Из истории верхотурского Свято-Николаевского мужского монастыря. XVII век. Братия . Часть 2

Автор @nikalaich

Начало

Со временем Свято-Николаевской обители удалось выхлопотать у государя хлебное жалование «для всей братии». Грамотой от 25 октября 1627 года верхотурским городским администраторам указано было «Николского монастыря игумену Веньямину с братьею, двунадцати человеком, вперед... давати нашего жалованья годовыя хлебныя руги, игумену и братье, всем, по четыре чети ржи, по четыре чети овса человеку».

Из экспозиции монастырского музея
Московская казенная «приёмочная» четверть вмещала в те времена 3–3,5 пуда, т. е. каждый инок обители получал казенного хлебного жалования по 12–14 пудов ржи и столько овса на год. Эти 12 иноческих (включая настоятельский) окладов «государевой хлебной руги» сохранялись в неизменном виде вплоть до конца 60-х годов.

К началу 70-х годов столетия, возможно, в связи с тем, что повысился статус Никольской обители (с 1668/69 года монастырем стали управлять архимандриты), количество казенных хлебных окладов возросло. К первоначальным 12-ти окладам — теперь они полагались «рядовым старцам» — прибавилось еще 7. Настоятельское хлебное жалование (напомним, что первоначально оно входило в число 12-ти окладов) было выделено отдельной статьей и повышено — архимандрит обители стал получать по 5 четвертей ржи и столько же овса на год.

Хлебные ставки келаря и казначея также были выведены из «лимита» 12-ти окладов. Правда, получало монастырское «началство» тот же, положенный обычным инокам хлеб — 4 четверти ржи и овса соответственно. Наряду с монашествующими хлеб из «государевых житниц» стали получать совершающие богослужения в монастыре иерей (по 4 четверти ржи и столько же овса) и диакон (3 четверти ржи и столько же овса), а также церковнослужители — «дьячок»-псаломщик и «пономарь»-алтарник (по 2 четверти ржи и овса соответственно). Сверх того, всему монастырскому руководству, духовенству и церковнослужителям было определено «государево денежное жалование».

Архимандриту был положен повышенный — восьмирублевый годовой оклад. Келарь, казначей и священник получали по 3 рубля, диакон по 2 рубля, а псаломщик и алтарник по рублю в год. Такой денежный оклад остался неизменным и к началу XVIII века. Что касается хлебного жалования для монашествующих и служителей обители, то к концу XVII века мы видим совершенно другие его размеры. Архимандриту был определен хлебный оклад размером в «3 чети без полу-2 четверика ржи, 3 чети без получетверика овса», инокам (включая келаря и казначея) и священнику полагалось хлеба «по 2 чети с полуосминою ржи» и столько же овса, диакону выдавали «четь с осминою и пол-2 четверика ржи» и овса соответственно, а «дьячку» и «пономарю» — «по чети с четвериком ржи, овса по тому ж». Понижение «в цифрах» вовсе не означает, что денежное жалование для Свято- Николаевской обители было государством сокращено, скорее наоборот — увеличено.

На протяжении XVII века вес насыпной хлебной четверти возрос более чем в два раза и к концу столетия достигал уже 8 пудов. Вопрос о назначении казенного денежного содержания «рядовым старцам» в первое столетие существования обители так и не был решен. Численность братии в монастыре, конечно, не ограничивалась 15-ю (3-мя «началственными» и 12-ю «рядовыми») ставками «государевой руги». Традиции церковно-монастырских вкладов в XVII веке были таковы, что миряне, жертвуя обители деньги, ценное имущество и земли, получали взамен определенные права.

Монастырь, принимая пожертвование (особенно крупное), выступал, в известной степени, гарантом — в случае, если вкладчик по каким-либо причинам (болезни, увечья, глубокой старости) «выпадет» из мирского социума, он мог «за вклад» принять постриг и найти себе приют за стенами обители. Не стоит забывать и о глубоко укоренившемся в средневековой Руси обычае перед смертью постригаться или даже «схимиться». Однако ограниченное количество казенных окладов и минимальные шансы на скорое появление «ружной» вакансии в списке монастырской братии приводили к тому, что большинство подобных пострижеников «ружниками» не становились.

Надо полагать, что почти все они, приняв постриг, жили не в монастыре, а «во дворах» (на попечении) родни, дожидаясь кончины — «чая, пока Бог сошлет по их душа смерть».

М. И. Нестеров. Вечерний звон

Продолжение цикла следует
Изображения из музейных архивов, а так же с лицензией ССО
От редакции : Статьи данного цикла - результат сотрудничества сообщества "Истфак" и коллектива Верхотурского государственного историко-архитектурного музея-заповедника


Торговая платформа Pokupo.ru

vox-populiисторияобразованиеверхотурье
25%
5
229
188.429 GOLOS
0
В избранное
Сообщество Истфак
Historia est magistra vitae
229
0

Зарегистрируйтесь, чтобы проголосовать за пост или написать комментарий

Авторы получают вознаграждение, когда пользователи голосуют за их посты. Голосующие читатели также получают вознаграждение за свои голоса.

Зарегистрироваться
Комментарии (2)
Сортировать по:
Сначала старые