Герой Гражданской войны и ректор УрГУ Б. В. Дидковский: мифы и реальность. Часть 2

Автор @hranitelmuzeya

Начало


Миф второй

«На этом участке нет ни одного подразделения Красной Армии. Не дожидаясь директив, Дидковский устанавливает связь с командиром 29-й дивизии М. В. Васильевым и сообщает ему о своем решении остаться здесь и создавать добровольческие отряды».

Это утверждение действительности не соответствует. Выше уже упоминалось, что оставившие Верхотурье красные отряды отошли на станцию Карелино и Старую Лялю, тем самым прикрывая Выю и Нижнюю Туру с севера. Сам Дидковский свидетельствует: «Принял участие в военных действиях. Водил роту в наступление, как комиссар и агитатор, участвовал в бою».

Отсюда видно, что боевое крещение Дидковского прошло не в партизанском отряде, а в регулярной воинской части. В какой? 15 октября 3-я бригада (Волынский и 1-й Горный стрелковые полки, Питерский Красный батальон, кавалерийский дивизион В. В. Алексеева, артиллерия (9 орудий) и бронепоезд No 5) Сводной Уральской дивизии получила приказ занять Верхотурье.


В район Старой Ляли по узкоколейной железной дороге Выя – Лесопильная 17 октября были переброшены кавалерийский дивизион В. В. Алексеева и Питерский Красный батальон с задачей обойти с северо-запада линию обороны белых по реке Актай. Очевидно, что Дидковский прибыл в Старую Лялю в составе Питерского Красного батальона или кавдивизиона В. В. Алексеева, в котором также имелась пехота, в т. ч. «до 60 человек китайцев».

Где и когда Дидковский «водил роту в наступление, как комиссар и агитатор»? Краснопитерский батальон располагался в Старой Ляле и соседней деревне Мелехино. Кавдивизион занимал позиции у деревни Ванюшиной. Боец дивизиона Ф. О. Курочкин вспоминал в 1963 году: «Командир нашего отряда послал нас несколько человек в разведку вдоль реки Актай. Дал задание приобрести продукты. Отправившись в разведку, мы пришли в монастырь (МалоАктайский скит — автор) и взяли из него до 6 кадок кислого молока, 9 мешков сухарей, около 6 пудов сушеной рыбы, полтора мешка сахару и две четверти церковного вина. Со всеми этими добытыми продуктами мы вернулись к своим».

Впрочем, Курочкин замалчивает некоторые факты. Из других источников известно, что «красноармейцы произвели тщательный обыск, взломали пол на амвоне (Казанской церкви — Ю. Г.), разыскивая будто бы спрятанные ценности. Искали клад и в алтаре, разбросав при этом оставшиеся богослужебные предметы по полу. Разозленные неудачными поисками бандиты обвинили монахов Иакинфа и Каллиста в разведывательной деятельности и арестовали. Арестованных повели лесными путями до линии фронта, потом по железной дороге довезли до станции Карелино».


Дальнейшая их судьба печальна: «По словам очевидцев, ехавших в одном вагоне с монахами, безбожники предлагали Иакинфу и Каллисту отречься от Христа и этим сохранить себе жизнь. Отречься от Спасителя монахов хотели заставить публично. Преподобномученики категорически отвергли это дьявольское предложение и тут же были убиты выстрелами из револьвера. Монах Каллист был ранен и добит ударами в шею. Это произошло 17 октября 1918 года. Тела убитых бросили в болото недалеко от места расстрела».

19 октября состоялась первая атака красными частями Верхотурья, но сведений об участии в ней Питерского Красного батальона и кавалерийского дивизиона В. В. Алексеева не имеется. Второе наступление красных войск состоялось 24 октября. Краснопитерский батальон и кавдивизион имели задачу обойти позиции белых с северо-запада. Из-за неподготовленности войск наступление сорвалось и ограничилось перестрелками. Отсюда, и «скромность» Дидковского: «водил роту в наступление».

Решающий удар назначили на 28 октября. Кавдивизион и Питерский батальон должны были выйти к Богословской железной дороге южнее станции Новая Ляля и двигаться к Верхотурью по Богословскому тракту. Батальон атаковал село Караульское, но не смог взять его, отбитый контратаками батальона капитана А. А. Куренкова. Потеряв трех ранеными и двух убитыми (в т. ч. начальника пулеметной команды Богданова), красные отступили обратно к деревне Мелехино. Неудачным оказалось и наступление кавдивизиона от деревни Ванюшиной на 37-й переселенческий поселок. Обо всем этом Дидковский всего лишь сообщает: «участвовал в бою». 2 ноября Дидковский так оценивал ситуацию на фронте: «Сейчас общее положение таково, что эвакуации не предвидится. Но если военные условия изменятся, может быть, она явится и необходимой».

Тогда же, 2 ноября, он, как член облисполкома, приказал президиуму Кытлымского совдепа: «Необходимо разоружить в несколько часов всех, особенно неблагонадежных (напр. Черноголов и др.). Затем начать раздачу оружия надежным, по выбору. Это я вам приказываю делать. Мобилизуйте кого надо». Нет никаких оснований предполагать, что в Павде формирование отряда началось раньше этого срока, что также подтверждается некоторыми исследователями.

Итак, Б. В. Дидковский до начала ноября 1918 года принимал участие в военных действиях в качестве комиссара и агитатора регулярной части — Питерского Красного батальона (или кавдивизиона) 3-й бригады 29-й стрелковой дивизии 3-й армии, никакого партизанского отряда (отрядов) у него на тот момент не было.


Продолжение следует

Библиография здесь
Изображения из архива музея ВГИАМЗ и с лицензией ССО


Торговая платформа Pokupo.ru

vox-populiисторияchaos-legionдидковскийверхотурье
210
168.093 GOLOS
0
В избранное
istfak
Historia est magistra vitae
210
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (1)
Сортировать по:
Сначала старые