— Нихрена себе ″небольшое″, если ты можешь позволить купить себе ТАКУЮ машину!
— Ну, а почему бы и нет, если я действительно МОГУ её купить. Это всего лишь вещь, которая в какой-то мере может удовлетворить мою жажду скорости, — усмехнулся молодой человек, отводя в сторону упавшую на глаза густую чёлку.
— А, по-моему, ты просто — сноб, — фыркнула я, отворачиваясь от него.— Купил дорогую машину, чтобы лишний раз покрасоваться и произвести впечатление. Зачем было вообще ехать на этом звездолёте до колледжа, если можно было просто дойти пешком?
— А кто тебе сказал, что мы едем в колледж? — удивлённо проговорил Ятен.

Он что издевается?!

— Но ты же САМ сказал, что нам нужно в библиотеку делать проект по биологии!

Ятен улыбнулся так, что на правой щеке обозначилась ямочка.

— Проект я уже давно сделал самостоятельно, и будь уверена, что он заслужит самый высокий балл от мисс Мэйо. Твоим же родителям я сказал про библиотеку, чтобы они без вопросов отпустили тебя со мной.

Я сделала резкий вдох.

— КУДА мы едем?!

Ятен повернулся в мою сторону и посмотрел на меня так пристально, что я внезапно поняла: все это время, даже несмотря на свою паранойю, я просто недооценивала его.

— В лес, моя девочка, — сказал он тихим, ничего не выражающим голосом. — Мы едем в лес…

taleasoldastimeфанфиксейлормуншестаяглаваусагииятен
101
0 GOLOS
0
В избранное
lera.kou
Жизнь требует изменений, поэтому я тут)))
101
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые